Закроют ли «Википедию» и каков предел ограничений в Рунете? Интервью главы Роскомсвободы

Роскомсвобода

Эта неделя снова была отмечена высказываниями чиновников по поводу ограничений в интернете. Так, президент России Владимир Путин на заседании Госсовета предложил заменить «Википедию» в России новой Большой российской энциклопедией в электронном виде. Обратило на себя внимание, что президент сказал именно «заменить», а не «быть альтернативой». «Вот это будет, во всяком случае, достоверная информация» — пояснил глава государства. Почему Путин хочет заменить одну информацию на другую и какие еще ограничения ждать в будущем? Об этом Znak.com беседует с руководителем проекта «Роскомсвобода», членом экспертного совета комитета Госдумы по информационной политике, ИТ и связи Артемом Козлюком.

«Лучшие энциклопедисты — это само общество»

— С вашей точки зрения, о чем свидетельствует заявление Владимира Путина касательно «Википедии»? Это сигнал к новым ограничениям в интернете?

— Мне кажется, все слова Путина заранее прописаны, не думаю, что он говорит на публику случайные вещи. Потому что любое его слово может серьезно повлиять на экономику и другие сферы жизни. Кто-то полагает, что после слов президента будут серьезные нападки на «Википедию», чтобы продвинуть альтернативный государственный продукт. Такие методики государства мы неоднократно видели, когда, например, даются преференции российскому кино в ущерб зарубежному. Я не исключаю, что когда Большая российская энциклопедия придет в интернет, то все больше статей в «Википедии» начнут попадать в реестр запрещенных сайтов. Такое есть уже сейчас: несколько десятков статей занесены в запрещенный реестр, правда, без блокировки. 

Полностью «Википедия» не заблокирована за исключением одного прецедента, когда Роскомнадзор выполнял решение суда о блокировке одной из статей «Википедии». Это произошло из-за того, что «Википедия» распространяется по протоколу HTTPS, при котором блокировка одной статьи привела к блокировке всей «Википедии». Но это произошло ночью, после чего Роскомнадзор разблокировал «Википедию» и мало кто заметил этот случай. То есть в случае команды «фас» Роскомандзору даже поводов не надо придумывать, в любой момент он может вспомнить о занесенных в запрещенный реестр статьях и заблокировать их, ограничив доступ ко всему сайту «Википедии».

— Также Путин говорит о «достоверной информации». Вас чем-нибудь смущает такая формулировка? Разве плохо, чтобы заблуждений, ошибок и лжи в сети было меньше? 

— Я опасаюсь, что Большая российская энциклопедия станет аналогом телевизора в интернете, в котором будет продвигаться официальная и далеко не всегда достоверная и адекватная позиция по многим вопросам. Например, как там будет освещен всплеск гражданской активности, который мы видели в Москве, Екатеринбурге, Шиесе? Напишут, что это все были происки Запада? Или вообще умолчат? Как будет подано развитие современной экономики России? Какие там будут нюансы и аспекты? Сомневаюсь, что эта информация будет подана нейтрально и взвешенно. Советский опыт нам показал, как со сменой очередного правителя переписывались статьи в энциклопедии, что-то вымарывалось, что-то получало иную идеологическую оценку, нежели 10 лет тому назад. Назвать все это «достоверной информацией» язык не поворачивается. 

Как показала практика, лучшие энциклопедисты — это само общество. Опыт «Википедии» показывает, что его сообщество в 99% случаев находит консенсус даже по каким-то резонансным темам. Сообщество википедистов может вырабатывать качественный текст на своих саморегулируемых принципах без участия государства. Не надо воспринимать википедистов как каких-то фриков. Среди них и доктора наук, профессора, научные сотрудники, специалисты в своих отраслях, интеллектуалы и многие другие порядочные и серьезные люди. При этом они не просто что-то там пишут, а делают ссылки на источники, откуда взято наполнение статей. Потому-то «Википедия» так и востребована не только в России, но и во всем мире. 

— Слова Путина прозвучали через несколько дней после вступления в силу закона о создании в России «суверенного интернета». Видите ли вы связь между этими событиями, может быть, не прямую, но косвенную?

— Прямой связи я здесь не вижу. Другое дело, что у нас повестка интернет-регулирования достаточно плотная, не проходит и дня, чтобы не появился какой-то новый законопроект или концепция по регуляции IT или медиасферы, или не всплыло что-то на госзакупках, связанное с интернетом, или кто-то из чиновников и политиков не высказал что-то негативное в адрес интернета, компьютерных игр, криптовалюты и так далее. Поэтому всегда можно присовокупить чьи-то слова об ограничениях и запрете в интернете к каким-то событиям в этой сфере. Но я думаю, это все это просто результат излишнего негативного внимания государства к интернет-пространству. 

«Читаешь текст нового законопроекта и видишь кучу косяков»

— Кремль пытается заменить в информационном поле иностранные продукты отечественными. Речь идет не только о «Википедии». Например, недавно Госдума приняла в первом чтении законопроект, направленный на обязательную предустановку российского программного обеспечения на гаджетах. От пользователей можно снова услышать критику и заявления о том, что их ограничивают, чего-то лишают. Почему российские пользователи гаджетов и интернета остро воспринимают отечественный альтернативный информационный и программный продукт? 

— У нас много качественного IT-продукта. И это не заслуга государства, а заслуга самой отрасли, в которую государство никак не вмешивалось до 2012 года. Именно потому, что отрасль развивалась на принципах саморегуляции, у нас смогли вырастить такие уникальные продукты, которые составляют конкуренцию IT-гигантам как минимум внутри страны. Но когда в эту сферу пришло государство, сразу стали появляться препоны. Поэтому я бы не стал смешивать желание государства внедрить тот или иной софт в оборудование и гаджеты иностранных производителей с желанием самой отрасли развиваться в России. Такая политика по принуждению иностранных производителей устанавливать российский софт вредна даже для самих российский производителей. Надо понимать, что рынок не любит нечестной конкуренции, не любит государственного вмешательства и осторожно относится к тем производителям, которые используют государственные рычаги для продвижения своих интересов. 

Настороженно восприняли этот законопроект и сами отраслевики. Он может негативно повлиять на общий фон в стране, тот же Apple может спокойно уйти из России. В мировом масштабе российский рынок этой компании не очень интересен. Допустим, она потеряет малую толику здесь, для нее это ничего особенного не будет значить. Хотим ли мы, чтобы корпорация Apple ушла из России? Нет. Но она не предустанавливает ничей софт на свою продукцию. 

А мне как пользователю тоже неприятно и непонятно, что в купленном мной устройстве уже установлена куча ненужных мне приложений, которые при этом обладают возможностями следить за моей активностью. Я как потребитель хочу сам настроить свой гаджет без навязывания со сторону государства. Если был бы принят закон, который обязывал выпускать на прилавки «голый» телефон без всяких приложений, то я бы еще мог поверить в благие намерения государства, а так это не решение проблемы, а ее усугубление. 

— Еще одно недавнее предложение, связанное с ограничением в интернете, касается пропаганды наркотиков. И хотя предложил это печально известный сенатор Клишас, но инициатива явно идет из администрации президента. Про неэффективность и глупость данного предложения уже сказали. Но вот вопрос: это в администрации президента так глупы или такие вбросы делаются специально с какой-то целью? 

— Глупо ожидать, что сами депутаты и сенаторы пишут эти законы. Конечно, это кто-то делает за них, есть группы лоббистов либо группы подконтрольных Кремлю людей, которым заказывают написание подобных законов. Поэтому естественно, что Клишас, Бокова, Горелкин просто получают на руки готовый текст, в который они не добавляют от себя ни одной буквы. Они даже порой и не понимают, о чем идет речь в этих законопроектах. Смешно наблюдать как тот же Клишас терялся, когда его спрашивали, почему у вас в законе написано, что деньги на суверенный рунет выделяются из бюджета, а в пояснительной записке сказано, что денег из бюджета не предусматривается. Потом ему подсказали, что отвечать на этот вопрос, и он как-то выкрутился. 

Но это одна сторона проблемы. Вторая — это та, о которой вы говорите: недостаточная проработанность текстов. Хорошо, вы нашли того, кто озвучит идею вашего законопроекта, ну так вы хотя бы дайте ему в руки нормальный непротиворечивый и понятный текст. Может быть, так делается специально, чтобы подставить депутатов и сенаторов? Иной раз читаешь текст нового законопроекта и видишь кучу косяков, написанных явно непрофессионалами. Неужели в администрации президента не могут нанять специалистов в сфере IT и медиа? А сколько в этих законопроектах юридических нестыковок, которые видны даже тем, кто не имеет никакого юридического образования! А что пишут в пояснительных записках — это отдельная песня, можно по ним комедии снимать.

«Страшно представить, что такой абсолютно несовременный человек правит современной страной»

— Недавно вышел документальный сериал про российский интернет «Холивар» Андрея Лошака, в котором показаны пути становления Рунета. Из него становится ясно, что российский интернет неотделим от политики. Видимо, это понимают и в Кремле, а раз так, то он должен быть под железным контролем силовиков. Грозит ли нам «чебурнет» в качестве финальной стадии развития российского интернета?

— Развилка сценария развития Рунета большая. И «чебурнет» нельзя исключать. Ничто не мешает государству взять под свой жесткий контроль IT-технологии. И мы окажемся в мире, где государство будет полностью контролировать все наше взаимодействие. Не зря сегодня российское государство делает такой акцент на цифровизации. Может быть, разработчикам удастся опережать на несколько шагов репрессивную машину. Всегда найдутся свои Дуровы, которые будут эффективно противодействовать неповоротливой государственной машине. Может быть, текущий тренд усилится, подмяв под себя все технологии. Будут появляться все новые и новые законы по ограничению интернет-пространства, и в конечном итоге будут наказывать пользователей за посещение запрещенных сайтов, обход блокировок, использование VPN. Все это не шутки, а вполне может быть нашим ближайшим будущим. 

Что касается «чебурнета», то есть полностью изолированного от мира интернета, то технически это сложно реализовать. Мы не сможем повторить китайский опыт в силу разных причин. Китайская интернет-инфраструктура слабо связана с мировой. У китайцев есть WeChat, который заменяет им и YouTube, и Facebook, и мессенджеры, и приложения по оплате. При этом китайцы вполне могут установить себе VPN и также выходить во всемирную сеть. А Россия просто пронизана оптоволокном, у нас тысячи операторов связи, которые пока еще работают на принципах свободной конкуренции. Другое дело, что с вступлением нового закона устраивать отключение интернета можно будет намного легче. Это показывает нам ситуация в Ингушетии, когда во время массовых митингов там отключали интернет. Поэтому подобное мы будем видеть все чаще и чаще в других регионах. 

— Насколько борьба с интернетом в России со стороны Кремля обусловлена возрастом управленческой элиты? Среди активных пользователей рунета распространено мнение, что «пенсионер Путин», а также его окружение предпенсионного возраста просто не понимают сути интернета, отсюда все эти предложения, поручения и заявления, которые порой ставят в недоумение или даже шокируют активных интернет-юзеров.

— В администрации президента сидят не только пенсионеры. Известно сотрудничество высших чиновников Кремля с тем, кому сегодня в районе 30 лет. Но, конечно, те кто реально правят Россией, плохо разбираются в интернете. А Путин вообще им не пользуется и не любит его, что является нонсенсом. Ведь он управляет такой большой и сложной страной, как Россия. При этом мы обладаем огромным IT-потенциалом, у нас большая школа программистов, созданы уникальные сервисы. Страшно представить, что такой абсолютно несовременный человек правит современной страной. Как бы он ни старался сделать вид, что ему интернет не нужен, что у него все под контролем, а умами правит телевизор, в длительной перспективе ситуацию уже не переломить. Просто происходит искусственное затягивание этой ситуации. Пока это еще удается, телевизор еще играет свою роль. Но год от года ситуация меняется, остается немного времени, когда интернет возобладает как способ получения информации для большинства граждан. 

Среди «ретроградов» во власти есть и представители молодого поколения, которые, стараясь встроиться в вертикаль карьеры чиновников, перенимают у своих старших коллег тренд на агрессию в отношении интернет-пространства. Отсюда возникают всякие кибердружины, фабрики троллей, потупчики и прочие медиагвардии. Но я уверен, что в этом поколении все же преобладают здравомыслящие люди, которые понимают все блага, которые дает нам Всемирная сеть и современные свободные коммуникации. И это внушает надежду, что технологический прогресс все же окажется сильнее цифровых репрессий.

Интервьюировал Евгений Сеньшин, Знак.ком

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.