Вэнь Цзябао: причина финансового кризиса — несбалансированность отдельных экономик

Предлагаем вашему вниманию интервью Вэнь Цзябао, премьера Госсовета КНР. Тема беседы, естественно, глобальный кризис и валютные курсы.

«Мы курсом валюты не манипулируем», — Вэнь Цзябао, премьер Госсовета КНР

Авторы Лайонел Барбер, Джеймс Киндж, Джефф Дайер, Источник – «Ведомости» от 03.02.2009, №18 (2288)

На только что завершившемся саммите Всемирного экономического форума в Давосе все говорили о том, как вернуть доверие — к рынкам, финансовым институтам, бизнесу и капитализму в целом. Премьер-министр Китая Вэнь Цзябао был в центре внимания: от состояния китайской экономики сегодня во многом зависит благополучие экономики мировой. После саммита Вэнь отправился в турне по европейским странам. Главная цель его поездки — убедить торговых партнеров в том, что Китай готов вместе со странами Запада бороться с мировым кризисом. В Лондоне китайский премьер, редко дающий интервью, согласился встретиться с журналистами Financial Times. Свое турне он назвал «поездкой доверия». «Я хочу продемонстрировать уверенность в том, что удастся преодолеть трудности, вызванные финансовым кризисом, что Китай будет тесно сотрудничать с европейскими странами, чтобы развивать стратегическое партнерство, что Китай будет сотрудничать с международным сообществом, чтобы вместе пройти через тяжелые времена», — сказал Вэнь Цзябао.

— Центральная тема завершившегося саммита в Давосе — как вернуть доверие. Что для решения этой проблемы может сделать Китай?

— Я уверен, что китайская экономика сможет пережить финансовый кризис. Эта уверенность основана на научном подходе, а также на реалиях сегодняшнего мира и самого Китая. Ее источник — сделанная нами надлежащая оценка текущей ситуации. Я чувствую уверенность, потому что за последние 30 лет, когда Китай проводил реформы и открывался миру, мы заложили прочную материальную и техническую основу и сейчас у нас есть качественные институты и механизмы. Я уверен, потому что в Китае существует стабильная финансовая система. И потому что у Китая большой рыночный потенциал и поле для маневра. Но самое важное — моя уверенность основана на смелых и твердых решениях, принятых китайским правительством. Мы принимаем много таких решений — и делаем это быстро.

— Достаточно ли велик пакет мер по стимулированию экономики? Или могут понадобиться дополнительные меры?

— Перед лицом финансового кризиса правительства должны принимать планы мероприятий — достаточно крупных, чтобы стимулировать экономическое развитие. Такой план должен быть полным и всеобъемлющим. Он должен быть направлен как на глубинные причины, так и на симптомы проблем, кроме того, он должен принимать во внимание и текущие трудности, и долгосрочное развитие ситуации. Наш план состоит из пяти главных компонентов (см. врез). Я могу привести статистику, связанную с его реализацией. У нас есть инвестпрограмма общей стоимостью 4 трлн юаней ($584 млрд), которые будут израсходованы в течение двух лет на стимулирование внутреннего спроса, прежде всего потребительского. Мы израсходуем 600 млрд юаней ($87,6 млрд) на научные и технологические инновации, а также на техническое перевооружение. На улучшение системы здравоохранения израсходуем 850 млрд юаней ($124,1 млрд). Финансовый кризис еще не достиг дна, поэтому мы будем пристально следить за развитием ситуации и можем предпринять новые, своевременные и решительные действия.
Все эти меры должны приниматься превентивно, до того как наступит рецессия, чтобы максимально усилить их позитивный эффект. В противном случае усилия будут потрачены впустую.

— Многие экономисты назвали резкое замедление роста ВВП Китая в IV квартале прошлого года падением с обрыва. Вы согласны с такой оценкой?

— Рост ВВП КНР составил 9% в 2008 г., но в IV квартале был резкий спад до 6,8%. В результате международного финансового кризиса мы видим сокращающийся внешний спрос. Наш бизнес сталкивается с трудностями. У нас появились избыточные производственные мощности в ряде отраслей и выросла безработица. Экономика сталкивается с растущим давлением, и это означает, что мы столкнулись с большими трудностями. Возможно, у вас возникнет вопрос: как же вы можете чувствовать себя уверенно в таких обстоятельствах?

— На чем основывается ваша уверенность, что вам удастся чудесным образом показать рост ВВП Китая в 8%?

— Думаю, что это зависит от четырех факторов. Во-первых, мы должны быть уверены, что все уже принятые нами политические решения, а также любые новые меры будут эффективны. До сих пор все принятые нами политические решения направлены на стимулирование реальной экономики и стимулирование потребления. Главный удар финансового кризиса пришелся на реальный сектор китайской экономики. Во-вторых, мы должны действовать быстро. Мы начали принимать первые меры в июле и масштабные шаги — с октября прошлого года. В декабре центральное правительство приняло решение инвестировать 100 млрд юаней ($14,6 млрд), и сейчас я могу сказать, что оно уже исполнено — выделены реальные средства и решено, на какие проекты они будут потрачены. До Праздника весны (китайский Новый год. — «Ведомости») мы осуществили инвестиции еще на 130 млрд юаней ($19 млрд), и эти средства были распределены между проектами. В-третьих, мы должны предпринимать решительные шаги. В особых условиях необходимы чрезвычайные меры. Мы не должны ограничивать себя обычными формальными рамками. Успех зависит от скорости и интенсивности этих мер. В-четвертых, мы должны сделать так, чтобы эти меры были эффективны. В конце прошлого и начале этого года мы приняли меры для того, чтобы сделать бытовую технику, сельскохозяйственное оборудование и автомашины более доступными в сельских районах Китая. С января этого года мы начали вносить изменения в НДС, что сберегло китайскому бизнесу 120 млрд юаней ($17,5 млрд). Все эти меры уже реализованы.

— Потребительские расходы имеют решающее значение для поддержки экономики. Вы согласны с утверждением, что готовность потребителей покупать — это вопрос патриотизма?

— Я не согласен с такой упрощенной постановкой вопроса. Я полагаю, что это мнение, которое может быть поддержано рядом СМИ или частных лиц. Но мы действительно считаем, что потребительские расходы имеют жизненно важное значение для стимулирования экономического развития. Хотя я не думаю, что мы можем знать, сколько потребитель потратит в конечном итоге. Его желание потратить не зависит от лозунгов. Оно зависит от того, сколько денег у него в кармане и наличия товара на рынке. И мы предприняли несколько шагов по решению этого вопроса. В начале этого года мы выплатили единовременные субсидии 74 млн человек. В среднем каждый получил 100-150 юаней ($14,6-22). В пятый раз подняли пенсии бывшим работникам предприятий на 10%, и каждый получил 110 юаней ($16,1).
Мы также повысили минимальный уровень оплаты для людей, живущих в трудных условиях, увеличили размер пособий для льготных категорий граждан. Также предприняли еще один непростой шаг — повысили зарплату 12 млн учителей средней и начальной школ (входят в систему обязательного образования). Мы хотим приравнять их доход к доходам госслужащих.
Я полагаю, что люди будут готовы тратить, коль скоро у них появятся деньги. Мы приняли решение о том, что с 20 января по 31 декабря 2009 г. налог на покупку транспортных средств для автомобилей с объемом двигателя до 1,6 л включительно будет уменьшен вдвое. Это дало такой мощный импульс, что в первый же день действия этого распоряжения были распроданы все машины со складов.

— За прошедший год на Китай оказывалось значительное давление в отношении курса юаня, минфин США заявлял, что Китай манипулирует своей валютой. Получили ли вы от президента США Барака Обамы заверения в том, что Америка займет более примирительную позицию? Что вы можете ответить на обвинения в манипулировании национальной валютой?

— Обвинения в том, что Китай манипулирует курсом валюты, полностью безосновательны. Со второй половины 2005 г. мы начали реформу валютного режима Китая. За три года юань в реальном выражении укрепился на 21% к доллару и на 12% к евро. Сейчас в Китае установлен рыночный управляемый плавающий курс юаня к корзине валют. Этот режим отвечает нынешнему состоянию экономики и нуждам страны. Я хочу подчеркнуть, что наши действия направлены на поддержание курса юаня на обоснованном и сбалансированном уровне.
Это в интересах не только Китая, но и всей мировой экономики. Это отвечает усилиям международного сообщества по преодолению финансового кризиса. Многие не понимают этого аспекта. Сильные колебания курса юаня принесут только большие неприятности.

— Считается, что виновник финансового кризиса — США. Сам кризис начался в Америке. Было допущено много ошибок в риск-менеджменте и регулировании. Но что вы можете ответить тем, кто полагает, что в кризисе отчасти виноват дисбаланс в мировой экономике, в том числе валютные резервы Китая в $2 трлн?

— Полагаю, это нелепо. Я считаю, что причиной финансового кризиса стала несбалансированность отдельных экономик. У них в течение долгого времени был двойной дефицит (бюджета и счета текущих операций. — «Ведомости») и поддерживался высокий уровень потребления за счет массового кредитования. В подобных экономиках не существовало эффективного регулирования финансовых институтов, которые получали огромные прибыли при крайне высоком уровне заемных средств. Лопнув, этот пузырь причинил всему миру немало бед. Китай — крупная развивающаяся страна, где проживает 1,3 млрд человек. В пересчете на душу населения ВВП Китая составляет всего 1/16 ВВП Великобритании. Для экономического развития и повышения уровня жизни нам крайне необходимо иметь в распоряжении крупные финансовые резервы. Я считаю, что, если сорящие деньгами люди обвиняют тех, кто давал им в долг, они путают добро и зло. Подобную черту олицетворяет персонаж книги «Путешествие на Запад» Чжу Ба-цзе. Есть и китайская пословица о тех, кто обвиняет в своих грехах собственных благодетелей. Я изложил свою точку зрения бизнесменам в Давосе, и они согласились со мной.

— Правильно ли мы понимаем, что китайское правительство может использовать часть резервов внутри страны для стимулирования экономики?

— Валютные резервы отражают экономическую мощь страны. Сейчас мы изучаем вопрос, как наиболее рационально и эффективно использовать их для экономического развития Китая. В прошлом году мы передали в управление Китайской инвестиционной корпорации $200 млрд.
Валютные резервы необходимо тратить за рубежом, и в основном они будут израсходованы на стимулирование международной торговли и инвестиции. Мы хотим использовать эти средства для закупки необходимого технологического оборудования и продукции.

Китайский план

По словам Вэнь Цзябао, план поддержки экономики Китая состоит из пяти главных частей.

1. «Мы хотели бы стимулировать рост внутреннего потребления, который будет прежде всего поддерживаться значительными госрасходами».
2. «Мы корректируем и оживляем развитие 10 ключевых отраслей».
3. «Мы примем меры
для ускоренного технического перевооружения».
4. «Мы намерены создать достаточно всеобъемлющую систему социальной защиты».
5. «Мы намерены сохранять финансовую стабильность, чтобы поддержать экономическое развитие».

FT, 2.02.2009, Михаил Оверченко, Василий Кашин, Антон Осипов, Денис Малков

Постоянный адрес материала: http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2009/02/03/179846

О Вэнь Цзябао:

Родился в 1942 г. Окончил Пекинский геологический институт по специальности «инженер-геолог»
________________________________________
1968
политорганизатор бригады геомехаников геологического управления провинции Ганьсу
________________________________________
1983
заместитель министра геологии и полезных ископаемых КНР
________________________________________
1985
замруководителя канцелярии ЦК компартии, в 1986 г. возглавил канцелярию
________________________________________
1998
член секретариата ЦК и член политбюро,
вице-премьер Госсовета КНР
________________________________________
2003
премьер Госсовета КНР и секретарь партийной группы Госсовета КНР

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *