Пастухов: власть в России преступна

На горизонте – май, в повестке дня – импичмент. Выборы Президента Российской Федерации образца 2012 стали частью российской истории. Вместе с ними в прошлое очень скоро отойдут и все связанные с выборами споры, как совершенно бесполезные в новых условиях – после драки кулаками не машут. Чем быстрее родившееся на изломе парламентских и президентских выборов общественное движение сформулирует новую политическую повестку дня, тем оно будет эффективнее. Необходимо как можно скорее понять очень простую, но, может быть, самую главную на сегодняшний день истину – легитимность нынешней власти ущербна не потому, что на выборах президента не так подсчитали голоса, и даже не потому, что сомнительным выглядит само право Путина избираться третий раз, а потому, что существующая власть преступна.

Когда я говорю о том, что власть преступна, то употребляю это слово не в фигуральном, политическом смысле слова, а в самом, что ни на есть уголовно-правовом. Существующая власть, возможно, является самой лучшей за всю российскую историю. Может быть, если верить Гегелю, именно она и есть та самая власть, которую заслуживает русский народ. Не исключено, если верить Быкову, что все последующие модификации этой власти будут еще хуже нынешней, и мы будем вспоминать о сытых годах Путина почти с той же ностальгией, с которой многие сегодня вспоминают о сытых годах Брежнева. Но проблема в том, что эта лучшая из всех возможных власть уже давно находится вне закона, опять-таки не в переносном, а в самом что ни на есть прямом смысле слова. Это если и не медицинский, то уж, по крайней мере, юридический факт.

В отношении большинства высших чиновников, представляющих власть-победительницу, судя только по тем сведениям, о которых сообщается в средствах массовой информации, могут и должны быть возбуждены уголовные дела и проведены полноценные расследования, так как, выражаясь юридическим языком, в этих сообщениях содержится достаточно данных, указывающих на признаки преступления в действиях данных должностных лиц.

Именно это обстоятельство, а не переливание из пустого в порожнее результатов прошедших выборов, скорее всего и будет формировать основную политическую повестку дня на ближайшие годы. Потому что, если есть хотя бы поводы предполагать наличие признаков преступления в действиях президента страны, то уже не имеет ровным счетом никакого значения, были ли его выборы сфальсифицированными или, напротив, этот президент был честно избран подавляющим большинством голосов населения, пусть даже всеми ста его процентами.

Принцип правового государства весомее принципа демократии. Страной не может управлять человек, в отношении которого имеются подозрения в совершении им уголовных преступлений. Даже в том случае, если этот человек очень достойный во всех других отношениях, если он истинный патриот и выдающийся политик, он не может оставаться у власти. Никсон был хорошим политиком и, наверное, неплохим человеком, но он вынужден был покинуть свой пост тогда, когда стало ясно, что противоправные действия против конкурентов на выборах совершались с его ведома. К сожалению, мне трудно подыскать в истории США более подходящий пример совершения президентами противоправных действий, который был бы ближе к современным российским реалиям. Их опыт в этой части хоть и любопытен, но по сравнению с Россией чрезвычайно скуден.

На сегодняшний момент есть, как минимум, два повода для начала расследования в отношении будущего президента – это широко обсуждаемые в СМИ «дело Колесникова» и «дело Магнитского». Напомню, в одном случае речь идет о документированных случаях хищения денег при осуществлении государственных закупок лицами из ближайшего окружения вновь избранного президента, во втором – о еще более документированном укрывательстве властью лиц, осуществлявших систематические хищения из бюджета путем мошеннического возврата налогов, а также лиц, причастных к гибели вскрывшего эти преступления юриста Сергея Магнитского.

Думаю, что центральным в будущей политической повестке дня по логике вещей, точнее — по конституционно-правовой логике, должен стать именно вопрос об импичменте президенту.

Процедура импичмента в рамках действующей российской Конституции чрезвычайно сложна. В общем и целом она определена статьей 93 Конституции РФ. Решение принимается Советом Федерации на основании выдвинутого Государственной думой обвинения в совершении тяжкого преступления, которое должно быть подкреплено двумя заключениями – Верховного суда РФ и Конституционного суда РФ. Хотя решение об отречении президента может быть принято только двумя третями голосов депутатов Государственной думы и членов Совета Федерации, для того, чтобы инициировать этот процесс достаточно голосов одной трети депутатов Государственной думы РФ.

Тем не менее, результаты выборов в Государственную думу РФ от 4 декабря 2011 года создают теоретическую возможность, как минимум, для того, чтобы, выражаясь словами первого и единственного Президента СССР, «процесс пошел». Эта инициатива, независимо от того, сколько у нее есть шансов на успех, была бы оправдана как в правовом, так и в политическом отношении. Ничто так не дисциплинирует власть, как осознание того, что рано или поздно за свои действия надо будет нести юридическую ответственность.

Владимир Пастухов, доктор политических наук, Новая газета

Кризис в России: прогнозы , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.