Поколения без пенсий, или Куда пойдет пенсионная реформа

Новая концепция системы пенсионного обеспечения, представленная на прошлой неделе правительством президенту, сразу же вызвала шквал критики, пишет МК. Как отмечают эксперты, в документе, разработанном Минтруда, фактически предлагается вернуться к советской системе, когда размер пенсии будет крайне слабо зависеть от зарплаты, зато крайне сильно — от мнения государства, сколько именно нужно платить пенсионеру.

Надежная карьерная техника от отечественной компании «ВнешТоргБизнесБайкал»: бульдозер D9N,R, ЭКГ 5А, японский автокран, БелАЗ 7540, 7555 и другая спецтехника. На сайте компании можно подобрать бюджетные варианты — купить спецтехнику и оборудование б/у, а также запчасти к ним.

Главная новость для будущих пенсионеров — это предложение Минтруда «оптимизировать» накопительную часть отчислений в пенсионную систему, снизив их с нынешних 6% до 2% зарплаты. Впрочем, снижения общих отчислений это вовсе не означает — «освободившиеся» 4% пойдут в бюджет Пенсионного фонда России (ПФР), из которых платятся социальные пенсии. Т.е. разработчики концепции предлагают, чтобы основная часть дохода пенсионеров шла из «общего котла», а не из личных накоплений, аккумулируемых на персональных счетах граждан. Авторы концепции надеются, что новая система позволит к 2030 году сбалансировать бюджет ПФР, который сейчас дефицитен. Еще одна новация — жесткая привязка пенсии к трудовому стажу: чтобы получать в старости нормальный доход, гражданам придется отработать не менее 40 лет.

«По сути, в варианте, предложенном Минтруда, назначение трудовых пенсий будет происходить примерно таким же образом, как в советской системе пенсионного обеспечения, — полагает президент Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев. — Ключевую роль предлагается отдать стажу, а влияние зарплаты будет нивелироваться различного рода поправочными коэффициентами. Реально на пенсию, на которую хотят рассчитывать наши граждане, можно будет заработать только при стаже в 40 лет, то есть при выходе на пенсию к 65 годам. Можно сказать, что основная идея новых предложений — максимально снизить зависимость пенсий от доходов. Пенсия, к примеру, бюджетника, всю жизнь проработавшего на низовых должностях, практически не будет отличаться от пенсии человека, который крайне напряженно работал, пусть не 40, а скажем, 25–30 лет, много зарабатывал и заплатил огромное количество денег в виде пенсионных взносов. Получается, что никаких стимулов платить взносы в пенсионную систему попросту нет. Пик заработка у нас сейчас приходится на 35 лет, в 65 лет, когда люди выходят на пенсию, у них зарплата в среднем на 25% ниже — это данные Росстата. И в 35 лет человек, не понимая, сможет ли он даже просто физически выработать необходимые 40 лет стажа, едва ли будет задумываться над тем, чтобы аккуратно направлять взносы в Пенсионный фонд».

Не в восторге от новой концепции и представители профсоюзов. «Нужно для начала понять, что такое солидарная часть ответственности в нашей пенсионной системе, — говорит председатель Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Иван Мохначук. — Мне кажется, что правительственная статистика не совсем верна. У нас считается, что „срок дожития“, то есть средняя продолжительность получения пенсии, — 21 год. Получается, что, если люди выходят на пенсию в 60 лет, они должны в среднем жить до 81 года. У нас же средняя продолжительность жизни — 73 года».

Однако главная претензия большинства экспертов все же сводится даже не столько к конкретным расчетам, сколько к самой идее де-факто отказаться от накопительного принципа формирования пенсионной системы. А также к той легкости, с которой власти каждые несколько лет меняют правила игры для будущих пенсионеров.

«Менять концепцию пенсионной системы каждые несколько лет — это катастрофа, поскольку такая практика лишает население каких-либо стимулов реально задумываться о собственном пенсионном обеспечении — например пытаться заработать себе на приличную пенсию, — полагает Михаил Дмитриев. — Это выглядит как игра в одни ворота: сколько бы ты ни накапливал взносов, потом внезапно их де-факто аннулируют — в предложенном правительстве проекте попросту не предусмотрен механизм конвертации пенсионных накоплений в будущую пенсию. После таких радикальных изменений в пенсионной системе, фактически никак не оправданных с экономической точки зрения, довольно бессмысленно говорить, к примеру, той же самозанятой части населения, что необходимо платить взносы в пенсионную систему. Наоборот, для этих людей подобные шаги правительства — прямой сигнал, что откладывать деньги на старость нужно неким иным способом, независимым от системы пенсионного обеспечения. А число людей, занятых в непроизводственной сфере — в основном в секторе услуг — только за посткризисный период у нас выросло на 4 млн человек. Учитывая, что данная сфера предполагает множество форматов взаимоотношений работодателя с работником — включая тот же фриланс, — понятно, что данным людям довольно просто уклоняться от уплаты пенсионных взносов в полном объеме. И с этой точки зрения последние предложения правительства вполне уместно назвать деструктивными».

Согласны с этим и участники рынка. «Конечно, пенсионный бюджет у нас дефицитный, правительство вынуждено искать пути решения проблемы и изыскивать средства на финансирование пенсионной системы, — рассуждает глава Российского биржевого союза Анатолий Гавриленко. — К 2030 году, насколько я знаю, на каждого работающего россиянина будет приходиться один неработающий. Поэтому проблему надо решать, причем решать кардинально. Другое дело, что необходимо это делать с учетом существующих реалий. На сегодняшний день десятки пенсионных фондов уже вложили довольно существенные средства в создание собственной инфраструктуры, в привлечение клиентов. И естественно, когда меняются правила игры, люди теряют, причем не только деньги, — они теряют веру, теряют желание заниматься данным бизнесом. Еще один важный момент: нам пытаются увеличить срок работы, но прямо об этом не говорят. На мой взгляд, это лукавство — прямо не объявляя некоего политического решения, де-факто гражданам увеличивают пенсионный возраст».

В корпорации, управляющей средствами Пенсионного фонда — Внешэкономбанке, — официально предложения Минтруда не комментируют. Но личным экспертным мнением с «ЭВ» поделиться все же согласились. «Наш банк является уполномоченным агентом правительства по инвестированию пенсионных средств, поэтому официально было бы не совсем корректно комментировать инициативы кабинета министров по данному вопросу: все-таки мы действуем в рамках решений правительства, — пояснил директор департамента доверительного управления Внешэкономбанка Александр Попов. — Вместе с тем могу высказать свою личную точку зрения. Мне кажется, что предложение уменьшить накопительную часть отчислений в пенсионную систему — неправильный путь. Дело в том, что у нас добровольными накоплениями может заниматься в лучшем случае 15% населения — просто исходя из средних доходов населения. А хочет заниматься накоплениями — 5–10%. Минтруда же предложило, чтобы накопительная часть, по сути, стала добровольной, но при этом гражданам, которые захотят остаться в системе обязательных накоплений, придется отчислять туда дополнительные 2% своей зарплаты. В итоге мы получим, что в накопительной системе практически никого не останется. Кроме того, пенсионное обеспечение — это долгосрочная программа. И любая смена правил игры в данной сфере должна быть очень серьезно обоснована — иначе доверия к системе попросту не будет. А мы и так уже два раза за последние 10 лет меняли систему отчислений в пенсионную систему».

«Еще одна спорная новация — насчет досрочных пенсий, положенных, к примеру, работникам вредных производств, — добавляет Иван Мохначук. — Предлагается обложить работодателей дополнительным налогом, поскольку досрочники вроде бы как оказываются в привилегированном положении относительно остальных граждан. Но при этом почему-то не учитывается, что у этих сотрудников и зарплата выше средней по стране — значит, выше отчисления в пенсионную систему, а период дожития, как правило, значительно ниже. Кроме того, понятно, что дополнительные сборы с работодателя — это либо уменьшение тех же зарплат, либо повышение себестоимости, а значит, снижение конкурентоспособности производства».

Впрочем, подобные «мелочи» еще вполне можно решить — президент пока концепцию не одобрил, а отправил документ на доработку. Сложнее с другим: подобные предложения сами по себе уже отбивают охоту иметь дело с государством — как теперь объяснять людям, что те из них, кто последние лет десять аккуратно отчислял положенные средства в «накопительную» часть пенсии, возможно, делали это зря.

Кризис в России: прогнозы , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.