Говорим «Путин» — подразумеваем «группировка»

Путина, в привычном нам понимании, уже нет – вместо него на сцену выходит новая силовая группировка. Такое мнение высказал бывший руководитель Управления по работе со СМИ партии «Справедливая Россия», директор Центра медиаисследований Института истории культур Александр Морозов. По его словам, сам российский премьер как личность сейчас меняет свои приоритеты, свое отношение к окружающим. Первой жертвой перемен стал Сергей Миронов, не за горами очередь Дмитрия Медведева.

«Вопрос в том, что мы вкладываем в понятие «Путин», – заявил Морозов в интервью интернет-журналу «Шум». – Ведь Путин – это просто обозначение каких-то сил. И мы теперь, как мне кажется, не очень уверенно понимаем, а какие это силы? Для сравнения: есть, например, (министр здравоохранения и социального развития Татьяна) Голикова, (министр образования Андрей) Фурсенко и многие другие, в чей адрес несется критика. Но их никто не снимает. Я вот все пытаюсь понять: а какое табу нарушил Миронов, для того, чтобы быть подвергнутым такому разгрому? Электоральная сторона вопроса тут неинтересна: получи «эсеры» не 7, а 12% на декабрьских выборах – система даже бы и не закряхтела. Никакой угрозы тут нет. Обидел (губернатора Петербурга Валентину) Матвиенко? Вряд ли отдельно взятая Матвиенко обладает такой силой, чтобы Владимир Путин решил бросить старого товарища».

Миронова снял не Путин, приходит к выводу Морозов, а стоящая за ним группировка.

«Ткани «путинской вертикали» – потихоньку, год за годом, перерождались и вот наконец вылез новый монстр. Мы просто еще не отдаем себе до конца отчета в масштабах этого перерождения.

Путина – уже нет. Вместо Путина имеется какая-то гигантская группировка, которая с чавканьем, медленно и смачно в настоящий момент жрет Дмитрия Медведева. И так называемый «народный фронт» – это просто инструмент легитимизации этой новой группировки. Несколько огрубляя, можно сказать так: вот те, кто замучил Магнитского, вот они и являются бенефициарами этого «народного фронта». Суть в том, что дальнейшее развитие «медведизма» – пусть даже и в самом наилиберальнейшем формате – никакой угрозы лично Путину не несет. Зато оно представляет огромную опасность для тех «солдат вертикали», которые в 2003-2008 годах делали для этой вертикали «грязную работу». А на этой грязной работе они уже получили свои первые десятки миллионов долларов. Им, конечно, приходится держать их под матрасом на даче. Но при этом они чувствуют себя тем «поколением next», которое вполне могло бы забрать остатки средств у тех, кто с ними не связан. «Народный фронт» – это их политический инструмент», – утверждает директор Центра медиаисследований Института истории культур.

Понять, что сейчас в голове у Путина сложно. Варианты могут быть самыми экстремальными. И большинство считает, что настал тот самый момент: «Может быть, Путин сейчас находится в таком же ментальном состоянии, в каком Сталин после 1947 года? И теперь можно ждать чего угодно – хоть «дела кремлевских врачей», хоть раскрытия заговора какого-нибудь «Рюмина» и так далее», – рассуждает Морозов.

По его мнению, мы сейчас переживаем «один из самых волнующих моментов русской постсоветской истории». В России за время «путинизма» сформировалось два средних класса. Первый это бизнесмены, предприимчивые люди, которые умеют мыслить нестандартно, работать по-западному.

«Но есть второй «средний класс» – это «новые прокурорские», «налоговики» – из той самой инспекции, которая удачно ошиблась с НДСом в пользу «новых чекистов», – говорит Морозов. – Они тоже живут с размахом – летают охотиться на архаров, поддерживают СМИ, поощряют литературу и искусство определенного рода. И вот этому «второму среднему классу» совершенно не нужны никакие разговоры о развитии «политической конкуренции», ему не нужны (Никита) Белых или (Олег) Чиркунов. И уж тем более (Алексей) Навальный с (Евгенией) Чириковой. Для них эта «инклюзивистская политика», эти «заигрывания» Медведева с «Новой газетой» – очень опасны. Потому что весь этот инклюзивизм и «дальнейшее развитие демократии» приведет к расширению публичности. И мало того, что нельзя будет охотиться на архаров, но так и не удастся легализовать наворованное на госслужбе. И вот Путин отчетливо делает выбор в пользу этого «второго среднего класса».

«Народный фронт», по мнению Александра Морозова, далеко не просто политтехнологическая идея. Проценты, которые получит «Единая Россия» на выборах, не столь уж и важны, при нынешнем составе российской партийной системы.

«Смысл «Народного фронта» – это государственный переворот в пользу «второго среднего класса». Путин собственными руками устраивает ГКЧП. А Миронов, Павловский вылетели первыми, чтобы просто не путались под ногами. Туда же сейчас полетит и (ректор ВШЭ Ярослав) Кузьминов с «экспертами»», – уверен Морозов.

По его словам, сейчас распространяется миф о том, что либеральная политика слабого президента Медведева приведет к тому, что с «народного дна» поднимется страшный зверь русского фашизма «с беспощадным оскалом гражданки Хасис».

«Но, дорогие друзья, вы решите уже для себя, чего вы хотите – гражданского правительства с непопулярным, но регулярно сменяющимся президентом – или харизматичного вождя с выкрутасами? У всех соседних народов президенты уже через год после начала правления делаются крайне непопулярными, рейтинги их катастрофически падают. И ничего в этом ужасного нет. Если мы движемся к сложному, современному обществу, то «слабость» Медведева – решительно ничего дурного не означает. Вы что, хотите, чтобы Медведев оказался «путиным номер два». Сел тут и рулил 20 лет? Вам что – нужен очередной популярный харизматик?», – вопрошает директор Центра медиаисследований Института истории культур.

Настоящая «правая угроза» для России, по словам Морозова, это вовсе не подростки из провинциальных ПТУ, которые собираются, чтобы кричать «убей пидора» или «чурки – вон». Это проблема, а не угроза. Реальной же «правой угрозой», по его мнению, является путинский ГКЧП-Народный фронт.

Кризис в России: прогнозы ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.