Молчание о митингах. Власть берет тайм-аут

Митинги против неДимонаВласти пока не выработали решение о том, как реагировать на прошедшие накануне протестные акции. Пока решено, что системные политики должны хранить по этому поводу молчание. При этом в Кремле начали обсуждать новую тактику работы с недовольной молодежью.

Комментарий пока дал только пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, который заявил в частности, что, по данным Кремля и силовиков, несовершеннолетним участникам акции организаторы обещали денежные вознаграждения в том случае, если они будут задержаны.

Все остальные лояльные властям политики так и не высказались. Собеседники Дождя в «Единой России» и Госдуме сказали, что получили сигнал хранить молчание. Получали ли такое же указание федеральные телеканалы, которые в течение воскресенья игнорировали протестные акции, Дождю выяснить не удалось. Федеральный чиновник в беседе с корреспондентом Дождя дал понять, что решение, как освещать акции, руководство каналов принимало самостоятельно, и отметил, что Владимир Соловьев на «России 1» все же подробно высказался о прошедших шествиях.

При подготовке к самому митингу у власти также не было единой стратегии, сообщили ранее источники Дождя, близкие к Кремлю и московским властям. Планировалось, что если участники перейдут на проезжую часть или организуют митинг вместо прогулки, то «полиция не будет себя сдерживать», говорил один из собеседников.

«На акции вышли инопланетяне»: чем всех удивили антикоррупционные митинги

Вряд ли у прошедшего митинга есть потенциал поднять серьезную протестную войну, говорит руководитель Фонда развития гражданского общества, бывший начальник внутриполитического управления президента Константин Костин. Акция прошла без лидеров в формате флешмоба, добавляет он. «Молодые люди просто ситуативно отреагировали на произвол. Во-первых, их задела брянская история, где старшеклассника забрали с уроков в полицию. Солидарность в этой возрастной группе очень высокая, поэтому они вышли на улицу. Плюс история с зеленкой и якобы минированием», — говорит он.

Кроме этого, по словам Костина, молодым людям не нравилось, что власть не отвечала на вопросы, которые их интересовали, в том числе из фильма-расследования Алексея Навального о Дмитрии Медведеве. «Их возмущает несправедливость и попытка запугать. Неприятные вопросы не должны повисать в воздухе. Как показывают предыдущие кейсы с расследованиями Навального в отношении высокопоставленных чиновников – любой ответ лучше, чем молчание или навешивание ярлыков. Такой подход сводит на нет протестный мобилизационный потенциал от расследований», — резюмирует эксперт.

Будет ли Кремль менять стратегию молодежной политики — пока неясно. Тема обсуждается, но дальнейшие действия остаются под вопросом, никаких решений нет, сказали Дождю два собеседника, близких к Кремлю. «Мне кажется, что вообще ничего делать не надо. Не стоит трогать молодежь — она сама разберется», — сказал Дождю кремлевский чиновник.

Молодежная политика остается на контроле у Кремля, в управлении внутренней политики есть департамент молодежной политики, а кроме этого недавно появилась экспертная группа, которая готовит к президентским выборам предложения по молодежной политике, говорит собеседник Дождя, близкий к Кремлю. По его словам, группу возглавляет политолог, профессор Высшей школы экономики Олег Матвейчев. Он не отвечал на звонки корреспондента Дождя.

Михаил Рубин, Дождь

Анатолий Несмиян: Гадкие лебеди

«Дождь» делает единственно верный вывод. В принципе, и без него и его собеседников по вчерашней реакции СМИ стало понятно, что власть попала в затруднительное положение. И проблема не в самих акциях и даже не в их массовости — хотя после памятных событий 6 мая далекого уже 12 года масштаб протеста впервые поднят до очень серьезного уровня.

Ступор вызван составом участников. Он очень серьезно отличается от состава участников событий 11-12 годов. Протест резко помолодел, а лозунги перестали иметь какую-то идеологическую направленность. Это просто протест — против лжи, бесперспективности, основанный на обычном отвращении к нынешней воровской вертикали — вплоть до физиологического уровня. Прежние методики стравливания между собой идеологически разнонаправленных протестантов здесь точно работать не будут — вчерашние протестанты в этом смысле неинициированы, им безразлична идеологическая подоплека. Чем-то все это напоминает возвращение к ситуации в песне «Чайфа»: «По телеку рядятся как дальше жить — достали».

Кстати, эта же ситуация ставит в ступор не только власть, но и оппозицию — как системную, так и маргинальную. У нее нет точек соприкосновения с вчерашней аудиторией протеста. Не факт, кстати, что они есть и у Навального — хотя болевую точку он нашел верно. Но только одну. А сколько их — никому неизвестно.

Перед нашими глазами раскручивается сюжет «Гадких лебедей» Стругацких: речь идет даже не о конфликте поколений, а о полном непонимании их друг друга. Интернет-поколение внезапно обнаруживает в себе черты, генетически отсутствующие у взрослых — полное отсутствие страха, неприятие лжи, прямую непосредственность.

Да, конечно, опытное старичье быстро найдет, как использовать и развернуть этот протест, эти ребятишки получат первый опыт цинизма — причем не своего, а чужого, в отношении себя. Но станут ли они такими же, как старшие — вопрос. Пока обнаружилось то, что у этих людей и у старших общей является только территория совместного проживания. Но у молодых есть одно явное преимущество — они будут жить на этой территории дальше. И непохоже, что их устраивает именно тот строй, который им предложен как единственный и непоколебимый.

В чем-то здесь есть что-то от идей, создавших ИГИЛ — свободные люди, переставшие бояться и не желающие жить в унижении — страшная сила, с которой невозможно справиться иначе, чем убить. Готов ли путинский режим убивать молодое поколение — вопрос риторический. Сочтут опасными — отдадут любой приказ. Спрячутся за любые спины — не впервой. Если путинский режим приговорил к смерти всю страну — то ему ли беспокоиться о каких-то недорослях? Правда, выполнят такой приказ или нет — неизвестно. Но вот то, что найти общий язык с этими людьми у мафиози из Кремля не получится — факт. Нет смысловых совпадений, нет общих кодов. Два разных и чужих языка, хотя оба — русские.

И вот это вынуждает власть брать тайм-аут. Нужно понять, что произошло и как быть. А пока «системным политикам» предписано заткнуться и символизировать непоколебимое спокойствие. А что им еще остается делать?

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *