Россия продолжает отставать в техническом плане

Россия продолжает серьезно отставать от развитых государств в области финансирования научных исследований и конструкторских разработок. Сколько бы ни призывали к инновациям с высоких трибун, ни государство, ни крупный бизнес не заинтересованы в них, поскольку у нас есть нефть и газ. Несмотря на взятый курс на модернизацию экономики, Россия тратит на НИОКР непростительно мало: всего порядка 1,2% ВВП, в том числе около 0,9% ВВП вкладывает бюджет, и лишь 0,3% – бизнес. Причем, если общий объем бюджетного финансирования технологических программ и фундаментальной науки составляет 1,3 трлн руб., то расходы на НИОКР не превышают 90 миллиардов.

Подобрать выгодные ипотечные кредиты в Ленинградской области поможет ОАО «Ленинградское областное жилищное агентство ипотечного кредитования» (ОАО «ОблЖАИК»). Это официальная организация, созданная в 2005 году правительством Ленинградской области для решения вопросов по ипотечному кредитованию россиян.

По данным Минэкономразвития, за последние годы не был выполнен ни один из целевых параметров ФЦП по развитию науки и технологий. И в ближайшие годы ситуация только ухудшится. Как отметил замминистра экономического развития Андрей Клепач, выступая на форуме инновационных технологий InfoSpace, в российском бюджете до 2014 г. вообще не заложено увеличение расходов на науку, из-за чего усиливается риск дальнейшего отставания по научным разработкам от развитых стран. Если дополнительные ресурсы на увеличение таких расходов не найдутся, то бюджетные расходы на НИОКР относительно ВВП (с учетом его роста) снизятся до 0,65% к 2014 году. При этом замминистра не мог удержаться от сравнения России с Китаем, где суммарные расходы на НИОКР (государственные и частные) в настоящее время составляют 1,7% ВВП, а через несколько лет этот показатель – при ежегодном существенном увеличении ВВП – планируется довести до 2%, что уже близко к европейскому уровню.

Если продолжить сравнение, то нужно отметить, что другой наш партнер по БРИКС – Индия – уже достиг уровня в 2%. Но лидеры в области финансирования НИОКР вкладывают еще больше США – 3%, Израиль, Швеция и Япония — от 3,5 до 4,5% ВВП. В пересчете на душу населения Россия тратит на НИОКР менее $100 в год, тогда как мировые лидеры — до $500. В мировом масштабе картина тоже выглядит довольно безрадостно для нас. На долю США приходятся 35% глобальных расходов на науку и технологические разработки, на Евросоюз – 24%, на Китай – 12%, а на Россию – около 2%.

В общем, не удивительно, что отдача от НИОКР в российской экономике минимальна. В докризисные годы, когда рост ВВП составлял 7%, вклад инноваций в этот показатель составлял менее 10%, то есть, не более 0,7 процентного пункта. Таким образом, как отметил Андрей Клепач, в сложившейся в России модели экономического роста инновационный фактор практически не играет роли. В целом, лишь около 8% ВВП производится в отраслях, связанных с высокими технологиями, а экспорт высокотехнологичной продукции составляет около 2% от общего объема промышленного экспорта (в США и даже Китае – более 30%). Удельный вес России в глобальном экспорте наукоемкой продукции не превышает 0,3%, а основную часть нашего ВВП и экспортной продукции производят добывающие отрасли.

Очевидно, именно поэтому так мало энтузиазма в области НИОКР проявляет бизнес. Россия, намеревающаяся вступить в Организацию экономического сотрудничества и развития (клуб промышленно развитых стран), на нынешнем этапе уступает всем без исключения членам ОЭСР по удельному весу предприятий, занимающихся разработкой и внедрением новых технологий. Таковых у нас насчитывается лишь 9%, тогда как в европейских странах 60% – 70%. Российские предприятия, в основном, настроены на заимствование готовых технологий, расходы на НИОКР считают бесполезной тратой денег. И действительно, зачем изобретать велосипед, когда можно купить лицензию на его изготовление?

Впрочем, согласно результатам проведенного компанией General Electric исследования «Глобальный барометр инноваций-2012″, бизнес-сообщество России в глубине души недовольно таким положением дел. Среди деловых элит 22 стран россияне, поляки, а также французы и японцы (!) в наибольшей степени не удовлетворены состоянием инновационной среды в их странах. К тому же в нынешних кризисных условиях более 70% респондентов отметили сокращение бюджетов НИОКР в своих компаниях, а 42% заявили о низкой эффективности государственных программ поддержки инноваций.

Давно пора менять российскую сырьевую экономическую модель и соответственные стереотипы ведения бизнеса. По мнению Андрея Клепача, нужно добиваться увеличения вклада НИОКР в ВВП хотя бы до 1 процентного пункта, а в дальнейшем – до 1,5. Без этого, по мнению замглавы Минэкономразвития, наша страна вряд ли сможет обеспечить себе конкурентоспособность в наукоемких отраслях экономики. Согласно данным исследования GE, 92% топ-менеджеров, принявших участие в опросе, отметили, что именно инновации являются основной составляющей для увеличения конкурентоспособности национальных экономик и наиболее эффективным путем создания рабочих мест.

«Инвестирование в инновации, начиная с традиционных НИОКР до создания новых продуктов, рыночных и бизнес-моделей, – решающий фактор в развитии глобальной конкурентоспособности. И правительства, и компании должны вносить свой вклад в укрепление столь уязвимой инновационной экосистемы», – приводит РИА «Новости» комментарий первого вице-президента General Electric Бета Комстока к упомянутому исследованию.

Все это прекрасно понимают и наше государство, и бизнес. Но в НИОКР все они вкладываются весьма неохотно. Потому что у бизнеса есть более простые модели получения прибыли, а у государства – более важные цели расходования бюджетных средств. В первую очередь – «оборонка», где намечен рост ассигнований на сотни миллиардов рублей в год: к 2014 г. они составят 2,75 трлн рублей.

Другой вопрос заключается том, кто будет «поднимать» российскую науку и инженерию? Ведь советский кадровый потенциал мы растеряли, а новый выглядит довольно блекло. На тысячу занятых в российской экономике приходится менее 7 научных работников, тогда как в США – почти 10, в Японии – 11, в Финляндии – более 15. И получают наши ученые в пять – восемь раз меньше, чем в развитых странах. Хотя в советские годы профессура входила в 3%-ю прослойку наиболее обеспеченных граждан. Хроническое недофинансирование науки в последние 20 лет привело к массовому исходу наиболее перспективных кадров за рубеж. Так, если в России сейчас работают около 25 тысяч докторов наук, то только в США – 16 тысяч докторов наук из бывшего СССР.

Одним словом, требуется кардинальное улучшение условий существования науки в стране, а также создание экономической среды, благоприятной для проведения НИОКР. Одним только строительством «Сколково» тут не обойтись. Стоит начать хотя бы с формирования цивилизованного рынка интеллектуальной собственности, чтобы результаты НИОКР были надежно защищены, а не уплывали за границу. И, конечно, самой важной задачей остается остановка процесса «утечки мозгов».

Андрей Миловзоров, Утро

Новости кризиса: текущая ситуация в России

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.