Короткие новости, мониторинг санкций, анонсы материалов сайта и канала "Кризистан" – в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

Деньги почти кончились. Как военные расходы, инфляция и санкции убивают экономику РФ

Российский бюджет и валюта

Российская экономика становится неуправляемой, а российская валюта больше ничем не обеспечена, считают опрошенные Delfi эксперты. Центральный банк не способен сдержать инфляцию, которую провоцируют растущие военные расходы. Импорт падает. Нефть дешевеет и, благодаря недавним решениям ОПЕК, может подешеветь еще сильнее.

На этом фоне российские власти готовятся повысить налоги на доходы граждан и прибыль компаний. Однако, и эта мера может не принести ожидаемого результата. Все эти факторы могут серьезно подорвать способность путинского режима продолжать боевые действия.

С начала СВО российской экономике предрекали крах, но она оказалась на удивление устойчивой. 20 736 санкционных решений, направленные против почти всех отраслей российской экономики, оказались не слишком эффективными. Производство растет, голода и разрухи в стране не наблюдается.

Российское производство достигло практически полной загрузки — более 80%. За четыре месяца 2024 года, по данным Росстата, промышленное производство выросло на 5,2% по сравнению с тем же периодом прошлого года. В то же время вырос дефицит российского бюджета: за январь — апрель 2024 года он составил 4,081 трлн руб. Эта цифра более чем в 2,75 раза выше предварительной оценки Минфина РФ, опубликованной в середине мая — 1,484 трлн руб. Двумя днями ранее Минфин даже был вынужден внести в Госдуму поправки в закон о госбюджете, повышающие его годовой дефицит с 1,595 трлн руб. до 2,120 трлн руб.

«Военные расходы в России растут так сильно, что Минфин уже не в состоянии ими управлять», — объясняет Delfi российский экономист в изгнании, доктор Игорь Липсиц, один из основателей московской Высшей школы экономики. — 2024 год Россия более-менее продержится. А вот насчет ситуации в 2025-2026 годах никто ничего сказать не может».

И, видимо, в России это тоже начали понимать. Руководить крупнейшего российского государственного «Сбербанка», старый знакомый Путина Герман Греф, в конце прошлой недели выступил на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ, прошел с 5 по 8 июня) с откровенно мрачным заявлением.

Чего боится Герман Греф

Герман Греф назвал модель российского экономического роста примитивной — по его словам, она находится на «исторических максимумах» возможностей капитала и использования рабочей силы и вскоре потеряет темпы роста. Греф считает, что рост экономики РФ основан на росте зарплат во всех секторах экономики, вызванного бюджетным финансированием оборонного сектора (его он тактично назвал «машиностроительным») и увеличении объема розничных кредитов, которые берут получатели растущих зарплат. Этот рост, по словам главы Сбербанка, должен был бы компенсироваться увеличением импорта. Но этого не происходит из-за «специфической геополитической ситуации», то есть из-за СВО и международных санкций. «Товаров не становится больше, люди больше их производить не начинают, цены на них повышаются. Таким образом, производительность труда не только не растет, она падает», — сказал путинский банкир. Российская экономика, по его мнению, находится на «пределе экономического роста»

Оценка Грефа базируется на фактах. А они говорят, что российская экономика вплотную подступила к своему разрушению. В своем аналитическом бюллетене российский ЦБ прямо утверждает, что она начала замедляться. Например, безработица в России достигла исторического минимума — 2,6%. Фактически, это означает, что страна достигла полной занятости. Даже Владимир Путин признал проблему дефицита кадров в своем выступлении на ПМЭФ.

Военные расходы в этом году составляют треть российского бюджета — 10,8 трлн рублей (109,6 млрд евро). Только в марте, по данным Росстата, зарплаты в РФ выросли почти на 13% в реальном выражении, то есть без учета инфляции.

Всего с начала прошлого года, по данным ЦБ, портфель потребительских кредитов российских банков вырос почти на 23% или примерно на 6,6 трлн руб (68,6 млрд евро). Кроме того, с апреля прошлого года по апрель нынешнего россияне взяли еще 8 трлн руб (83,4 млрд евро) ипотечных кредитов.

Получается, что объем ипотечных и потребительских кредитов превышает военный бюджет страны как минимум в полтора раза.

«Россияне ожидают рост инфляции, поэтому они бегут покупать все что могут, как сумасшедшие. Рост спроса на инфляционных ожиданиях разгоняет инфляцию еще больше. Это давно известный экономический механизм», — объясняет экономист Игорь Липсиц. Он согласен в оценках с главой «Сбербанка».

«Кредитов меньше брать не стали, но экономика не в состоянии производить больше товаров», — объясняет Delfi российский экономист в изгнании профессор экономики Андрей Яковлев, ассоциированный исследователь Центра Дэвиса при Гарвардском университете.

Финансовая изоляция

Импорт иностранных товаров в Россию падает. По данным российской таможни в I квартале этого года он сократился на 9,1%. Из стран Европы — на 19,2%, из американских стран — на 18,9%, из стран африканского континента — на 4,5%, из азиатских стран — на 3,6%. В марте упал импорт из Китая: в долларовом выражении — на 14%. В апреле — на 13,6%. В мае падение продолжилось, но было уже гораздо меньше — 2%. Это особенно опасно для российской экономики, поскольку 60% импорта приходится именно на Китай.

В конце мая российские СМИ сообщили, что крупнейшая китайская оптовая торговая платформа Alibaba перестала принимать платежи из России и отправлять товары в страну. Уход Alibaba с российского рынка будет означать серьезные проблемы для российской розничной торговли. Компания обладает отлаженными платежными и логистическими решениями, которым пользуются множество российских розничных и интернет-торговцев. Будут проблемы и у военной промышленности. До сих пор на этой платформе можно было оптом купить, например, такие товары двойного назначения, как бензиновые моторы для авиамоделей, которые можно использовать при строительстве дронов. Там же продавались и электронные комплектующие. Aliexpress, розничное подразделение Alibaba, продолжает работать в России, но заказывать там крупнооптовые партии таких товаров невозможно.

Проблема — в блокировке или задержках платежей из России иностранными банками, в том числе банками Китая. В декабре прошлого года Джо Байден своим указом дал право Казначейству США вводить вторичные санкции, вплоть до полной заморозки активов в США, против иностранных банков, которые проводят транзакции российских компаний, связанных с военно-промышленным комплексом. В итоге с начала года банки Турции, ОАЭ и Китая перестали принимать у российских компаний плату за импортные поставки. За ними последовали банки Армении и Казахстана. Отметим, что эти две страны — члены ЕАЭС, российского экономического союза, внутри которого нет банковских и таможенных границ.

По сведениям источников японской газеты Nikkei, в среднем задержка платежей сейчас составляет месяц и более. По информации российской газеты «Коммерсант» задержка может составлять до 10 месяцев. При этом расчеты за российский импорт из Китая идут не в долларах, а в юанях. Это происходит потому, что большинство российских банков с начала СВО находятся под санкциями и отключены от международной системы платежей SWIFT. Российский банк ВТБ открыл в Шанхае свое представительство для прямых расчетов в юанях. Очередь на открытие счета там занимает несколько месяцев — слишком много желающих.

«Шанхайский офис ВТБ, — говорит Игорь Липсиц, — тоже временное решение. Это обычный китайский банк. Если китайские власти решат, что он может быть причиной конфликта экономики Китая с экономикой США в целом, то они его закроют. И сделать он ничего не сможет».

«Под давлением угрозы вторичных санкций банки включают процедуру комплаенса. Они должны удостовериться, что товар, за который идет платеж, не попадет в военную промышленность, — объясняет Андрей Яковлев. — Российские поставщики пробуют обходить санкции через китайские банки третьего-четвертого эшелона. Это приводит к замедлению поставок и их удорожанию. Рубль сейчас укрепляется именно из-за проблем с импортом».

«Падение поставок и банковские проверки приводят только к дополнительному разгону инфляции, — добавляет Липсиц. Российские торговые сети обычно держат на складах товаров на 3 месяца, и оборотных средств имеют на такой же срок. Задержки поставок требуют увеличения оборотных средств, а взять их можно только в кредит в банке под немыслимые проценты», — добавляет Липсиц. Сегодня процентные ставки в российских банках достигают 18% годовых и более.

Центробанк теряет управление

Какая в России инфляция, точно никто не знает. Официально — по данным Росстата, годовая инфляция в начале июня составляла 8,17%. Однако, население, согласно последнему опросу ЦБ, наблюдает инфляцию в размере 14%, бизнесмены ожидают общую инфляцию в размере 19,6%, а в розничной торговле — 37,7%.

«Говорят, что опасна гиперинфляция, она убивает экономику. Но достаточно инфляции на уровне около 20%. В этой ситуации предприятиям нет смысла расширять производство. Их продукция лежит на складах и каждый месяц дорожает», — говорит Игорь Липсиц.

В качестве реального показателя инфляции в России он предлагает рассматривать объем денежной массы в России — то есть наличных и безналичных рублей в обращении. На 1 июня этот показатель равнялся 102,3 трлн рублей (1,07 трлн евро). 1 июня 2023 года он был равен 86,197 трлн руб (950,8 млрд евро). За год денежная масса выросла на 18,7%. За прошлый год она выросла на 19,4%. За 2022 года — на 24,4%

Российские власти это понимают. Весь прошлый год ЦБ РФ только и делал, что поднимал ключевую ставку, пытаясь бороться с инфляцией. С декабря 2016 года она составляет 16%. Ожидалось, что 7 июня совет директоров ЦБ ее поднимет, но он этого делать не стал, чтобы не портить Путину ПМЭФ. Председатель ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что нынешняя ставка в 16% не сдерживает экономический рост, и если позволить высокой инфляции «укорениться», то это «будет иметь сильные негативные последствия и для граждан, и для перспектив будущего экономического роста». Она пожаловалась, что ВВП в I квартале увеличился на 5,4%, а номинальные зарплаты — на 20%. Совет директоров ЦБ соберется снова 26 июля. Ожидается, что тогда он поднимет ставку сразу до 18%.

«Ни в какие стандартные экономические раскладки такая высокая ставка при официальной инфляции почти в два раза ниже это не укладывается. Такого не бывает. Макроэкономисты предполагают, что такое теоретически может быть, если большая часть кредитов предоставляется по льготным ставкам. Это означает, что ЦБ теряет рычаги управления экономикой,» — говорит Андрей Яковлев. — Поднятием ставки ЦБ планировал экономику затормозить, но экономика не тормозится.»

Липсиц считает, что ЦБ ждет еще больших показателей инфляции, чтобы потом поднять ставку «с чистой совестью».

Экономика без резервов

Кроме проблем с инфляцией у российской экономики есть серьезная проблема с обеспеченностью национальной валюты. Большая часть российских международных резервов (около 300 млрд евро) была заморожена в Европе и США. Сейчас

Америка и страны ЕС намерены финансировать помощь Украине из прибыли, которую приносят эти средства.

В распоряжении ЦБ РФ хранятся монетарное золото (то есть слитки и монеты) на 175,9 млрд долларов (то есть примерно 2364 тонны). Однако быстро и незаметно продать такое количество золота невозможно, тем более что с началом СВО, США, Великобритания, ЕС, Швейцария и другие страны ввели эмбарго на импорт российского золота. За весь 2022 по данным Reuters Россия продала в ОАЭ, Турцию и Китай всего 116,3 тонн золота.

Остаются средства «Фонда национального благосостояния» (ФНБ). На 5 июня этого года его объем составлял 12,7 трлн руб (131,6 млрд евро). Однако лишь менее половины фонда ликвидна: остальное вложено в российские ценные бумаги.

Российские власти считают, что объем ликвидной части ФНБ составляет 5,046 трлн рублей (52,3 млрд евро). Это менее чем на 1 трлн рублей больше, чем текущий дефицит российского бюджета. Если к концу года российским властям не удастся сократить дефицит бюджета, им придется возмещать его из этих средств. И тогда от них ничего не останется. Но если этого не произойдет, эти средства могут заменить международные резервы ЦБ. Их уровень считается достаточным, если его хватает на оплату трех месяцев импорта.

Такая ситуация сложилась в российской экономике впервые с 1990-х годов. Однако, даже такая оценка ликвидности активов ФНБ очень оптимистична. В реальности их гораздо меньше. Примерно четвертая часть этой суммы — рубли (1,252 млрд руб), которыми Россия не может расплатиться за рубежом. Кроме того, часть этих активов номинирована в золоте «в обезличенной форме». Эта формулировка означает, что никакие золотые слитки не лежат в тайных подвалах. Просто ФНБ считает, что один из его счетов номинирован в золоте. Формально его 329,705 тонн. При текущей цене это примерно 22,6 млрд евро. Но реализовать его на внешнем рынке не получится.

Остается третья часть ликвидных активов — 227,6 млрд китайских юаней. По нынешнему курсу это 29 млрд евро. Но этими деньгами можно оплатить импортные поставки на 1,25 месяца, что гораздо меньше необходимого минимума.

«Российская валюта ничем не обеспечена. ЦБ покупает у Минфина неликвидное золото, а расплачивается за него напечатанными рублями. Минфин выпускает ничем не обеспеченные облигации. ЦБ принимает их в залог у банков, а взамен выдает им ничем не обеспеченные кредиты. Это нереальные деньги, потому что единственный материальный компонент в российской экономике — это оружие», — говорит Игорь Липсиц.

На этом фоне российские власти затеяли повышение налогов. В следующем году за счет подъема налога на прибыль компаний с 20% до 25% и введения прогрессивной шкалы налога на доходы граждан они намерены в собрать 2,6 трлн руб (26,9 млрд евро). Игорь Липсиц считает, что это только первый шаг, и повышение налогов продолжится.

«Российское правительство базово готовится к худшему,» — полагает Андрей Яковлев, — исходя из того, что в следующем году доходы российского бюджета сократятся». Он полагает, что российской экономике угрожает бюджетный кризис.

И у этих ожиданий есть серьезные основания. 2 июня ОПЕК+ приняла решение не продлевать добровольные ограничения на добычу нефти после сентября этого года. К концу года страны ОПЕК+ будут производить на 1 млн баррелей в сутки больше, чем сейчас, а к концу следующего — на 2,5 млн.

Похоже, что печальные перспективы России хорошо понимают даже страны «глобального юга» и ее нынешние экономические партнеры. На ПМЭФ в этот раз приехали лишь президенты Боливии, Зимбабве, Республики Сербской в составе Боснии и Герцеговины и вице-президенты Сальвадора и Венесуэлы (по экономике). Приехали делегация террористического движения «Талибан» и министр иностранных дел и внешнеэкономических связей Венгрии Петер Сийярто.

Основные покупатели российской нефти — Китай и Индия — не прислали даже своих послов в Москве.

Источник — Delfi, редактура под текущее законодательство РФ — наша

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *