Сергей Шаталов о налоговой политике в России после 2018 года

Маленькие налоги, большие взносы

– Единицы регионов на это пошли из-за проблем с бюджетом. Вы часто даете льготы за счет регионов – это как морковку кинуть в клетку с тиграми – все равно не достать.

– Вы не правы. Это популярный, но неверный посыл! При всех трудностях с бюджетом 64 региона ввели налоговые каникулы, а 59 снизили налоговые ставки. Форматы таких решений разные: у одних для всех видов бизнеса, у других выборочно, исходя из своих приоритетов. Выходит, что тигры ручные. А что, по-вашему, следовало бы делать?

– Вводить в обязательном порядке на федеральном уровне.

– И потом компенсировать регионам выпадающие доходы? Хорошо, осталось только найти деньги. Кто за это заплатит?

– Да, это сложно, но тут как раз можно пожертвовать доходами бюджета ради стратегической задачи увеличения малого бизнеса, у которого такая малая доля в ВВП.

– Знаете шутку: «У нас самый крупный в мире малый бизнес»? Почему? Потому что верхний порог по выручке, допускающий упрощенную систему налогообложения, составляет более 60 млн руб. в год. Бизнес просит повысить планку до 120 млн, и это при том, что из всех «упрощенцев» 91% не дотягивает до 10 млн, а в 20 млн укладывается почти 96% такого бизнеса. Для сравнения: в Европе и США специальные налоговые режимы, как правило, предназначены для микробизнеса с выручкой в $20 000–30 000, иногда $50 000 в год. Почувствуйте разницу. Наш малый бизнес просто гигантский в таком случае!

И там ли мы ищем возможности стимулировать малый бизнес? Недавно с Минсельхозом обсуждали необходимость снижения ЕСХН. Из выборки по структуре налоговой нагрузки складывается типичная картина для бизнеса на ЕСХН: в год он платит 64 000 руб. налогов и 9 млн руб. взносов. Прекрасно, давайте снизим налоги в два раза. Сразу все станет хорошо?

– Ну и что делать с этими громадными взносами?

– Искать решение вместе с социальным блоком правительства.

– И все же, ведь бизнес смотрит на государство как на одно целое. Есть хотя бы идеи?

– А это уже системная и сложная задача. Правильно ли строится система медицинского, социального и пенсионного страхования и много ли в ней действительно страховых элементов? Давайте определимся с тем, когда и какими темпами приступить к повышению пенсионного возраста, давайте соотносить взносы на медицинское страхование с возрастом и здоровьем застрахованных и т. д. Может быть, стоит принять принципиальное решение, что по пенсиям государство отвечает только в пределах уплаченных взносов, а остальное – забота каждого работника. Тогда можно сделать совсем маленькие пенсионные взносы, но и пенсии будут соответствующие. В Китае, например, пенсии полагаются только госслужащим.

Возможно, пенсионная система должна быть более гибкой, позволяющей использовать и альтернативные пенсионные инструменты, удобные работникам и работодателям. Мне кажется, это особенно важно для молодежи, потому что к нынешней пенсионной системе, тем более в условиях такой турбулентности, особого доверия не наблюдается. Кто знает, что будет через 30 лет, когда нужно будет выходить на пенсию, и в какой степени она компенсирует утраченный заработок? Отсюда и готовность мириться с теневыми выплатами. Эти вопросы надо хотя бы обсуждать, но лучше со специалистами. Все-таки они «не по моей кафедре».

Доверие к закону

– Почему объявленная амнистия капиталов не заинтересовала тех, к кому была обращена, и как вы собираетесь скорректировать закон? И почему президент продлил ее всего на полгода – разве этого достаточно?

– Для успешности такой амнистии требуется несколько факторов: желание амнистируемых, доверие к государству, приемлемые с точки зрения заинтересованных и понятные им условия и правила, по которым проводится кампания. Плюс время, достаточное для того, чтобы не только собрать всю необходимую информацию, но и осуществить предписанные законом действия, например репатриацию активов. Судя по всему, с заинтересованностью и желанием проблем нет, особенно в связи с новациями по контролируемым иностранным компаниям и общемировым трендом на деофшоризацию и абсолютную прозрачность бизнеса. С главным условием – полное освобождение от налогов и санкций – тоже. С остальными параметрами сложнее. Президент дал гарантии неприкосновенности тем, кто откликнется на призыв «закрыть прошлое», но будут ли этому следовать правоохранители, если в законе есть зазоры? А зазоры есть, и их вряд ли можно закрыть разъяснениями и толкованием, поскольку закон прямого действия не наделил никого соответствующими полномочиями. Отсюда – осторожность и выжидательная позиция. Число откликнувшихся действительно крайне невелико.

После консультаций с бизнесом Минфин полагает необходимым уточнить некоторые детали закона. Вероятно, следует расширить список активов, подпадающих под амнистию капиталов, за счет нематериальных активов и долговых обязательств. Надо дать возможность декларировать не только банковские счета, но и средства на них, а также распространить эту норму на счета контролируемых иностранных компаний, включая трасты. По-видимому, следует уточнить, что требование о репатриации активов должно распространяться исключительно на денежные средства на счетах в банках, открытых в совсем черных юрисдикциях, определив при этом и сроки репатриации. Есть и другие моменты, но даже перечисленные корректировки могут качественно поменять восприятие закона.

Что касается срока, то, конечно, лучше бы дать еще год. Но и за полгода можно успеть, учитывая, что многими анализ уже проведен и определенные подготовительные мероприятия сделаны. Важно внести окончательную определенность не позднее января-февраля, чтобы опять не столкнуться с цейтнотом.

– Вы думаете, что эти небольшие корректировки закона создадут доверие? Насколько может увеличиться количество деклараций?

– Принципиально. Для большого числа граждан они просто откроют шлагбаум. По моим оценкам, основанным на встречах со многими адвокатскими, банковскими и другими подобными структурами, представляющими интересы своих клиентов, речь может идти о многих тысячах наших сограждан и десятках миллиардов евро. Даже если лишь часть этих активов будет задекларирована, многие люди будут чувствовать себя увереннее, а бюджетные поступления со временем увеличатся за счет налогов на дивиденды, проценты и другие доходы от иностранных источников, средства же, переведенные в Россию, окажутся совсем не лишними для отечественной экономики.

– А вам не кажется, что сама по себе была плохая идея заставлять сдавать декларации в депозитарии – кто хочет признаваться госорганам во всех своих грехах?

– Наоборот. В декларации можно описать все прошлые схемы и правонарушения, тем самым получив индульгенцию в части задекларированных отступлений от закона или просто неоднозначных либо сомнительных действий. Истребовать декларацию для подтверждения прав на защиту может только сам декларант, если, например, к нему с вопросами придут правоохранители.

– Вам не кажется, что антиофшорная политика проваливается? Подано пока очень мало уведомлений по контролируемым иностранным компаниям (КИКам).

– Не соглашусь. Подано уже несколько тысяч уведомлений, во многих из них указаны не десятки, а сотни и даже тысячи КИКов. Это уже неплохо. Если все срастется с амнистией капиталов, можно ожидать дальнейшего раскрытия. На это же направлены и давно ожидаемые бизнесом поправки в НК по КИКам. Они снимут вопросы двойного налогообложения при некоторых транзакциях, упростят возврат активов из трастов и отчетность по КИКам, добавят привлекательности признанию российского налогового резидентства иностранными компаниями, сократят отчетность контролирующих лиц и гарантируют им уверенность в понимании своего статуса при владении небольшой долей в иностранной компании. Все инициативы последних лет по деофшоризации внедряются последовательно и в целом аккуратно. Они полностью укладываются в «План BEPS», одобренный G20.

Мир стремительно меняется в сторону все большей открытости и прозрачности. И мне хочется пожелать всем вашим читателям чувствовать себя в нем свободно и уютно! Если получится…

– В СМИ появлялась информация о вашем возможном уходе из министерства. Уйдете или останетесь?

– Я сейчас нахожусь перед выбором, очень ответственным. В ближайшее время определюсь.

Источник — Ведомости

Читайте также:

1 комментарий

  1. Хранитель:

    Много болтал. Выставили на пенсию:

    ***

    Премьер-министр Дмитрий Медведев отправил в отставку замминистра финансов Сергея Шаталова, отвечающего за налоговую политику. Такое распоряжение, как передает «Интерфакс», 18 января опубликовано на портале правовой информации.

    «Освободить Шаталова Сергея Дмитриевича от должности заместителя Министра финансов Российской Федерации в связи с выходом на пенсию», — говорится в распоряжении за подписью главы правительства, датированном 15 января.

    Освободившееся место, по данным «Ведомостей», займет директор департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Илья Трунин. Газете об этом сообщили два федеральных чиновника.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *