Крах неминуем: записки пассажира «Титаника»

Падение цен на сырье, произошедшее в начале мая, всполошило политиков и экономистов, но вскоре все вздохнули с облегчением. Это был не обвал, а «всего лишь» коррекция. Казалось бы, хорошая новость. Но только за этой хорошей новостью обозначаются контуры беспрецедентной катастрофы.

Показательно, что разом покатились вниз все цены, начало дешеветь даже золото, которое в периоды кризисов обычно привлекает к себе отчаявшихся и напуганных инвесторов. Это резкое и единовременное падение свидетельствовало о том, что у игроков рынка просто заканчиваются ресурсы. А это значит, что наступившее к понедельнику «равновесие» — не более чем передышка, за которой рано или поздно последует новый обвал. Рынок в очередной раз посмеялся над оптимизмом «рыночников». А для людей, способных мыслить хоть сколько-нибудь критически, становится очевидным, в какой степени условна, хрупка и недолговечна нынешняя «стабилизация».

Другой вопрос, что мыслить критически, да и вообще мыслить, умеют далеко не все. И чем выше по социально-административной лестнице, тем более редким становится это качество. Что касается так называемых игроков рынка, то им это качество принципиально не присуще, иначе они не могли бы успешно выполнять свою основную экономическую функцию, реагируя как амебы механическими действиями на внешние раздражители.

Между тем цены на сырье остаются запредельными, удушая всякую экономическую, а главное производственную активность. Хуже того, несмотря на отсутствие серьезного спроса, цены упорно не желают падать. На фоне слабого экономического роста такое положение дел свидетельствует о небывалом размахе спекуляций. Грандиозные средства, затраченные правительствами всего мира в 2008-2009 годах для того, чтобы справиться с кризисом, действительно помогли выправить финансовую отчетность и предотвратить банкротство большинства «системообразующих» компаний — как на глобальном, так и на национальном уровне. Но в конечном счете деньги пошли не на развитие производства и увеличение потребления, не в реальный сектор, а именно в сферу спекуляций.

Иными словами, положение стало по сравнению с 2008 годом не лучше, а существенно хуже. Неэффективность бизнеса не была наказана, напротив, она получила поощрение. Чего стоят только отечественные автомобили, которые получили полный комплекс мер господдержки. Управленческое «качество» мирового капитализма стремительно падает, предвещая череду корпоративных крахов, аналогичных тем, какие мы видели два года назад. Хуже того, у корпоративных элит появилась уверенность, что их будут вытаскивать из беды, что бы они ни натворили. Свободный рынок, где государство сняло с себя функции регулятора, сохранив функцию пожарной команды и всеобщего спасателя, оборачивается тотальной безответственностью бизнеса.

Государство по-прежнему готово любой ценой спасать и сохранять частный сектор, жертвуя даже самыми элементарными интересами и правами своих граждан. Но не всё зависит от политической воли, идеологии и желания. Ресурсы правительств, похоже, исчерпаны. В Европе это уже очевидно. В Соединенных Штатах это станет очевидно в ближайшие месяцы, если не недели. Остается Китай. Но его средств, сколь бы велики они ни были, не хватит для спасения глобальной экономики. И если первую волну кризиса экономика Поднебесной перенесла сравнительно легко, то нет никаких гарантий, что в условиях падения мирового спроса ей удастся избежать серьезных неприятностей. Тем более что и в прошлый раз всё было не так уж гладко — читая китайские отчеты надо помнить о цензуре и банальной фальсификации статистики.

Главным итогом первой фазы кризиса оказалось то, что частные инвесторы были повсеместно спасены за счет государства, но такая политика поставила многие правительства на грань банкротства. Вместо того чтобы национализировать обанкротившиеся компании, власти национализировали их долги, заставив налогоплательщика покрывать провалы корпораций. Тенденция эта была повсеместной. В Греции, Ирландии или Португалии правительственные финансы рухнули быстрее чем в других странах не потому, что греки или ирландцы ленивы, плохо работают или безответственно берут деньги в долг (заметим, что совершенно одинаковые события произошли в Греции, которую принято ругать за безответственность, и в Ирландии, которую экономисты ставили в пример всем, включая греков), а потому, что эти экономики просто меньше, и следовательно ресурсы правительств там были исчерпаны быстрее.

Но и реструктуризация долгов Греции или Ирландии происходит по той же логике «социализации убытков». Правительства других стран Евросоюза выкладывают деньги из бюджета, чтобы спасти частных инвесторов, кредитовавших обанкротившиеся страны. Нерешенная (и неразрешимая) проблема Греции становится проблемой Европы, а немецкий или финский налогоплательщик вынужден в очередной раз спасать банки. Самое неприятное то, что конца этому не видно. Ведь огромные вливания средств лишь консервируют ситуацию, в результате чего денег надо тратить всё больше, а результатов нет. Эффективность всех участников процесса неумолимо падает, поскольку весь смысл происходящего как раз и состоит в субсидировании (и следовательно, стимулировании) управленческой и экономической неэффективности частного капитала. Мы получаем удивительную ситуацию, максимизирующую негативные черты рыночной экономики и полностью блокирующую её позитивные стороны (например, неминуемость наказания за управленческие ошибки). Другое дело, что бесконечно долго так продолжаться не может. Крах неминуем.

Судьба Греции наглядно свидетельствует о том, что проводимая политика на каждом витке процесса усугубляет ситуацию. В обмен на получение новых средств от Евросоюза правительство в Афинах согласилось на меры жесткой экономии. Это ударило по населению страны, в результате чего сжался внутренний рынок, производство в очередной раз упало, мелкие и средние фирмы стали закрываться, поступления в бюджет резко сократились, что свело на нет выигрыш от экономии на расходах. В итоге не прошло и года, как страна вынуждена была вновь обратиться за помощью к Евросоюзу. Поскольку помощь будет оказана ровно на тех же условиях, понятно, что долг будет расти дальше, а экономика деградировать, и очень скоро выяснится, что денег в очередной раз не хватает.

Федеральная резервная система США до некоторого момента может играть в собственную игру, отказываясь присоединиться к политике жесткой экономии. В Вашингтоне уверены, что крушение доллара нанесет ущерб всем, а следовательно почти все страны мира, включая многих противников Америки, будут вынуждены спасать американскую валюту. Соединенные Штаты продолжают печатать банкноты и брать займы, а их партнеры и конкуренты обречены принимать на себя издержки американской инфляции в виде разгула глобальных спекуляций и завышенных цен на любые товары, номинированные в долларах. Но и тут мы наблюдаем неминуемое приближение конца. Способность мировой экономики абсорбировать избыточный поток теряющих ценность долларов не безгранична. Под давлением оказывается уже Вашингтон. На президента Обаму давят извне европейские банки и изнутри консервативное республиканское большинство в Конгрессе, требуя изменить финансовую политику. Америка должна остановиться, чтобы избежать финансового коллапса, последствия которого будут настолько грандиозными, что их даже трудно себе представить. Несомненно, финансовая политика будет скорректирована. Но спасение американской финансовой системы в свою очередь обернется неминуемым крахом спекуляций, за которым последует волна банкротств, очередной спад и радикальное снижение цен на сырье.

Для России это будет означать конец эпохи.

Если первый удар кризиса удалось выдержать в основном благодаря американской эмиссии и основанному на ней китайскому спросу, то на сей раз нас уже ничто не спасет. Несостоятельность экономической модели, по которой развивалась страна на протяжении двух десятилетий, на самом деле и так видна всем. Но в России существует удивительная и свойственная почти всем слоям общества уверенность, будто с несостоятельной экономической системой можно существовать бесконечно долго. А в жизни так не бывает.

Сегодня политики всё ещё занимаются нелепыми интригами друг против друга, политологи с умным видом комментируют всевозможные «инициативы», подсчитывая воображаемые очки, которые заработал или потерял один или другой из представителей «тандема». Между тем «Титаник» давно уже идет прямым курсом на айсберг. Шлюпок на всех не хватит, а на капитанском мостике никто даже не обсуждают планы спасения — все увлеченно играют в выборы нового капитана.

Борис Кагарлицкий, Русский Журнал

Кризис в России: прогнозы

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.