Косовская проблема: Европе угрожает новая война

Кризис в ЕвропеКосовская проблема способна в очередной раз «взорвать» не только Балканы, но всю Европу. Об этом говорится в докладе «Три сценария для Косово», который подготовили известные политологи – доцент РГГУ, экс-глава Балканской группы РИСИ Никита Бондарев, заместитель декана факультета мировой политики НИУ ВШЭ Екатерина Энтина, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН Петр Искендеров и директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко.

По оценке экспертов, на сегодняшний день существуют три основных сценария развития косовского вопроса, но каждый из них способен привести к негативным последствиям. Речь идет о непризнании спорной территории (сохранении статус-кво), разграничении (обмене территориями) и вынужденном признании через вооруженный конфликт. При этом, как говорится в докладе, взрывоопасный эффект могут спровоцировать, в том числе, террористы запрещенного в России «Исламского государства».

Авторы исследования констатируют, что в реальности сербская политическая линия с момента подписания в 2013 году Соглашения о нормализации отношений между Белградом и Приштиной постепенно сдвигалась к разграничению территорий. Однако подобный сценарий теоретически не устраивает многих, в том числе лидеров западных государств и руководство международных организаций.

Насколько возможно примирение

Сценарий сохранения статус-кво после провозглашения Приштиной в 2008 году в одностороннем порядке своей независимости объективно отвечал интересам большинства международных акторов. Между тем, перевод переговоров между Белградом и Приштиной в 2010 году из-под крыла Организации объединенных наций (ООН) под покровительство Европейского союза (ЕС) уничтожил саму вероятность воплощения такого сценария в жизнь.

Как считают эксперты, рубежной точкой стали Брюссельские соглашения о нормализации отношений между Белградом и Приштиной 2013 года, де-факто позволившие косоварам более активно продвигать тему окончательного признания независимости. Планомерная поддержка этого варианта ЕС и США является серьезным фактором давления на Сербию.

В то же время добровольное согласие Белграда на уход из переговорного формата Совета безопасности ООН сильно сузил пространство маневра для Москвы, по сути оставив российскому внешнеполитическому ведомству только возможность «признания любого двустороннего компромисса», лишив его не только прямых инструментов участия в переговорах, но и желания предпринимать инициативные шаги.

«В настоящей ситуации длительное удержание статус-кво вряд ли возможно. Практически гарантированно в данном случае албанцы будут стремиться к провоцированию Белграда, вовлечению Сербии в «игру не по правилам», поскольку психологически они ощущают себя «в шаге от победы». Статус-кво уже не удовлетворяет и запросы политического Белграда, в условиях многолетнего и все более усиливающегося давления со стороны Брюсселя и ориентации властей Сербии на протяжении последних двадцати лет на приоритетное вступление в Евросоюз. «Замораживание» косовского вопроса лишает сербское руководство основного внутри- и внешнеполитического стимула и драйвера развития. А также больно бьет по рейтингу», – говорится в докладе.

Таким образом, констатируют эксперты, сохранение статус-кво не удовлетворяет ни сербских, ни косовских политических лидеров, а в более широком смысле – национальные элиты. Однако именно этот сценарий является заветной целью для «внешних регуляторов» – международных организаций, лидеров государств-посредников в урегулировании. Именно они наиболее активно сопротивляются изменениям на политической карте Балкан.

Перспектива разграничения территорий

По оценке экспертов, раздел Косово на сербскую и албанскую части в качестве компромиссного решения проблемы нормализации отношений Белграда и Приштины приобретает все более реальные очертания. Несмотря на сохраняющиеся у сторон различия в трактовке масштабов и конкретного наполнения сербско-албанского соглашения об обмене территориями, а также сдержанную позицию руководства ЕС, представляется вероятным достижение соответствующей договоренности уже в ближайшие месяцы (лето-осень).

Тем не менее, как говорится в докладе, основной камень преткновения заключается в том, какие именно территории будут вовлечены в процесс разграничения и обмена и под какие гарантии. К настоящему времени в Белграде и Приштине разработаны два варианта соглашения. Соответствующие карты были подготовлены на базе договоренности об изменении границ, которую президент Косово Хашим Тачи и президент Сербии Александр Вучич предварительно достигли в августе 2018 года на Европейском форуме в австрийском городе Альпбах. Документ предполагалось подписать уже в начале сентября 2018 года в Брюсселе при участии руководства ЕС, однако разногласия по поводу принципов разграничения, а также протесты оппозиционных сил в Белграде и Приштине затормозили этот процесс.

Согласно планам Тачи, разграничение должно носить «пакетный» характер и предусматривать комплексный обмен территориями, включая в себя как населенные сербами северокосовские общины Лепосавич, Звечан и Зубин-Поток (примерно пятая часть территории Косово), так и населенные преимущественно албанцами и прилегающие к Косово южносербские общины Буяновац и Прешево.

По мнению косовского лидера, пересмотр границ таким образом, чтобы регионы Сербии с большинством албанского населения оказались в Косово, а сербского – в Сербии, помог бы снять напряжение между Белградом и Приштиной. О том, что власти Приштины должны передать под контроль Сербии часть территории Косово, Тачи заявил уже в начале 2019 года, выступая в Совете по международным отношениям в Вашингтоне. По его словам, подписание соответствующего соглашения с Белградом в Брюсселе под эгидой ЕС позволит Косово получить признание со стороны Сербии и вступить в ООН. Однако эта позиция вызывает сопротивление даже в косовском руководстве.

В то же время эксперты обращают внимание, что сербский президент изначально был согласен на раздел Косово с возвращением Белграду контроля над северными районами края. При этом Вучич настроен категорически против «автоматического» распространения обмена на южносербские общины Прешевской долины.

«Нет единства по данному вопросу и за пределами Балкан. Германия и Франция изначально заявили о неприятии территориальных разменов как таковых, поскольку это может привести к эскалации напряженности в Македонии и Боснии и Герцеговине», – отмечается в докладе.

Несмотря на негативное отношение к идее раздела Косово со стороны ряда политических сил и в Белграде, и Приштине, подобное решение, как считают эксперты, могло бы сыграть объективно позитивную роль по ряду важных, в том числе, для России направлений, одно из которых может заключаться в экономической плоскости для продвижения своих стратегических проектов в Европе, что касается и «Турецкого потока». При этом реализация такого сценария, помимо прочего, снимает ключевое препятствие на пути Сербии в Европейский союз даже без формального признания независимости Косово.

Так или иначе, как говорится в докладе, дальнейшая судьба переговоров Белграда и Приштины будет напрямую зависеть от трех ключевых факторов: способности властей Сербии стабилизировать внутриполитическую ситуацию в стране, достижения политического консенсуса по этому вопросу в Косово и отказа албанских политиков Албании и Косово от форсирования идеи «Великой Албании» в связи с готовящимся соглашением. Последнее представляется самым важным, учитывая, что премьер-министр Албании Эди Рама в последнее время все чаще выступает с опасными заявлениями относительно того, что объединение Албании и Косово представляет собой «План «А» Тираны, который следует рассматривать именно в привязке к разделу Косово, говорится в докладе.

Косово

Вооруженный конфликт в Косово неизбежен?

Эксперты отмечают, что любые рассуждения о ситуации в Косово сталкиваются с одной непреодолимой преградой – отсутствием точной информации о численности и процентном соотношении сербского и албанского населения в крае, а также возможностью вовлечения в конфликт западных «миротворцев».

Авторы доклада полагают, что наиболее вероятным сценарием развития полномасштабного конфликта между сербами и албанцами на севере Косово представляется следующий: под каким-либо достаточно благовидным в глазах международного сообщества предлогом, заранее заручившись поддержкой западных государств, албанцы вводят полицейский спецназ на несколько стратегических объектов на севере Косова. Речь идет, прежде всего, о водохранилище Газиводе и комплексе горно-обогатительного комбината Трепча, который является одним из главных камней преткновения между сербами и албанцами. В ответ на это косовские сербы блокируют доступ на захваченные стратегические объекты, чтобы не допустить пополнения и обновления сил албанцев. Начинаются переговоры между Белградом и Приштиной при посредничестве США и ЕС. Тем временем в Сербии усиливается противостояние власти и оппозиции, требующей ввести в Косово регулярную сербскую армию.

«Далее вероятности разветвляются. Если официальный Белград признает захват Трепче и Газиводе как данность и призывает общественность смириться с этим – падение кабинета Вучича неизбежно. При этом велика вероятность того, что пользуясь ситуацией временного безвластия в сербской столице, албанцы попытаются расширить зону своего присутствия в северном Косово, а именно подчинить себе те институции, которые до сих пор остаются независимыми от Приштины – школы, больницы, университет. Не готовые интегрироваться в албанские структуры сербы начнут постепенно покидать Косово. В принципе, это и будет «окончательным решением косовского вопроса», – говорится в докладе.

По оценке экспертов, второй вариант развития конфликта по этому сценарию состоит в том, что правящему сербскому кабинету удастся заручиться поддержкой Запада в вопросе северного Косово. США и ЕС, в свою очередь, окажут необходимое давление на албанцев и вынудят их убрать спецназ из Трепче и Газиводе. Очевидно, чтобы получить поддержку собирательного Запада в этом вопросе, сербским властям придется пойти на определенные жертвы и уступки. При этом у Сербии не так много позиций, которыми она может пожертвовать, собственно две – вступление в НАТО и близкие, «эксклюзивные» отношения с Россией. Отказаться, видимо, придется и от военной нейтральности, и от близости с Россией. При этом косовский вопрос как таковой остается нерешенным. Правящий режим в Белграде сохраняется, но вынуждено меняет свои геополитические приоритеты.

При этом возможности Москвы повлиять на развитие ситуации очень ограничены – их фактически нет. «Как видим, России ни один из вариантов этого сценария не несет ровным счетом ничего хорошего. Поэтому очевидно, что наиболее тактически грамотным решением для России в данный момент будет поддержка и сохранение «статус-кво» в Косово, выражением которого является резолюция ООН №1244. Любые попытки албанской стороны форсировать ситуацию в крае неизбежно ударят по российско-сербским отношениям. В этой связи России жизненно необходимо пытаться организовать собственные схемы влияния в Косово, чтобы, как минимум, загодя получить информацию о намерении албанцев перейти к силовым методам, а как максимум – предотвратить эти поползновения», – считают авторы доклада.

Исламистский фактор

По мнению экспертов, возможен еще более «рискованный» и даже «авантюрный» вариант развития событий. В Косово сейчас активно возвращаются бывшие боевики «ИГИЛ» (организация запрещена на территории РФ). В апреле на родину в Косово вернулись 110 членов семей, а всего за период с 2011 по 2017 гг., по официальным заявлением косовской полиции, в край вернулось около 150 бывших боевиков (и членов семей), которые «являются патентованными «отморозками» даже по косовско-албанским меркам» – и на них все можно списать, как на происки террористов.

Примерный вариант развития событий: на первом этапе исламисты захватывают некоторые стратегически важные объекты на севере Косово, в том числе и гражданские, причем сразу же начинают терроризировать местное население; на втором этапе на север края вводятся части албанского спецназа в качестве миротворцев, но репрессивные меры применяются как против исламистов, так и против сербов, вооружившихся против захватчиков. Реальная цель операции – под предлогом подавления очагов вооруженного конфликта сербов с боевиками, албанский спецназ захватывает не только ГЭС, ТЭЦ и металлургический комбинат, но и все пограничные переходы между Сербией и Косово. В то же время международное сообщество полностью легитимизирует действия албанского спецназа и категорически запрещает армии Сербии вмешиваться в ситуацию. Результат – север Косово полностью отрезан от Сербии, причем обвинить албанцев в самоуправстве и нарушении резолюции ООН формально невозможно, подчеркивают эксперты.

«В этом сценарии, безусловно, слишком много допущений, но история учит нас, что нет такой фантазии, такой игры ума, которая на Балканах не могла бы, при определенных обстоятельствах, стать реальностью», – обращают внимание авторы доклада.

Новости кризиса: текущая ситуация в мире ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.