Всемирный Банк изучил российские провинции

Всемирный банк и Международная финансовая корпорация составили рейтинг регионов России, в которых лучше всего вести бизнес. Ульяновск занял в нем первое место! Корреспондент «КП» отправился посмотреть на предпринимательский рай на родине Ленина.

Стыдно получать зарплату

- Когда мне сказали, что в Ульяновске самый лучший бизнес-климат, я упал под стол и больно ушибся, — говорит известный в Ульяновске общественный деятель, профессор и бизнес-лоббист Исаак Гринберг. — Дорогой Всемирный банк, вы в следующий раз предупреждайте!

- Если в Ульяновске так «хорошо», представляю, что в других городах! — вторит тамошний защитник прав предпринимателей (омбудсмен) Анатолий Сага. — Мне стыдно получать свою зарплату, потому что я мало что могу сделать для бизнесменов.

Когда я приехал в Ульяновск, там назревал митинг предпринимателей. Встретился с активистами. Владельцы мелких магазинов, мастерских разозлены до предела — власть «хамская», работать невозможно. Но посовещались — и решили не митинговать.

- Боимся нового закона о митингах, — признался один из закоперщиков. — Да и власть дала нам шанс на диалог.

Шансом оказалась «милость» со стороны главы администрации города Марины Беспаловой. Она возродила общественный совет по предпринимательству, который не собирался полтора года.

«Все скупают москвичи»

А что так взбесило? Земля, по которой топал босыми пяточками Володя Ульянов и на которой стоят теперь палатки-магазины, уходит из-под ног. Малый бизнес землю арендует — покупать дорого. Но 30 мая городская Дума спешно приняла закон: хочешь работать — выкупи территорию на торгах.

- С предпринимателями не посоветовались, даже руководитель профильного комитета на заседание «опоздал», — горько говорит Сага.

Почему торги — это плохо? У бизнесменов свои аргументы.

- Во-первых, в торгах часто участвуют «жучки», — говорит бизнесмен Хамза Ямбаев. — Реально покупать землю они не будут, только накручивают цену, а потом вымогают с бизнесмена взятку, дескать, «ты мне отслюни, и я с торгов уйду».

Другая причина — перекупщики.

- Приезжают, условно, москвичи, которым плюс-минус 5 млн. руб. — ерунда, — прогнозирует Гринберг. — Скупают все, а потом нашим же малым бизнесменам сдают в аренду по астрономической цене.

Наконец, всех смутило, что власть сама может отдавать землю без торгов — если сочтет проект «важным». А это уже лазейка для коррупции.

Вот эти страдания и понесли бизнесмены в мэрию.

Не надо влезать в регламент власти

- Вы у нас Заволжский район? — обратилась ко мне женщина с папкой. — Тогда садитесь в угол.

Проникнуть на совещание в мэрию оказалось проще простого.

Разговор как-то сразу не склеился. Глава города Марина Беспалова выразила восторг первым местом Ульяновска в рейтинге ВБ, но говорить о земле не захотела — дескать, «вопрос прорабатывается». Гости настаивали.

- Ну если хотите просто потратить время, давайте потратим, — как бы сдалась наконец она.

Да, собственно, и потратили. Беспалова — дама креативная, за словом в карман не лезет, и за нею, что называется, записывать надо:

- Я не терплю хамства, и когда мне хамят, я сама начинаю хамить… Я не позволю вносить суматоху и все остальное в работу совета… Не забывайте, что вы мужчина, а я женщина, прошу прекратить со мной переговариваться…

И т. д. Но предприниматели собрались не для того, чтобы записывать за городской главой крылатые фразы. Ушли недовольные. Сага срочно вылетел в Москву — в центральный аппарат

ОПОРА России (защищает права малого бизнеса). Он жалеет, что отказались от митинга, и собирается изучить закон: как пройти с плакатами и не оказаться под дубинками. Страха нет:

- Меня Беспалова и даже губернатор уволить не могут, такая вот должность, — говорит он.

Гринберг еще надеется Беспалову убедить:

- Вопрос не стоит выеденного яйца. Сядем, посчитаем с карандашом и бумагой, договоримся.

В областной администрации акцентируют: город всего лишь следует федеральным требованиям.

- Вот, все беды у нас от федералов, — сокрушается один из чиновников обладминистрации. — Мы бы, может, и не зверствовали с землей, а куда деваться?

Мусорное дело

Ульяновские чиновники, как мне показалось, действительно верят, что они светочи, только Москва работать мешает.

- Я бы этих «светочей» даже в подъезд светить не повесил! — горячится Николай Охотников, ныне простой таксист, а еще недавно — могущественный «мусорный король». У него отобрали бизнес. Точнее, свалку и десяток «КамАЗов»-мусоровозов.

- Появились две фирмы, подконтрольные очень большим людям, — рассказывает юрист Тимофей Федосеев, ведущий дела Охотникова. — Руководитель одной из них вскоре возглавил местный надзорный орган.

Новоявленные чиновники запретили Охотникову пользоваться собственной свалкой, вместо этого заставили возить мусор на свалки этих фирм — потом, дескать, сочтемся. Сочлись. Выкатили за аренду свалок $200 тыс., Охотников разорился. Теперь под недругами зашатались кресла, и Охотников принялся с ними судиться. Шансы есть, но есть и веские аргументы у противной стороны, подчеркивает юрист. Так или иначе, в бизнес Охотников уже не вернется.

Таких историй немало. Один из предпринимателей жалуется, что власти упорно не согласовывают вроде бы готовый землеотвод уже несколько лет. Бизнесмен г-жа Игнатова свалилась с инфарктом прямо на ступеньках земельного комитета, когда узнала, что ее дело об отводе земли, и так провисевшее 7 месяцев, отправлено на пересмотр.

- Женщину трясет, ей реально нечего есть, — говорит Сага.

Не вникли

Мы хотели поговорить о рейтинге с российским представительством ВБ, но нас перенаправили в Международную финансовую корпорацию. Там нас снабдили нужной информацией. А эксперты считают, что ВБ свое исследование «имитировал».

- А не было серьезного исследования, — говорит Гринберг. — Вот хотели узнать, легко ли подключиться к сетям, и спросили… МУП «Ульяновская городская электросеть». Получили ответ — легко! А почему бизнесменов не спросили? У них совсем другое мнение.

- Исследование выполнено «под заказ», — говорит директор департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев. — Об этом свидетельствует и момент презентации (Петербургский форум), и участие ряда известных российских госструктур. Жаль, поскольку это бросает тень на другие исследования ВБ, которым я доверяю.

Заказчиком исследования выступало Минэкономразвития, платило оно же, сами регионы и ЕС.

- Ульяновская область не так уж плоха, и губернатор Сергей Морозов сделал немало, — говорит научный руководитель ВШЭ Евгений Ясин. — Другое дело, что рейтинг организован неважно и к его результатам стоит относиться с осторожностью.

- Всемирный банк недоработал, с ним это бывает, — резюмирует член правления «ИНСОР» Евгений Гонтмахер. — Выборка маленькая — надо хотя бы несколько десятков фирм.

ОФИЦИАЛЬНО

Сергей Беляков, директор департамента инвестиционной политики Минэкономразвития: «Будем менять извращенную идеологию чиновников»

- Мы заказали исследование потому, что, во-первых, хотели знать, каковы условия ведения бизнеса в регионах, поскольку общий рейтинг ВБ составляется на основании данных только по Москве. А, во-вторых, мы хотели определить по итогам исследования лучшие практики, то есть то, как регионы, создающие лучшие условия для бизнеса по оцениваемым показателям, добиваются этого. Это важно, потому что мы ориентируемся не только на лучшие международные практики, но и на те, которые уже реализованы в наших условиях. Это, пожалуй, главный вывод: ключевая проблема не в законодательстве, а в том, как оно применяется. Кроме того, стало понятно, что ключевое звено в вопросе создания комфортной бизнес-среды — региональные власти.

Следующим шагом, который мы уже делаем, является стимулирование худших регионов соответствовать лидерам. Пока в целом условия для предпринимательства далеки от комфортных. Бизнес у нас старается скорее выжить. Причем многие сложности вызваны не кризисом или рыночной конкуренцией, а действиями чиновников различного уровня, которые считают, что предприниматель им чем-то обязан и должен доказать свое право на предпринимательскую деятельность. Эту извращенную идеологию чиновников мы и хотим поменять. Предприниматель должен нести минимум рисков для получения максимума доходов. Как он будет обеспечивать свой доход — это вопрос к нему, а вот минимизировать его риски — задача государства. В этом смысле результаты исследования ВБ очень полезны, потому что уже есть регионы и региональные лидеры, которые не просто это поняли, но и реализуют такую политику. Сейчас они выигрывают конкуренцию за инвесторов.

Комментарий эксперта

Никита Масленников, советник Института современного развития: Мы все как на Западе делаем, да попусту

- В развитых экономиках малый бизнес генерирует не менее 50% ВВП, у нас 15 — 20%. Главная причина: у нас нет системы защиты частной собственности. В мае правительство вроде бы сделало нужные шаги — так, появился федеральный бизнес-омбудсмен, — но все опять зависло, «дорожные карты» по малому бизнесу так и не рассмотрели. Часть вины и на самом бизнесе — ждет милостей, не консолидируется. Только в последние годы стали появляться малые предприятия в инженерии и науке. Поддержать бизнесменов-инженеров власть, может быть, и рада. Да как? Бюджеты регионов перегружены социальными обязательствами. А когда начинают помогать и регулировать, лучше бы не начинали. Даже нормальной статистики по «малышам» нет. Как помогать тем, о ком ты ничего не знаешь? В результате у нас действует где-то 80% от применяемых в мире всевозможных мер поддержки. Точнее, бездействуют — с Запада все красиво списали, а не работает.

А что в других регионах?

Сшить мишку Тэдди — хоть завтра, а со строительством подождите годок

Мы поинтересовались происходящим в других городах, которые обследовал ВБ

Казань

В Казани бизнесу особо никто не мешает. Единственное, что требуют власти, — соблюдать закон. Однако недовольные находятся: это торгаши с рынков. Специально для них в пригороде Казани строят технополис. Однако переезжать туда они не хотят. Боятся потерять покупателей. Но власти непреклонны. В мэрии заявляют, что все эти уличные рынки — «рассадник антисанитарии», потому-то их за город и переселяют.

Ярославль

Зарегистрировать предприятие можно за 27 дней, а вот разрешения на строительство придется ждать… 247 дней. Заместитель директора областного Фонда поддержки малого и среднего предпринимательства Виктор Киселев объясняет: какие-то объекты принадлежат городу, какие-то области, вот чиновники и футболят. Зато стали меньше взяток брать, радуется он.

Пермь

Здесь открыли бизнес-инкубатор. Правда, над новыми проектами потешается вся область. Кто-то варит мыло, другой страусов выращивает, а самый креативный чудак и вовсе принялся шить мишек Тэдди. Серьезных инноваций как-то не видать.

Ростов-на-Дону

Председатель местной ячейки ОПОРА России Виктор Халын бизнес-климатом доволен. Но признает — проблем много, и в первую очередь винит закрытость власти от нужд бизнесменов. Впрочем, это общероссийское пожелание.

КСТАТИ

Кто составляет этот рейтинг?

Рейтинг Doing Business («Делать бизнес») показывает, насколько легко в стране дышится предпринимателям. Его делают ВБ и Международная финансовая корпорация. Он бывает всемирный и внутри страны. Во всемирном рейтинге Россия занимает позорное 120-е место, между Кабо-Верде и Коста-Рикой. Правительством поставлена задача вытащить Россию на 20-е место к 2018 году. Внутрь России эксперты заглянули во второй раз (ранее — в 2008 году, и тогда лидером была Казань).

Евгений Арсюхин, «Комсомольская Правда»

Новости кризиса: текущая ситуация в России ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.