Как попасть во власть? Социальные лифты без прикрас

Провластные структуры в России говорят о том, что в стране заработали социальные политические лифты, однако политологи к таким заявлениям относятся осторожно и даже скептически. «Новый Регион» опросил экспертов и узнал, как в современной России можно попасть в политическую элиту – если не в федеральную, то хотя бы в региональную.

Тема развивающихся социальных лифтов в России была затронута чиновниками высших эшелонов власти в мае этого года, когда президент Владимир Путин подписал указ о назначении полпредом по УрФО Игоря Холманских – бывшего начальника заводского цеха. Тогда событие прокомментировал глава администрации аппарата президента Сергей Иванов, заявив, что это самый красноречивый пример работы социальных лифтов. «Назначение Игоря Рюриковича на эту должность – один из примеров того, что социальные лифты начинают работать. Я сторонник того, чтобы привлекать и не бояться назначать людей на ответственные должности», – отметил он.

Некоторые эксперты убеждены – назначение Холманских даст старт формированию механизма, который позволит людям, проявившим себя в разных сферах, участвовать в муниципальной и государственной политике. Впрочем, у них есть оппоненты, которые скептически относятся к таким предположениям, равно как и к самому факту существования социальных лифтов в России в классическом понимании этого термина. «Что касается реальных социальных лифтов в России, когда есть некие умные, талантливые и честные люди – то это все абсурд. Социальный лифт существует лишь в качестве фигуры речи, к которой притягиваются за уши какие-то конкретные примеры «поездок с 1 на 25 этаж». Примером может быть то же назначение Холманских, – пояснил «Новому Региону» политолог Алексей Швайгерт. – На деле тот же кадровый резерв президента, который планировался как способ поддержки талантливых и молодых чиновников и политиков, не работает. В нашей стране складывается имитация политической эрекции и, думаю, она будет еще долго процветать. Так что говорить о том, что социальный лифт у нас в стране работает, значит, врать себе. Он работает только для избранных, между представителями элитных или чиновничьих структур, но не по типу – «человек из народа – политик федерального уровня».

По пути с партией власти

Между тем, настолько головокружительных взлетов, как в случае с экс-заводчанином Холманских, пока не было, но эксперты говорят, что есть и другие способы попасть в «большую политику». В числе первых называют присоединение к рядам партии власти, что, в общем-то, не является каким-то новым методом «попадания в политику». Еще во время СССР членство в ВЛКСМ, а затем и в КПСС гарантировало продвижение. В современных реалиях сменилось только название партии, а суть способа осталась прежней. «У нас система политического роста очень бюрократизирована и проходит по отработанным давно схемам, – пояснил «Новому Региону» политолог Анатолий Гагарин. – Во-первых, конечно, можно вступить в партию «Единая Россия» и продвигаться там все выше и выше. Но тут тоже есть несколько способов. Можно быть партийным функционером, человеком, у которого есть свои идеи, который реально действует и постепенно входит в политические элиты. А можно иметь крупные бизнес-активы, либо быть чиновником».

За примерами, кстати, не нужно далеко ходить. Как отмечает корреспондент «Нового Региона», бизнесменов, к примеру, в свердловском региональном ЗакСо более, чем достаточно. Так, в объединенный парламент прошли многие члены бывшей палаты представителей, в состав которой как раз входили крупные предприниматели. Депутатами стали весьма влиятельные бизнесмены Валерий Савельев, Игорь Ковпак, а экс-директор крупного газового предприятия Денис Паслер из депутатского кресла перешел еще выше – на пост председателя правительства Свердловской области.

Молодо-зелено

Как уже было сказано выше, второй способ попасть в политику – это молодежные организации при партиях или молодежные же парламенты и правительства. Впрочем, отмечают эксперты, такие молодые функционеры чаще всего оказываются «халифами на час». «Часто молодежь в политику идет сугубо из-за своих амбиций, за которыми ничего не стоит. Очень редко молодые люди проходят путь до реально значимых в жизни региона или страны политиков», – пояснил Анатолий Гагарин.

Так или иначе, один из примеров «молодежного лифта» – приход в региональную политику Алексея Коробейникова, который начинал трудовой путь автослесарем, но после окончания вуза в 2005 году вступил в «Молодую Гвардию Единой России», после чего получил собственно партбилет. Уже к декабрю 2008 года 30-летний функционер добился поста руководителя регионального отделения «МГЕР», рассчитывая попасть по партийным спискам в областную думу. Мечты Коробейникова сбылись в прошлом году: с 2011 года он стал депутатом ЗССО.

Также некоторые эксперты считают, что если не лифтом, то способом прихода в политику является наличие выгодных родственных или просто дружеских связей. Так, например, сегодня в парламенте Свердловской области есть сразу два депутата Ковпака: отец Игорь и сын Лев. Первый долгое время входил в состав палаты представителей, второй был депутатом городской думы Екатеринбурга. Но никто не сомневается, что входу Ковпака-младшего в бизнес- и полит-элиты поспособствовало положение его отца.

Культурно-спортивный способ

Вообще, во многих парламентах есть негласные квоты на молодежь и спортсменов, говорят аналитики. Отдавая мандаты известным легкоатлетам или представителям молодежных ячеек партий, политики стремятся доказать обществу, что в законотворческой власти отражены интересы многих слоев населения. Кстати, в том же свердловском Заксобрании есть представители от спорта – это неоднократный призер Олимпийских игр, титулованный спортсмен Сергей Чепиков, который был избран в парламент от «Единой России».

Кроме того, та же «ЕР» планирует выдвинуть художественного руководителя шоу-группы «Бурановские бабушки» Ольгу Туктареву в тройку лидеров на октябрьских выборах депутатов госсовета Удмуртии. «Это будет партийное решение, кандидатуры мы готовим, хотелось бы, чтобы в тройке был селянин и промышленник. Ну и надо чтобы женский вариант еще был», – отметил президент республики Александр Волков.

На протестной волне

Еще один способ пройти в политическую систему – это оппозиционные и псевдооппозиционные партии. «Сюда часто переходят те, кто не попал в списки «Единой России». Причем есть такой нюанс, что бизнесмены очень часто меняют свои обличия, переходят от одной политической силы к другой, в зависимости от интересов своего бизнеса, либо для сохранения мандата, – рассказал Анатолий Гагарин. – Поэтому в России часто политическая система является декоративной, она лишь прикрывает бизнес-структуры».

Кстати, пройти в политику на волне протестов оппозиции – непросто. По крайней мере, это не конвейерный способ. «У меня есть внутреннее ожидание, что в регионах будут появляться политангелы, которые будут либо самостоятельно, либо привлекая к себе некий круг людей, пытаться поменять структуру региональной политики. Пока каких-то явных примеров нет, но в какой-то степени можно к этой категории отнести Леонида Волкова (прим. НР – депутат ЕГД), – отметил Алексей Швайгерт. – Но, опять же, это не социальный лифт в полном смысле этого слова, т.к. у них не будет реальных рычагов влияния на политическую ситуацию или на общественное мнение в широком смысле. Это локальные истории, которые случаются по инициативе отдельно взятого человека, подобные люди не могут войти в структуру власти».

Новости кризиса: текущая ситуация в России ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.