Анатолий Несмиян о запрете авиасообщения с Грузией

Анатолий Несмиян (Эль Мюрид)Грузинская история с российским депутатом и протестами, которая закончилась довольно судорожным и явно рефлекторным ответом — запретом авиасообщения с Грузией — очень сильно напоминает другую почти такую же ситуацию, в которой Россию просто использовали в разборках между совсем другими субъектами.

Я имею в виду трагическую историю со взрывом самолета «Когалымавиа» над Синаем, после которого Кремль точно так же был вынужден закрывать туристический маршрут в Египет, не открытый до сих пор. Точно так же, как зависло в воздухе расследование теракта. Если точнее, то сам по себе теракт был раскрыт буквально по горячим следам, зависло озвучивание заказчика по причинам, которые решительно невозможно было выносить в публичное пространство.

Египет стал в ходе Арабской весны ареной жесткой борьбы Катара и Саудовской Аравии за контроль над Суэцким каналом. И Катар, и Королевство выступают как в собственном качестве, так и в качестве проводников интересов крупнейших мировых элитных группировок, схватившихся между собой за продвижение своих глобальных проектов переформатирования мирового порядка. В первом периоде вел Катар и стоящие за ним глобалисты, представленные администрацией Обамы. Однако затем, в 13 году египетская военная элита, поддержанная Саудовской Аравией, вернула себе Египет и, соответственно, контроль над Суэцким каналом, откуда был выброшен Катар, и куда немедленно завели свои миллиарды долларов саудиты.

Катар ответил крайне болезненным ударом — террористическая группировка Ансар Бейт аль Макдис, финансируемая подконтрольными Катару фондами, взорвала российский самолет, чем вынудила Кремль закрыть туристический маршрут. Это нанесло экономике Египта тяжелейший урон, от которого он не оправился и по сей день. Российский самолет был выбран по двум очевидным причинам — во-первых, Путин уже продемонстрировал, что на любую угрозу реагирует одинаково — прыжком в кусты и грозным писком оттуда. А потому Катар совершенно не беспокоился за свою безопасность. Во-вторых, российские туристы составляли одну из самых многочисленных групп, кормящих туротрасль Египта. Поэтому удар по ним решал основную задачу — подрыв отрасли и нанесение крайне болезненного удара по Египту. При этом угроза остается и по сей день — египетское направление в Кремле не рискуют открывать, так как Катар гарантировано снова нанесет удар по российским туристам. В общем, резюмируя — Россию в той истории просто использовали как пипифакс, что в целом вполне отражает ее вес и роль в международной политике. Если, конечно, не смотреть федеральные российские каналы, в которых мы попираем ногами Млечный путь, а наш президент вершит судьбы Галактики верхом на гиперзвуковой ракете на скорости о 28 Мах в плотных слоях атмосферы наперевес с лазерным гиперболоидом.

В Грузии всё происходящее — просто калька с той египетской истории, к счастью, не настолько кроваво. Очевидно было понятно, что недалекий российский депутат как бычок на верёвке припрется на руководящее кресло в грузинском парламенте и на русском языке что-то там такое проблеет. Догадаться, что в стране, которая открыто называет Россию оккупантом, такой номер будет использован в качестве предлога для провокации, туповатые российские стратеги не смогли. А потому все произошедшее далее было для них неожиданным сюрпризом, а еще более тупое российское руководство не нашло ничего лучшего, как грозно ответить закрытием авиасообщения. Что-то примерно похоже на «помидорную войну» с Турцией. Ответ скучный и предсказуемый, хотя логика подсказывает, что в такой ситуации нужно отвечать нестандартно и совершенно не так, как от тебя ожидают.

Это вообще слабое место российской политики — она всегда предсказуема. До зевоты. Ее даже провоцировать неинтересно. она сама всегда бежит в первый попавшийся тупик.

В итоге вынужден уйти в отставку председатель парламента, под вопросом судьба министра внутренних дел Гахария, которого почти в открытую называют человеком Кремля. Ему еще предстоит отвечать за жесткость, с которой полицейский спецназ рассеивал вчера протестующих. В Грузии везде демонстрируют фото девушки с выбитым глазом, ярятся на жестокость полиции и призывают к ответу министра. Фактически все предыдущие лет пять, когда стороны осторожно зондировали варианты хоть какого-то «потепления» и поиска «нулевого варианта», можно смело списывать. Теперь еще лет на пять в Грузии мало кто рискнет заикаться об отношениях с Россией, а чтобы не забывали, в ходу сегодня повязки с надписью 20% — столько территории Грузии, по мнению протестующих, оккупировано Россией.

Произошедшее, безусловно, никакой не майдан, просто грузинским политикам старшие товарищи деятельным образом объяснили, что ни малейших вариантов «потепления» с Россией у них нет и не будет. А российского депутата всего лишь использовали, как самолет «Когалымавиа». Ему еще крупно повезло, что он сразу дал стрекача — мог бы пойти по разряду сакральных жертв.

Кремль, как обычно, оказался объектом чужой политики и лишь реагировал на уже произошедшее. Что, впрочем, вполне привычно: российская политика давно и прочно забыла, что такое опережающие действия, субъектность и тому подобное. Только судорожные реакции паралитика — вот и всё, на что сегодня способны наши (с позволения сказать) руководители.

Тем не менее, по всей видимости, нынешнее обострение интересно не само по себе. Пока мы видим только внешнюю сторону происходящего, однако если под ней есть и какие-то другие цели — они скоро проявятся. Пока можно предположить, что идет внутренняя грузинская борьба разных группировок, ориентированных на разные западные проекты. Поэтому требуется убрать сильные фигуры грузинской политики, и главный кандидат на увольнение — это, без сомнения, министр МВД Гахария. Он контролирует силовые ресурсы, а потому опасен для всех — даже для тех, кто победит в ходе этой борьбы. Он — идеальный кандидат именно для нынешнего сценария, так как является гражданином России, имеет связи в Москве. Всплеск ура-патриотизма в Грузии может просто вынести его с занимаемого поста, что вполне отвечает интересам достаточно большого круга внутренних (возможно, и внешних) участников. Ну, а мнение России никого, понятно, не интересует — она здесь просто инструмент чужой политики. Даже не объект.

Источник — el-murid.livejournal.com

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.