Короткие новости, мониторинг санкций, анонсы материалов сайта и канала "Кризистан" – в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

Голем войны. А.Несмиян о перспективах арабо-израильского конфликта

Арабо-израильский конфликт

Новое обострение между Израилем и сектором Газа носит сугубо объективный характер, который обусловлен тупиком, в котором находится и сектор, и соседствующие с ним территории.

Бизнес ХАМАС — это война с Израилем. Топливо для этой войны — демографический фактор сектора. Как в свое время сказал Ясир Арафат, «главное оружие Палестины — матка палестинской женщины». Сектор Газа застрял на переходе между первым и вторым типом воспроизводства населения. Существующий уровень медицины способствует большему выживанию детей, при этом рождаемость остается на уровне, характерном для традиционного общества — то есть, высокой. Соответственно, крайне высокий процент молодого населения, у которого просто нет никакой работы и перспектив. ХАМАС предоставляет им работу и перспективу — быстро и ярко умереть. В чистом виде та самая цивилизация смерти, как ее предлагает создать в России Дугин.

Теоретически проблема сектора решается через его принудительную урбанизацию и переход на новый уровень развития. Городское население уже во втором-третьем поколении переходит окончательно на второй тип воспроизводства, который характеризуется низкой рождаемостью и низкой детской смертностью, еще через одно-два поколения возникает новая точка баланса, и население уменьшается до размеров, которые способны сосуществовать с новой городской средой относительно бесконфликтно. Там, правда, возникают новые противоречия внутреннего характера, но в целом территория становится существенно более безопасной.

Однако для такого перехода требуется проект развития с соответствующим ему ресурсом. У Израиля его нет. Международному сообществу не до того. Арабские страны не готовы оказать помощь палестинцам, их вполне устраивает текущее состояние, позволяющее держать ситуацию на относительно приемлемом уровне, подбрасывая туда некоторую помощь, которая и является оплатой ХАМАС за поддержание обстановки в ее циклически кризисном состоянии.

Израиль, кстати, тоже в определенном смысле заинтересован в продлении текущей ситуации, так как она привычна. Под нее заточена политическая и военная структура Израиля, и если вдруг пропадет угроза, то не у дел окажется достаточно большой слой политического класса, для которого противостояние с арабским миром — это их хлеб, бизнес и политическая субъектность. Другой фланг израильского политического пространства — леваки и либералы, тоже мало чем способствует выходу из этого тупика, так как фактически предлагают капитуляцию, которая прикрыта разными красивыми словами. Капитуляция в данном контексте — это тоже не решение проблемы, так как вообще никак не затрагивает базовое противоречие существующего конфликта.

Парадокс ситуации в том, что она стала привычной для всех сторон конфликта и для окружающего его пространства. Возникла система с четкими признаками гомеостаза, который чрезвычайно тяжело разрушить. По сути, израильско-палестинский конфликт можно представить в виде специфического и своеобразного Голема, обладающего двумя ключевыми признаками квази-жизни: он борется за свое выживание и сопротивляется любым попыткам его системного урегулирования через создание новой системы отношений, направленной на мирное строительство в Газе. Второй признак — он постоянно требует «питания», которое обеспечивается периодическими военными обострениями. Боевые действия ожесточают обе стороны, делая процесс урегулирования и саму постановку вопроса о смене парадигмы бесконечного противостояния нереалистичной.

Подобные Големы практически неубиваемы. В старые добрые негуманные времена решение такого рода проблем достигалось геноцидом. И Ближний Восток буквально пестрит историями о массовом истреблении одной из сторон того или иного конфликта. Естественно, в версии победителей, так как у побежденных фактически не остается возможности изложить свою версию. Сейчас времена другие, а потому прежние способы не работают. А новых пока нет. И даже непонятно, появятся ли они в обозримом будущем. Хотя, будем откровенны, решение продемонстрировано в Косово, откуда удалено практически всё сербское население. А теперь и в Карабахе, который полностью очищен от армян. Вроде не геноцид, но результат тот же.

Поэтому Голем жив, пышет здоровьем и прекрасно себя чувствует. Обе стороны конфликта с удовольствием его подкармливают и обеспечивают его жизнеспособность. Победа в этой войне не нужна никому, так как никто не представляет себе будущее после этой победы. Образа будущего нет, его заменяет бесконечное настоящее. Поэтому просто некуда стремиться, а главное — зачем?

***

Зомби с обоих сторон российско-украинского конфликта с удовольствием рассказывают, что «та сторона» активно вооружала боевиков ХАМАС, по какой причине и случилось вчерашнее недоразумение. Тяжело сидеть в окопе, весь мир сужается до щели в блиндаже, ты вообще все рассматриваешь исключительно через эту щель.

То, что какая-то контрабанда могла бы попасть в сектор Газа, сомнений не вызывает. Но точно не в промышленных масштабах. Израиль достаточно жестко блокирует территорию Газы на предмет провоза вообще любых грузов, поэтому просто так отпустить туда сколь-либо большое количество вооружений предельно непросто. Это не значит, что оно туда не попадает, но рынок явно немаржинальный, слишком много побочных расходов.

Вообще, торговля оружием на Ближнем Востоке организована иначе, чем это представляет патриотическая зомби-общественность, что в России, что на Украине.

Центром черной торговли оружием является Йемен. Именно туда отгружаются основные партии контрабанды этим востребованным товаром. А вот уже оттуда оно расползается по всему региону. Ведущие племенные группы Йемена задействованы в этой торговле. Причем чем знатнее клан, тем к более серьезным вооружениям он имеет отношение. Клан бывшего президента Салеха, к примеру, приторговывал даже СКАДами.

Поэтому прямых поставок в сектор Газа практически не бывает. Все происходит совершенно иначе. И если там и всплывает российское или украинское оружие — это мало о чем говорит, так как сама по себе организация снабжения обезличивает страну происхождения, товар проходит через много рук и по большому счету вообще неважно, кто источник. Равно как продавцу глубоко наплевать, кто в конечном итоге купит его товар, так как свои деньги он уже получил от оптовика.

***

Вне всяких сомнений, через месяц-пару в Израиле начнется разбор полетов. Ситуация экстраординарная, а потому на стрелочников перевести будет непросто.

Премьер Нетаньяху сделал свою политическую карьеру на жестких лозунгах, и провалился, как руководитель страны в вопросе безопасности полностью. Поэтому просто на армию свалить ему ответственность не удастся. Впрочем, политики — существа скользкие и не слишком честные, так что, может, и выкрутится. Однако в любом случае в очередной раз израильтяне смогли убедиться, что существующие механизмы обеспечения безопасности не работают. Их можно обойти или сломать.

Раз так — то нужно думать, как обеспечить безопасность иным путем.

Их, в сущности, два. Каждый обладает своими существенными недостатками, но каждый создает свою собственную сбалансированную систему. Понятно, со своими (и уже новыми) противоречиями.

Первое решение — классическое. Геноцид или любая его разновидность — как это было в Косово или совсем на днях в Нагорном Карабахе. То есть — полная ликвидация самой проблемы. Возникает технические проблемы — куда деть изгоняемое население, как организовать изгнание, как отбиться от мирового сообщества и так далее. Но это решение, устраняющее нынешний тупик.

Второе решение — чудовищно долгое и сложное. С ним вообще мало кто мог справиться, это высший пилотаж управления, но ничего секретного в нем нет. Речь идет о цивилизовывании дикарей, подтягивания их до уровня, на котором они начнут ценить жизнь свою и других людей, а значит — начнут ее уважать.

Этим занималась и Римская империя, и все колонизаторы, и Советский Союз. Само по себе решение не отменяет жестких реактивных решений по разного рода эксцессам, превентивной работы по тем, кто категорически не готов становиться нормальным. Но направление понятно. Смысл сказанного — кто-то должен взять ответственность за несколько миллионов палестинцев и помочь им перейти из традиционного уклада в модерн. Нет ни малейших сомнений, что нынешние лидеры Палестины — будь то ФАТХ или ХАМАС — рассматривают власть как источник извлечения доходов для своих верхушек. Высшие руководители этих организаций — мультмиллионеры или даже миллиардеры, их абсолютно устраивает сложившаяся ситуация, они кормятся на ней. А потому никогда и ничего менять не будут. Ну кто же в здравом уме будет резать свой источник дохода?

Разговоры о том, что оба пути нереалистичны, сложны и тому подобное, лишены оснований. «Кто хочет — ищет возможности, кто не хочет — причины». Если нынешний механизм не работает, нужно искать новый. И понятно, что вопрос нужно задавать не только палестинской верхушке, но и израильской, которая тоже вполне комфортно существует в выстроенном неработающем механизме. А потому менять его не собирается. Зачем, если на жесткой риторике можно получать голоса, выигрывать выборы  и становиться премьером? Это удобно, привычно и совершенно беспроигрышно.

Сложившаяся системе противостояния удобна для обеих сторон, да и не только для них. Однако пока нет никаких признаков, что кто-то готов выдвинуть иной проект, подкрепить его дорожной картой и обозначить ресурс, необходимый для его реализации. А значит — не изменится ровным счетом ничего.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *