Короткие новости, мониторинг санкций, анонсы материалов сайта и канала "Кризистан" – в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

Армения собралась в Евросоюз. Как ее будут проверять — судите сами, примут или нет

Черномырдин, цитаты

— Она вступит в ЕС сразу после Турции, а Турцию не примут никогда, — шутки острого на язык Виктора Черномырдина до сих пор актуальны. Число стран постсоветского пространства, стремящихся влиться в европейское сообщество, растет. И если изначально шутка адресовалась лишь одной стране, то теперь уже не хватит пальцев на руке, чтобы пересчитать всех желающих получить статус если не полноценного участника, то хотя бы кандидата.

В Армении прорабатывают вопрос о вступлении в ЕС

В разное время о планах стать частью объединенной Европы в Армении говорили и президент, и спикер парламента, и представители разнообразных министерств и ведомств. 

Самое свежее заявление принадлежит главе МИДа страны Арарату Мирзояну:

— Учитывая все вызовы, которым мы вынуждены противостоять в течение последних трех-четырех лет, в Армении активно обсуждаются существующие новые возможности. Не раскрою секрета, если скажу, в этом ряду есть также идея членства в ЕС (цитирую по Интерфаксу).

Мирзоян утверждает, что таково желание армянского народа.

Первое, о чем я подумал, просмотрев цитаты — даже не экономика. Я вспомнил географию, согласно которой Армения расположена в Передней Азии на северо-востоке Армянского нагорья. Если в Турции 3% территории относится к Южной Европе, что дает право географически пользоваться статусом европейской страны, то у Армении такого преимущества нет.

Но что значит география в 21 веке, когда человеческая цивилизация уже должна была выйти на мир без границ, с равными возможностями для всех и распространением «четырех свобод» Европы на всю территорию Земли? Так что не будем придираться к географии, посмотрим лучше на экономику.

А она… маленькая

У Турции, страны-кандидата в члены ЕС, которую не берут, валовый продукт составляет более 900 млрд долларов. Как две Австрии, три Румынии или Чехии, пять Венгрий.

Армения высоким ВВП похвастать не может: всего около 20 млрд долларов (цифры по Всемирному банку за 2022 год). Это уровень Албании, Габона, Йемена или Палестины. В полтора раза меньше, чем у малонаселенной Исландии, и в 2 раза меньше, чем у принятых в сообщество Эстонии и Латвии.

Кто-то возразит, что при невысокой численности населения страна не сможет конкурировать по ВВП с мировыми лидерами, и будет прав. Конкуренция всегда идет в рамках стран со схожими параметрами. 

Но это не отменяет факт, что менее 400 тысяч жителей Исландии умудряются создать годовой валовый продукт в 28 млрд долларов, а почти 3 млн армян наработали только на 20 млрд.

Если взять схожие по населению страны, то Литва и Уругвай с похожей численностью жителей умудрились выйти на ВВП в 71 млрд долларов.

Предложить Евросоюзу что-то уникальное, чего нет в других странах и ради чего стоило бы принять страну, Армения вряд ли сможет. И ответ от ЕС будет такой же, как и другим желающим: толстенные инструкции о том, что нужно переделать, изменить и отреформировать, чтобы получить вожделенный статус.

Злые языки говорят, что эти инструкции специально составлены так, чтобы выполнить их в полном объеме было невозможно. И если страну захотят взять, в них никто и не заглянет, а проверка пройдет лишь на выполнение пяти Маастрихтских критериев.

5 критериев, по которым проверяют желающих вступить в ЕС

Я удивился, но при желании Армения сможет их выполнить. Обычно самым сложным для экономически слабых стран считается:

  • Поддержание курса национальной валюты в заданном диапазоне на протяжении двух лет,
  • Контроль ставок по долгосрочным гособлигациям, чтоб они не превысили более чем на 2% ставки в странах ЕС с самой низкой инфляцией.

В случае Армении эти два критерия выполнимы в перспективе 2-3 лет. Как и критерий по госдолгу — при вступлении он не должен превышать 60% от ВВП. За последние 25 лет Армения лишь один раз вылезла за этот порог — в 2020 году, когда уровень госдолга достиг 63,47%. Текущие показатели — 49,64%. Это почти в 2 раза меньше, чем в среднем по странам, перешедшим на евро (90,9%).

Проблемы со вступлением начинают маячить, когда смотришь «социальную часть» Маастрихтских критериев — контроль инфляции и дефицит бюджета. За весь период постсоветской истории в Армении не было ни одного года, когда казна не испытывала бы недостатка в средствах:

Армения, дефицит бюджета

Проблема в том, что расходы бюджета настолько скудные, что секвестировать особо нечего. Нет крупных трат, которые можно отложить, перенести на будущие периоды. Чтобы удержаться в пределах 3% от ВВП, может потребоваться урезать и без того слабую социалку.

Что касается инфляции, то здесь проблема в жесткости самого критерия: ее уровень не должен быть более чем на 1,5% выше средней инфляции в трех странах ЕС с наиболее стабильными ценами. Читай — с самой низкой инфляцией. Например, по итогам января-февраля это Дания (1,2%), Португалия (2,1%) и Чехия (2,3%). Считаем среднее, получаем 1,87%. Плюсуем полторашку, выходит 3,37%.

В Армении уже несколько месяцев фиксируется дефляция, и сейчас она формально выполняет требование. Но проверка на соответствие критерию инфляции после выполнения первых четырех требований может дать совершенно иной результат: подгонка законодательства под европейские нормы в подобных странах разгоняет рост цен. В случае с Арменией можно ждать уровня 8-10% — как минимум.

Справится ли Армения? Не разочаруется ли армянский народ, к которому апеллирует Мирзоян, когда поймет, что путь в Евросоюз связан со снижением (вероятно, временным) уровня жизни? Будем посмотреть. Я бы на месте Армении в сторону наращивания инвестиционной привлекательности работал, а не о Евросоюзе рассуждал.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *