Банковский кризис в России: какие банки попадут в белый список и получат поддержку

Недавно Банк России опубликовал обновленные критерии, по которым российские банки могут быть отнесены к системно значимым. Регулятор даже назвал примерное количество таких банков в будущем списке — 50. Аналитики Standard & Poor’s насчитали среди своих российских клиентов всего 13 таких банков. И утверждают, что российским кредитным организациям не надо стремиться быть системно значимыми в мировом масштабе.

Системно значимые финансовые институты — это такие институты, чей крах или неожиданное банкротство из-за их размера, взаимосвязи с другими структурами и прочего может вызвать существенный сбой в финансовой системе страны их базирования или даже в глобальном масштабе.

FSB не дремлет

Совет по финансовой стабильности при G20 (FSB) совместно с Базельским комитетом по банковскому надзору разработал критерии, по которым банки из разных стран относятся к системно значимым. Список таких банков обновляется каждый год. Согласно последней редакции от 11 ноября 2013 года, системно значимыми являются 29 финансовых институтов со всего мира, среди которых HSBC, JPMorgan Chase, Barclays, BNP Paribas, Citigroup, Deutsche Bank, Bank of America и другие:

Системно значимые банки мира

При этом относимые к системно значимым банки должны повысить резервы на возможные потери, сопряженные с невыполнением обязательств, с 1% до 2,5% от активов, взвешенных в соответствии с уровнем риска. Если же у банка не были созданы резервы, то их необходимо создать на уровне 3,5% от акционерного капитала.

Базельский комитет по банковскому надзору выделяет системно значимые банки, исходя из пяти категорий одинакового «веса» (по 20%):

  1. размер банка,
  2. оценка активности взаимодействия банка с другими институтами,
  3. внутренняя взаимосвязанность элементов в банке,
  4. взаимозаменяемость элементов в структуре банка,
  5. сложность построения банка.

За исключением «размерной» категории, Базельским комитетом предусмотрены различные индикаторы внутри оставшихся четырех категорий. Каждый индикатор «весит» равный процент. Так, если в категории всего два индикатора, то каждый индикатор «весит» по 10%, если индикаторов три, то «вес» каждого составит 6,67%.

Показатель каждого частного индикатора каждого банка высчитывается путем деления суммы показателя конкретного банка в евро на агрегированную сумму этого показателя по всем банкам, взятым за образец. Полученное число умножается на 10 000. Например, если при делении показателя размера одного банка на показатель размера всех банков-образцов получилось 0,03, то такой банк набирает в указанной категории 300 баллов.

Банки, отбираемые в качестве образцов, должны либо входить в число 75 крупнейших мировых банков (по показателю «соотношение заемных и собственных средств банка» на конец финансового года, высчитанному по методике «Базеля III»), либо быть системно значимыми по итогам прошлых подсчетов, или быть выбранными в качестве образцов национальными органами надзора.

Русский путь

Критерии, предложенные Банком России, в целом несильно отличаются от зарубежных, но имеют свои особенности. Наш регулятор определил так называемый обобщающий результат, преодоление которого будет относить российский банк к системно значимым. Данный показатель у одной кредитной организации должен быть выше 0,17% от суммарного показателя всех кредитных организаций.

Среди количественных показателей деятельности системно значимых банков ЦБ, в частности, интересует:

  1. размер банка по величине балансовых активов,
  2. условия обязательств кредитного характера,
  3. взаимосвязанность с другими кредитными и финансовыми организациями (в частности, объем средств, размещенных банком в сторонних организациях и привлеченных от них же),
  4. объем вкладов физических лиц.

Старший аналитик Standard & Poor’s Юлия Козлова указывает, что в явном виде доли вкладов населения в критериях определения системно значимых банков Базельским комитетом нет. В международных критериях больший акцент делается на взаимосвязанности банка с мировой финансовой системой и другими финансовыми институтами. «Мы полагаем, что для глобальных мультинациональных банков зависимость от депозитов физических лиц в одной конкретной стране невелика, — отмечает Козлова. — Глобальные банки привлекают большое количество фондирования с рынков капитала, поэтому этот аспект становится более важным и включается в критерии. В то же время при определении системно значимых банков на национальном уровне депозиты действительно обычно являются одним из параметров в критериях определения системно значимых банков (например, в Дании и Швейцарии)».

Следует отметить, что S&P также имеет собственную методологию по выявлению системно значимых банков в России. В целом методология присвоения рейтингов S&P заведомо предполагает, что некоторые банки являются системно значимыми и что государство будет оказывать им поддержку в случае возникновения у них финансовых трудностей.

S&P выделяет среди рейтингуемых им банков кредитные организации с высокой, умеренной и низкой системной значимостью. Определение данного параметра зависит от того, насколько возможный дефолт финансового института повлияет на стабильность национальной экономики и на банковский сектор.

Финальный рейтинг каждого банка, оцениваемого S&P, состоит из двух элементов — собственной кредитоспособности банка и внешней поддержки, которая может быть ему оказана от материнской структуры в случае, если банк является элементом более крупной и устойчивой финансовой группы, либо от государства, если оно является собственником банка или относит банк к системно значимым. Например, если собственную кредитоспособность Альфа-Банка S&P оценивает на уровне «BB», то за счет того, что банк относится к банкам с умеренной системной значимостью, он получит на одну ступень больше и его финальный рейтинг будет на уровне «BB+».

На данный момент аналитики Standard & Poor’s относят к банкам с высокой системной значимостью ВТБ и Газпромбанк, а также Сбербанк и Россельхозбанк, хотя последние не рейтингуются S&P. Альфа-Банк, Банк Москвы, «Россия», «Уралсиб» и некоторые другие относятся компанией к банкам с умеренной системной значимостью:

Системно значимые банки России

При этом S&P не считает необходимым включать в список системно значимых банков региональные кредитные организации. «Даже если мы понимаем, что в регионах могут присутствовать финансово сильные локальные институты, мы, как правило, не считаем их системно значимыми в контексте всей российской финансовой системы, потому что последствия дефолта такого банка могут быть существенными для региона, но не для финансовой системы в целом», — объясняют в агентстве.

Российские банкиры не совсем согласны с такой позицией

«Если банк является региональным, но в своем регионе занимает абсолютно доминирующее положение, тогда имеет смысл относить его к системно значимым. Другое дело, что в России нет ни одной кредитной организации, крах которой оказал бы резко негативный эффект на весь регион», — заявляет первый заместитель председателя правления СМП Банка Александр Левковский.

По мнению председателя правления Нордеа Банка Игоря Буланцева, как раз значимость отдельной кредитной организации для региона присутствия может быть дополнительными критерием отнесения к системно значимым институтам. В Промсвязьбанке также полагают, что некоторые банки с наличием ярко выраженного «домашнего» региона (Северо-Западный федеральный округ, Дальний Восток, Татарстан) по масштабу бизнеса вполне могут претендовать на статус системно значимых.

Минус на плюс

«Сейчас многие говорят о том, что попадание в список системно значимых организаций — это некая охранная грамота, автоматически означающая надежность банка и то, что он в любом случае будет спасен. Но если посмотреть, как понятие системно значимых банков трактуется в международной практике, мы увидим, что это не те банки, которые в любом случае будут спасены, а те, которые будут нести дополнительную регулятивную нагрузку, — обращает внимание ведущий аналитик S&P Ирина Велиева. — Мы можем ожидать, что российский регулятор будет находиться в русле мировых тенденций. И что в перспективе у него возникнет вопрос о том, каким образом и какие конкретно меры будут вводиться в отношении банков, которые попадут в списки системно значимых, чтобы ограничить их рост, лучше мониторить их риски, создавать отрицательные стимулы для этих банков с точки зрения развития высокорисковых операций. На самом деле быть системно значимым банком означает находиться под более жестким надзором регулятора. Это не однозначный плюс, как данная информация сейчас трактуется рынком, а некая мера, которая будет накладывать на банк дополнительную ответственность».

Опрошенные Банки.ру представители российских кредитных организаций также склонны полагать, что внесение в список системно значимых институтов сразу аукнется банку дополнительным вниманием со стороны Центробанка.

«К формированию перечня системно значимых банков я отношусь позитивно, здесь можно говорить о создании некого эталона, к которому все участники рынка будут стремиться, — комментирует старший вице-президент Бинбанка Петр Морсин. — С другой стороны, предположу, что такие банки окажутся под более пристальным контролем со стороны всех заинтересованных лиц. Банки, попавшие в этот перечень, будут обязаны, что называется, держать марку».

Морсин также отмечает, что важно максимально корректно донести идею формирования списка системообразующих банков до широкой аудитории. У нее должно быть адекватное отношение к тем участникам рынка, которые не попадут в перечень системно значимых.

«Конечно, одним из значимых плюсов включения в список системно значимых институтов является хороший имиджевый эффект. Причем это более важно для частного банка, а не для государственного, — говорит Александр Левковский. — Однако сложно сказать, какая будет практическая польза от включения в данный список для определенной кредитной организации. Главным же минусом может стать более внимательное отношение регулятора к деятельности банка, ведь Центробанк также будет чувствовать большую ответственность».

Буланцев подтверждает, что для системно значимых банков существует множество плюсов: это и большая вероятность поддержки со стороны регулятора при появлении кризисных явлений, и потенциально меньшая стоимость заимствований на рынках капитала, и повышенная лояльность клиентов — как физлиц, так и корпораций. «При этом включение в этот список означает для банков, попавших в него, более жесткие нормативные требования, усиленный финансовый контроль со стороны Центрального банка и, как следствие, необходимость проведения более консервативной политики развития», — уверен банкир.

Директор по исследованиям и аналитике Промсвязьбанка Николай Кащеев говорит о том, что среди плюсов для банка, попавшего в список, можно назвать повышение доверия со стороны вкладчиков и контрагентов, что в итоге может отчасти способствовать удешевлению стоимости фондирования такой кредитной организации. «На фоне последних отзывов лицензий, в частности у довольно крупного Мастер-Банка (занимал 72-е место по активам), вхождение в список может означать для клиентов дополнительное подтверждение устойчивости», — дополняет эксперт.

«Создание списка системно значимых банков — это уже сложившаяся мировая практика. В США после краха Lehman Brothers и последующего финансового кризиса законом Додда — Франка был установлен перечень банков too big to fail. В этот список вошел ряд кредитных организаций, проблемы в которых могут иметь негативное системное влияние на экономику в целом, — рассказывает аналитик Хоум Кредит Банка Станислав Дужинский. — Поэтому подход ЦБ РФ повторяет мировую практику. К банкам, вошедшим в список системно значимых, безусловно, будет более пристальное внимание со стороны регулятора. Но одновременно они смогут рассчитывать на государственную поддержку при наступлении какого-либо внешнего негатива. Я думаю, что это придаст большую стабильность банковской системе в целом».

Руководитель аналитического управления Национального рейтингового агентства Карина Артемьева предполагает, что повышенное внимание регулятора к системно значимым банкам вполне может привести к созданию института кураторства для таких банков, а также возникновению дополнительных требований по отчетности либо даже новых форм отчетности. «С другой стороны, и поддержка будет таким банкам в случае необходимости оказываться с большей степенью вероятности. Разумеется, такие банки будут более привлекательны для клиентов», — говорит наша собеседница.

Что касается попадания российских банков в мировые списки системно значимых институтов, например тот же список совета по финансовой стабильности при G20, эксперты почти единогласно высказываются против такой возможности. «Наши банки еще не доросли», — говорят банкиры и аналитики.

«Скорее всего, если российский банк попадет в список системно значимых инстутитов совета по финансовой стабильности, то это будет являться предметом национальной гордости. Но так как к банкам из списка совета предъявляются еще более жесткие требования, то я не уверена, что сами российские банки захотят оказаться в этом списке», — заключает Юлия Козлова из Standard & Poor’s.

Анна Дубровская, Banki.ru

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *