Ведомости: Без контакта с рейтинговыми агентствами рейтинг России мог быть еще ниже

Минфин не откажется от рейтингаМинфин не откажется от рейтинга, пишут «Ведомости». Опрошенные изданием эксперты считают, что без контакта с рейтинговыми агентствами суверенный рейтинг России мог быть еще ниже.

Россия может отказаться от договора по поддержанию кредитного рейтинга страны, заявил ранее замминистра финансов Сергей Сторчак, курирующий долговую политику, в том числе работу с международными рейтинговыми агентствами. Так он прокомментировал решение международного рейтингового агентства Moody’s снизить суверенный рейтинг России — вслед за агентством Standard & Poor’s (S&P) — до спекулятивного уровня, вызвавшее в Минфине недоумение, обиду, негодование и подозрения в политической мотивированности такой оценки. Российская сторона регулярно проводит встречи с рейтинговыми агентствами, предоставляет все необходимые материалы, но «это бесполезно в этой ситуации», сказал Сторчак: «Пора прекратить цацканье с агентствами».

Сторчак высказал свою личную позицию, говорит федеральный чиновник. Она была эмоциональной, признает сотрудник Минфина. Минфин не рассматривает возможность расторжения договорных отношений с международными рейтинговыми агентствами, заверила пресс-секретарь министра Светлана Никитина. «Мы продолжим вести открытый диалог. Как и прежде, на регулярной основе будем предоставлять всем агентствам актуальную макроэкономическую информацию. Продолжим разъяснять все аспекты бюджетной и финансовой политики с целью повышения рейтинга в среднесрочной перспективе», — сообщила Никитина.

Но в ближайшее время вряд ли рейтинг будет повышен, сообщило Moody’s. Непредсказуемость политики — один из трех факторов снижения рейтинга, объяснило оно, наряду с ухудшением финансового положения и экономики из-за кризиса на Украине и падения цен на нефть.

Ранее крайне негативную оценку решения Moody’s высказал министр финансов Антон Силуанов. Снижение рейтинга вторым агентством — хуже, чем первым или третьим: спекулятивный рейтинг от второго агентства означает, что Россия покинула инвестиционную категорию — если оценка трех агентств разная, то рейтинг двух из трех считается довлеющим.

Отказ от договора с эмитентом по поддержанию рейтинга не означает автоматического прекращения рейтингования. Рейтинговые агентства могут продолжать рейтинговать эмитента дистанционно, т. е. без контактов с ним, на основе информации из открытых источников — такая практика существует в отношении и компаний, и государств. Например, из 129 стран, рейтингуемых агентством S&P, у 18 — так называемый unsolicited rating (дистанционный). Среди таких стран — Германия, Франция, Швейцария, Италия, Япония, Сингапур, Турция, Великобритания, США. Поддержка рейтинга без контракта с эмитентом продиктована, как правило, интересами инвесторов и, кроме того, для присвоения рейтингов компаниям-эмитентам важно иметь суверенный рейтинг их страны, объяснил представитель S&P.

Европа, США — довольно большие рынки и в отношении их достаточно публичной информации для того, чтобы дистанционная оценка была корректной, говорит директор по региональным рейтингам агентства «Рус-рейтинг» Антон Табах. Тем не менее это не избавляет от скандалов: европейские и американские чиновники нередко реагируют на негативные рейтинговые действия так же, как российский Минфин, и даже еще эмоциональнее — например, итальянский парламентарий предлагал вообще запретить публиковать рейтинги, а чиновники Австрии и Германии — создать европейские рейтинговые агентства, чтобы не полагаться на американские. Белый дом, впрочем, тоже высказывал недовольство ухудшением прогноза по рейтингу, а за завышенные, по его мнению, перед кризисом 2008 г. рейтинги даже подал на S&P в суд. Европарламент после кризиса ужесточил регулирование деятельности рейтинговых агентств — в частности, публиковать суверенные unsolicited rating они могут не менее двух, но не более трех раз в год и только строго по расписанию.

Дистанционные корпоративные рейтинги обычно бывают ниже, чем «контактные», у всех трех мировых агентств: как показало исследование рейтингов компаний и банков за 1996-2006 гг. экспертами Frankfurt School of Finance & Management, Goethe-University Frankfurt и European Business School, одна из причин занижения — недостаточная прозрачность эмитентов. К такому же выводу пришли эксперты Loyola College in Maryland и Towson University, проанализировав дистанционные рейтинги японских эмитентов.

Но для компаний дистанционный рейтинг скорее редкость, а в отношении стран это нормальная практика, говорит Табах. Однако для России unsolicited rating, скорее всего, был бы хуже, полагает он, поддерживать контакт с агентствами в ее интересах. Основная проблема с такими странами, как Россия, не недостаток информации, а те ощущения, которые агентства получают при общении с чиновниками в отношении экономических и финансовых перспектив страны, говорит директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ Олег Буклемишев: «Вопрос не в фундаментальных показателях, а в будущем — из-за хаотично формируемой антикризисной политики, метаний Центробанка плюс еще ситуации на Донбассе складывается в итоге довольно неприглядная картинка». Сейчас рейтинг определяют не экономические, а политические факторы, заключает он. И Минфину тоже обижаться не на кого: «А что было неожиданного [в снижении рейтинга России]? Минфин сдал в Госдуму заведомо нереалистичный бюджет, страна второй месяц без бюджета, с непонятным секвестром — на что обижаться?»

Читайте также:

комментария 4

  1. Анархист:

    Мы платим за расчет рейтинга, чтобы нас с полной грязью не смешали. Горько и обидно. Может наша экономика и хуже германской и американской, но уж никак не хуже итальянской и турецкой. А экономика Японии с ее 300% внешнего долга к ВВП ну никак не может быть лучше российской.

    Прекратите платить за рейтинг! Пусть считают как хотят, а у нашей страны есть, куда потратить эти деньги, с большей пользой.

  2. kostik1:

    Жадные проходимцы их рейтинговых агентств корчат из себя осведомленных джентельменов. На самом деле они мошенники, дающие советы инвесторам, на деньги оцениваемых эмитентов долгов.
    Схема мошенничества проста: чем больше эмитент нуждается в деньгах, тем больше он готов заплатить за высокий рейтинг и вот тут появляется целая толпа нанятых респектабельных клоунов, доказывающих высокий рейтинг полного банкрота.

    Не верите — посмотрите на рейтинг США — полного безнадежного банкрота.

    Ответьте, хоть одно рейтинговое агенство заплатило штраф или компенсацию после банкротства Лерман Бразерс и краха мусорных облигаций?

    И что, их вымазали в смоле и обваляли в перьях? Отнюдь, наш Минфин и Центробанк поют им осанну и готовы им ноги мыть и воду пить.

    А может пора всем этим шутам, вместе с их поклонниками дать пинка под зад?

    • Хранитель:

      Рейтинг считается на основе открытой отчетности, и агентство не виновато, что из Лерман Бразерс липовую отчетность гнали.

      Полностью соглашусь с тем, что нужно перестать платить за рейтинги. Они для нас давно уже не ориентир, хватит тратить на это народные деньги.

  3. Анархист:

    Видать этот Строчак — единственный порядочный человек в Минфине. Жаль, что его здравые слова сейчас преподносят как излишне эмоциональную реакцию.

    Пора прекратить цацканье с агентствами!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *