Степан Демура о кризисе в России. Текстовая версия семинара 3 марта 2016 г.

Про банкиров и козлов отпущения

И выхода из этой ситуации нет. Из этой ситуации один выход – уничтожение долга. Путём дефолта. В существующей политической и экономической системе. Но всегда надо найти козла отпущения. Он уже назначен – это банкиры. Поэтому, если вы работаете в банках – скрывайте своё место работы. Банкиры во всём виноваты. По определению. Сейчас действительно идёт такой поиск козлов отпущения.

Deutsche Bank. Можно, я в конспирологию уйду? Далеко. Постараюсь вернуться. Deutsche Bank – это Ротшильды. Чем отличается финансовая система США от финансовой системы Евросоюза? В Евросоюзе прокладка, называемая ФРС, отсутствует. Если в США налогоплательщика Рокфеллеры и Ротшильды доят, условно говоря, через ФРС. Потому что правительство выпускает облигации, основным покупателем которых является сейчас ФРС. Соответственно, процент по этим облигациям идёт из кармана налогоплательщиков в ФРС. Она частная лавочка. И она финансирует дефицит бюджета США. Вместо того, чтобы доллары выпускало и печатало само правительство, как это было ранее, до 1913 года. В Евросоюзе решили с этим не заморачиваться. ЕЦБ не имеет права финансировать бюджетный дефицит стран-членов. Этим занимаются крупнейшие коммерческие банки. Поэтому, наезд на все крупные банки, и особенно на Deutsche Bank (самый крупный и самый слабый в Еврозоне) связан, я думаю, с внутриклановой борьбой.

Какая проблема у мудрых Ротшильдов? У них все активы в финансовом секторе. Промышленных активов у них практически нет. После первой и второй мировой войны, когда Рокфеллеры сделали их в одно нехорошее место, и отобрали практически все промышленные активы. У них в основном финансовый капитал. Поэтому, наверное, у них была попытка найти себе некую промышленную базу. Право собственности на средства производства в современном мире, как оказывается, важное и полезное право. Потому что это нечто, что даёт вам постоянный денежный поток. А банковские активы сегодня есть, а завтра увы. Нет банковской системы. Особенно в данном состоянии. А промышленные активы защищаются авианесущими группировками. У Ротшильдов не было такой возможности.

Поэтому, я думаю, что они решили покорешиться с китайцами. В Гонконг ушло практически всё золото из Швейцарии и Британии. Говорится о том, что международный финансовый центр переносится из Лондона в Гонконг. Подружились они с китайскими товарищами, надеясь, что у них есть финансовый капитал и золото, а у китайцев есть промышленная база и мощная армия. Но как-то не вовремя они подружились. Тоже об этом говорилось. Китай [сегодня] – это «совок» в 1985-1987 году. Всё очень быстро развалится. Не то, что на куски развалится. Но проблемы там будут серьёзные с экономикой и социальной стабильностью.

Американцы поняли со слов Бжезинского, что с Россией они поступили малограмотно. Сложилась ситуация, когда против Китая на этом огромном континенте у них союзников нет. Которые могли хоть как-то противостоять Китаю. Единственного возможного союзника зачморили и выжали, как лимон. Вовремя одумались.

Но не тут-то было. Тут уже подсуетились Ротшильды. Как нам говорили великие философы и экономисты, как Хазин, что Ротшильды – это лучшие друзья, с ними надо дружить. Но что-то не сложилось у нашего руководства с Ротшильдами. Периодически выходит товарищ Сорос (рупор Ротшильдов, частично управляющий их средствами), и говорит какие-то гадости по поводу России и нашего великого президента. Некрасиво получается.

Драчка идёт, и объясняется тем, что рентабельность капитала резко снизилась в мире. Был такой огромный рынок. Рынок сбыта. Не столько даже производства, сколько сбыта. В Китае была огромная популяция, у которой практически не было доходов. Сейчас в среднем у рабочего в Китае доходы уже выше, чем у россиянских рабочих. За четверть века вы получили огромный новый рынок сбыта с каким-то реальным платёжеспособным спросом. А сейчас платёжеспособный спрос там тоже начинает резко тормозиться. Потому что они тоже все перегружены долгами. Рентабельность капитала снова начинает снижаться. Начинается борьба за рынки сбыта. Не более чем.

Про экономические проблемы в Европе

[голос из зала: неразборчиво]

Испания свалилась первой. Сейчас на подходе Италия. В 2016-2017 годах у них снова огромные погашения. Сейчас ослабление евро объясняют беженцами. Я не шучу. В Греции проблем больше нет. Там всё решено. В Испании нет, в Португалии нет, у Deutsche Bank проблем нет. Основная экономическая проблема Европы – это кризис с беженцами. 1 млн беженцев приехало в область, где живёт 400 млн человек, и суммарный ВВП за 16 трлн евро. И вот из-за них все финансовые проблемы, и слабость евро. Потому что это грозит развалом Еврозоны. Дальше, судя по всему, эту проблему решат. Причём, скандинавы и немцы начинают её решать по-своему. На улицах уже. С чем их и поздравляю. Все 40 лет попыток сделать из них политически корректных овощей, по-моему, провалились немножко. К счастью. Эту проблему решат, так или иначе. Кого-то депортируют обратно. Потом снова за Грецию возьмутся. А ещё проблема с выходом Великобритании из Евросоюза. Это очень плохо влияет на евро. Вспомнят про Грецию, про Португалию, про Испанию, про Италию. Все программы помощи на 3 года, когда был греческий кризис.

Банковская система у Испании и Италии в полной жопе. Потому что экономика в полной жопе. Наступил момент, когда реальный сектор убивает финансовую пирамиду. Когда говорят о долге, почему-то очень часто забывают сказать, что вообще-то так принято, что у каждого долга есть обеспечение. Если это обеспечение начинает падать в цене, то, либо нужно донести денежки в банк, либо обеспечение продать. А обеспечение резко упало в цене. Будь то недвижимость, будь то бизнес. Посмотрите на динамику акций того же Deutsche Bank или банковского сектора Европы. Там просто в пол укатали.

[голос из зала: про валютные облигации российских банков]

У меня взгляд очень простой – долг подлежит уничтожению. Особенно долг любых корпораций, которые так или иначе относятся к развивающимся рынкам. Развивающиеся рынки и развивающиеся экономики взяли на себя огромное количество долга валютного. Если не ошибаюсь, 12-13 трлн долларов. А если вы посмотрите, что происходит последний год-полтора с валютами развивающихся стран (не только с рублём, но и со всеми остальными), то картина там весьма удручающая. Поэтому, любая корпорация, которая не имеет валютной выручки, но имеет валютный долг, [находится] в глубокой заднице. А, поскольку она в глубокой заднице (обычно структура развивающихся экономик такова, что там несколько крупных корпораций, в основном, сырьевых), то и банковская система данной страны тоже в глубокой заднице. Поэтому, тот валютный долг, который есть, подлежит уничтожению. Я бы к нему близко не подходил.

Про золото

[голос из зала: про бумажное золото]

Бумажного золота сейчас в 180 раз больше, чем реального. Причём, это бумажное золото, которое имеет право выходить на поставку. Не каждое бумажное золото может выйти на поставку. Поэтому, если кто-то решит пошутить в стиле братьев Хант [смеётся], выйдет на поставку, то будет очень жёстко.

Разойдётся ли бумажное золото с физическим? Я считаю, 100% [разойдётся]. Сейчас злые Ротшильды, судя по всему, пытаются сделать то же самое, что пытались в своё время сделать братья Хант. Физического золота у них больше всего, и у Ватикана. Ватикан мы оставим в стороне. Он им торговать не собирается. Практически, они [Ротшильды] добились того, что на биржах нет физического золота. На поставку выводить нечего. Им осталось скупить достаточное количество фьючерсных поставочных контрактов, и выйти на поставку. Чтобы поставить все биржи и (частично) банковскую систему раком. Но они забыли о том, как тогда нехорошие биржи обошлись с братьями Хант. Они просто изменили правила, и всё. То же самое сделают с Ротшильдами. А, поскольку у них нет авианесущих группировок – [неразборчиво].

Я думаю, это будет использовано. Это не просто всё там происходит. Когда это открытая информация, и она в свободном доступе, и это никак особо не муссируется (кроме как в кругах отдельных шизоидов, которых называют золотыми жуками). СМИ хранят гробовое молчание. И по поводу золота, и по поводу этой ситуации. Помните, какая истерия была, когда золото было под 2000 долларов за унцию? Тогда РБК чуть ли не каждый выпуск начинало с «Где сегодня золото?». Это из серии «Что у хохлов?» и «Ты видел госдолг США?». А сейчас гробовое молчание. Нет такого металла. И проблемы нет такой с поставками на бирже. Поэтому, наверное, это кем-то используется. Ситуация, я думаю, разрешится в ближайшее время.

[голос из зала: про банковские ячейки]

Оставлять в ячейке? У людей тут миллионы уносят из ячеек (смотри статью «Банковские сейфовые ячейки не являются надёжной защитой для личных ценностей») [усмехается]. Вы можете оставлять на ответственное хранение, но тогда банк должен знать, что лежит в ячейке.

Про кризис 2008-2009 годов и нынешний кризис

[голос из зала: неразборчиво]

В чём отличие ситуации 2008-2009 годов от ситуации сейчас? Есть три отличия.

Первое отличие. Тогда все начали падать вместе. И развитые, и развивающиеся, все понеслись вниз. И также резво потом стали отскакивать. Сейчас, как вы уже, наверное, заметили, мы находимся в состоянии из четырёх букв [очевидно – жопа], а ещё никто падать не начинал. Только Китай валится. Я имею в виду, развивающиеся рынки, Китай. Развитые рынки падать не начинали.

Второе отличие – там был совершенно однобокий рост всех рынков. Все росли, всё было замечательно и шоколадно. Последние несколько лет ситуация была несколько иной. Фондовые рынки тех стран, где работают печатные станки (Япония, Евросоюз, США) росли. Все остальные рынки, или не росли, или падали. Уже было очевидно, что были проблемы с ликвидностью. Ликвидность поступает не везде.

Третье отличие, фундаментальное, на уровне экономики. В 2008-2009 годах экономические проблемы возникли потому, что частично был коллапс банковской системы. Не реального сектора, а банковской системы. Это привело к тому, что аккредитивы было получить невозможно (2-3 недели). Потому что банки не доверяли друг другу, никто не знал, кто в каком говне сидит, и когда схлопнется. Поскольку на Западе все в основном работают по системе «точно вовремя», складские запасы минимальные, оптимизация всего и вся на свете, мы получили остановку международной торговли, остановку производств, и всё. Как только это всё рассосалось, складские запасы нужно было восполнять – экономика начала развиваться.

Сейчас мы имеем, что банковская система как функционировала, так и функционирует. Объём мировой торговли начинает уже сжиматься (или ноль, или минус год к году). Рынки развитых стран находятся на исторических максимумах. Им ещё падать и падать. Торговле сжиматься и сжиматься. Спросу на основные наши товары (сырьё) ещё падать и падать. Из этого делайте вывод – чем ситуация сейчас отличается от ситуации 2008-2009 годов. Глубиной и длительностью падения. Причём, заметьте, что проблемы в нашей экономики начались в конце 2012 года. Когда не было ещё никаких санкций, когда нефть была выше 100 долларов за баррель, и всё было шоколадно.

[голос из зала: неразборчиво]

Понятно – что произойдёт. Но непонятно – когда. ВЭБ будут спасать до последнего. Сейчас просто надо найти крайнего, кто за всё это заплатит. Разумеется, это будем мы. Тут без вопросов. Вопрос в том, по какой цепочке все выведенные деньги (за олимпиаду, за всё) уйдут из нашего кармана? И через какие агентства и инстанции? Вот и всё.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *