Онкология и «импортозамещение»: РФ вывозит здоровое питание, а ввозит — яд

Продовольственный кризисРоссия увеличивает импорт пальмового масла: например, в первом квартале 2018 года он вырос на 36%, а в первом квартале этого года по сравнению с тем же периодом 2018-го уже ввезли на 15,5 % больше кокосового (копрового), пальмоядрового масла или масла бабассу. Рост экспорта муки составил 40 % и масла растительного – 45 %. То есть мы вывозим здоровые продукты, а завозим «местами» нездоровые. Ученые не раз заявляли, что пальмовое масло вредно для здоровья.

Продовольственное эмбарго продлили до конца 2020 года. Соответствующее распоряжение Правительства РФ подписал 26 июня премьер-министр России Дмитрий Медведев. Как сообщало ИА REGNUM, 24 июня президент России Владимир Путин подписал указ о продлении контрсанкций в отношении стран, которые приняли ограничительные меры против России. Продовольственное эмбарго Москва впервые ввела в 2014 году в ответ на принятие рядом стран экономических санкций против РФ. На сегодняшний день под действием санкций РФ находятся страны Евросоюза, США, Австралии, Канады и другие. Считается, что эмбарго, в том числе, способствовало импортозамещению. Так, 26 июня Спикер Госдумы Вячеслав Володин в ходе встречи с председателем Народного собрания (парламента) Болгарии Цветой Караянчевой сообщил, что в течение трех лет российские рынки были переориентированы с европейских на азиатские и на рынки других стран, и на протяжении второго года подряд экономика стала расти, преодолев сложности, с которыми Россия столкнулась из-за санкций.

«Мы вышли на полное импортозамещение по продовольствию, по военно-промышленному комплексу, на 95% по нефтегазовому комплексу, и на протяжении всего времени рост сельского хозяйства составил более чем 3%», — привел он данные.

Между тем статистика упрямо говорит о других изменениях и, кстати, не только статистика. Изменения эти никак нельзя назвать позитивными. По данным Росстата, по итогам января-апреля 2019 года в сравнении с аналогичным периодом 2018 года в хозяйствах всех категорий производство скота и птицы на убой в живом весе составил 101,5%, молока — 101,6%, яиц и вовсе — 99,6%, то есть, с одной стороны, мы наблюдаем рост в производстве, кроме яиц — на 1,5%. Но если за основу взять все эти же показатели производства и временные отрезки только по прошлому 2018 году в сравнении с 2017-м, то мы увидим снижение по производству мяса скота и птицы боле чем на 3%, молока и яиц почти на 1%. Аналогичная ситуация в отрасли рыбоводства и рыболовства, где наблюдается значительный спад, кроме одной подгруппы — по «пресноводной свежей и охлажденной рыбе» и, что интересно — по аналогичному периоду прошлого года в сравнении с 2017-м годом спад наблюдался также по всем группам отрасли, но кроме «рыбы морской свежей или охлажденной». То есть еще произошло замещение морской рыбы на речную, а скорее всего — прудовую.

Между тем откуда у чиновников берется такая уверенность в том, что они смогли наладить импортозамещение в России? Ведь откуда-то она берется! Возможно, они видят картину производства другими глазами, смотрят на нее под другим ракурсом, а именно — оценивают объем производства в действующих ценах. Собственно, тогда, исходя из этих показателей, мы можем частично делать выводы и о динамике роста цен. Судите сами: по данным Росстата — объем производства продукции сельского хозяйства всех сельхозпроизводителей (сельхозорганизации, крестьянские (фермерские) хозяйства, хозяйства населения) в январе-апреле 2019 года составил — 962,3 млрд рублей, тогда как за этот же период прошлого года — 932,6 млрд рублей, в 2017 году — 956,2 млрд рублей. Рост в ценах в этом году по сравнению с прошлым составил почти 30 млрд рублей, а по сравнению с 2017-м — на 6,1 млрд рублей.

Чем наше «сердце успокоится» остаётся только гадать. Однако наличие во всех хозяйствах поголовья скота предсказывает, что стоит ожидать по-прежнему зависимости от импорта. Так, по данным Росстата на конец апреля этого года, по сравнению с 2018 годом поголовье крупного рогатого скота сократилось на 1,7%, из него коров — на 1,5%, что означает: и производства молока, и масла сливочного стоит ожидать меньше. Поголовье птицы сократилось — на 1,5%, а значит и яиц будет еще меньше. Поголовье овец и коз сократилось — на 8,5%.

В середине июня РБК сообщал со ссылкой на отчет Национального союза производителей молока (Союзмолоко), что январе—апреле 2019 года поставки в Россию молочных продуктов из-за рубежа выросли на 23% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. За первые четыре месяца было ввезено 2,25 млн т. молока и молочных продуктов на $865,6 млн. В денежном выражении рост составил 20%. Поставки сливочного масла, сыров и творога в 2019 году достигли максимума после введения в 2014 году запрета на импорт молочных и других продуктов из стран, которые ввели против России санкции, констатирует Союзмолоко. В 2018 году дефицит сырого молока составил 15%, а при производстве товарного молока дефицит оценивался уже до 20%. Молочными продуктами Россию традиционно снабжает Белоруссия — по итогам первых четырех месяцев 2019 года на нее пришлось около 70% всего импорта, также страна неожиданно превратилась в поставщика рыбы, ракообразных и киви. Как отмечал руководитель Россельхознадзора Сергей Данкверт, в Россию ввозится переработанное соседней страной польское молоко не в польской упаковке. Также, как сообщало РБК, в этом году импорт резко увеличили страны дальнего зарубежья. Поставки резко увеличила Новая Зеландия: если в январе—апреле 2018-го на долю этой страны приходилось лишь 3% импорта, то в этом году — уже 10%. Прирост обеспечило сливочное масло, основная статья новозеландского экспорта, а также сухое цельное молоко. Увеличилась и доля импорта из Уругвая и Аргентины, которые ввозят в Россию сухое молоко, сливочное масло, мороженое.

В России уже появилась шутка: мол, если запретить добавлять растительные жиры, особенно пальмовое масло, то на полках магазинов не останется молочной продукции и сыров. В апреле прошлого года РИА сообщало, что Минсельхоз выступает за полный запрет использования сухого молока и растительных жиров в производстве сыра и молочной продукции, о чем заявил глава ведомства Александр Ткачев, указывая, что одним из самых используемых жиров является пальмовое масло. Ткачев говорил о необходимости внести поправки в технические регламенты, регулирующие производство молочной продукции. Но у подобной точки зрения есть свои противники. Издание «Свободная Пресса» приводило несколько цитат на эту тему:

«Использование растительных жиров в молочных продуктах законодательно запрещено и сегодня. Его использование разрешено только в молокосодержащих продуктах. О наличии немолочных компонентов всегда говорится на этикетке», — говорилось в предоставленном изданию «СП» сообщении директора по связям с государственными органами «Союзмолоко» Марией Жебит.

«Мы также считаем, — сказано далее в представленном «СП» сообщении ассоциации, — что к вопросу любого запрета необходимо относиться максимально взвешенно. Растительные жиры используются в производстве детских сухих смесей, так как лучшего способа приблизить этот продукт к материнскому молоку по составу жирных кислот в мире до сих пор не придумано», — о чем на совещании с президентом также заявлял и вице-премьер Аркадий Дворкович»

Гендиректор Национального фонда защиты потребителей Александр Калинин видит среди виновников сложившейся ситуации руководителей отраслевых институтов, за деньги готовых написать бизнесменам любые нужные им технологические условия для производства продукции, потому что в последние годы замечена тенденция выталкивания с российского рынка традиционных пищевых продуктов, таких как, например, подсолнечное масло.

По мнению популярного на телевидении фермера-сыровара Олега Сироты, инициативы Минсельхоза позволят увеличить емкость внутрироссийского рынка молока и благотворно отразятся на качестве продукции, так как ввоз сухого молока из Белоруссии, а также массированное использование «пальмы» сильно «уронили» цены на российское молоко. В некоторых регионах, по его словам, фермеры вынуждены даже выливать молоко.

Россия увеличивает импорт пальмового масла: например, в первом квартале 2018 года по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года он вырос на 36%, а в первом квартале этого года по сравнению с тем же периодом 2018-го уже ввезли на 15,5% больше кокосового (копрового), пальмоядрового масла или масла бабассу, на экспорт вывозится больше рыбы — в первом квартале этого года по сравнению с этим же периодом 2018-го года — на 2%, ракообразных и моллюсков, по которым, кстати, у нас наблюдается спад производства, вывезли на 7,5% больше. Рост экспорта муки составил 40% и масла растительного — 45%. То есть мы вывозим здоровые продукты, а завозим «местами» нездоровые. Ученые не раз заявляли, что пальмовое масло вредно для здоровья.

На днях, как сообщали «Новые Известия», Минздрав назвал регионы с самой высокой распространенностью рака. Конечно, пропагандисты новых технологий поспешили делать на этом известии рекламу оборудования, мол, благодаря которому стали выявлять рак чаще. Активизировались и эксперты зеленых энерготехнологий, увязывая рост заболеваемости с экологией и пропагандируя в этой связи развитие альтернативных источников выработки энергии. Однако среди регионов, где чаще всего наблюдаются самые высокие показатели распространенности онкологических болезней, Министерство здравоохранения назвало те, что отнюдь не самые загазованные и с высокой концентрацией металлургических и прочих вредных производств. Некоторые эксперты высказывают точку зрения, что заболеваемость связана с некачественным питанием. Ведь мы есть то, что мы едим!

Есть ли надежды на рост производства мяса, рыбы, овощей? Например, несколько региональных компаний, достаточно крупных, имевших большие планы по выращиванию мяса птицы и рыбы осетровых пород в Ростовской области, в самом расцвете сил — при наращивании мощностей стали банкротами — не смогли расплатиться с долгами, в том числе по кредитам. Как сообщало ростовское издание «Город N», из-за остановки производства на крупных птицефабриках — «Евродон» и «Белая птица» — в Донском регионе наблюдаются максимальные темпы падения производства мяса по России. По данным Ростовстата, за январь — апрель 2019 года этот показатель упал на 71%, по итогам апреля — на 64,7%. Десятку лидеров среди регионов-производителей мяса, по данным издания, покинул и Краснодарский край — даже существенный прирост производства свинины и баранины в годовом исчислении не смог компенсировать падение по говядине и птице.

Как сообщало ТАСС, третий по величине производитель сахара в России (доля рынка 13%), четвертый производитель свинины (с долей 5%) и один из крупнейших владельцев сельхозземель (размер земельного банка группы — 649 тыс. га) — группа «Русагро», у которой по итогам 2018 года крупнейшим бизнесом оказался еще и масложировой сегмент (выручка 26,3 млрд рублей), в прошлом году создала производство молочных продуктов. По мнению генерального директора компании Максима Басова, сейчас уже нет таких простых историй, когда компания-новичок может успешно прийти в новое для себя направление (и органически, и неорганически) ‑ и гарантировать высокий возврат на капитал, а потому компания планирует вести себя осторожно. Российский рынок после сильного роста в течение последних 15 лет практически перестал расти, поясняет Басов, но это не означает, что компании расти не могут — не будет расти отрасль, скорее всего.

Прогноз звучит пессимистично, правда, отсутствие роста у отрасли не мешает расти и, без того большой, компании. Безусловно, это хорошо. Вот только есть одно но. Региональные компании, пусть не такие мощные, развивались в России, а «Русагро» планирует, как сообщал ТАСС, выход на SPO и уже в этом году, а значит, круг совладельцев копании может стать шире в международных кругах. Плохо это или хорошо, зависит от планов владельцев.

Галина Смирнова, ИА Регнум, regnum.ru

Новости кризиса: текущая ситуация в России , , , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.