«Революции упитанных» приближаются к Москве

Для понимания происходящего надо принимать во внимание следующие положения:

А) В нашу эпоху (постмодерн) заметно выросла роль манипуляции сознанием в управлениями не только массами, но и государствами. Тут и возрастающий уровень внушаемости, и совершенствование средств воздействия. И изменение структуры потребностей: на голоде не поманипулируешь, а вот на перспективах карьерного роста, доступе к престижному потреблению, даже на дорожных обидах, упирающихся в «мигалки» – это как раз.

Б) Управление массами в значительной степени опирается на принцип серфинга: оседлать волну. И взлететь на ней, дав волне рассыпаться в прах. Основные устремления масс: недовольство материальным положением, избирательными практиками, доступом к СМИ и даже нравственно-религиозными проблемами – все должно быть оседлано и сделано орудием для достижения целей «серферов» (Худший вид рабства, не правда ли? Даже твой жертвенный порыв во имя – будет направлен против тебя и против твоих идеалов, каково? Остается надеяться, что пока мы еще не полностью в этом).

В) Большинство наших проблем – порождение «нового мирового порядка», т.е. процесса глобализации, включающего и политическую, и экономическую, и духовно-манипулятивную составляющую. Этот процесс развивается и направлен на подавление еще довольно многочисленных очагов сопротивления. В первую очередь, это национальные государства, позволяющие себе суверенитет над недрами, или во внутренней политике, или во внешней, или хотя бы в духовной сфере.

Ситуация «внешнего управления» в большинстве случаев уже не достаточна: даже «не ваша, а наша элита» (Бжезинский), у которой деньги в банках, контролируемых транснациональными силами, сознает, что ее ресурс так или иначе связан с управляемой ими страной и народом. И это стоит не только за Мюнхенской речью Путина (и, между прочим, определенными шагами в области экономики), но и за действиями А.Меркель (на каком-то этапе карьеры связанной с заокеанскими спецслужбами), и …не будем называть всех, но их немало.

Следующий этап – вовлечение государств в хаос («управляемым хаосом» это называлось в разработках «неоконов», однако степень управляемости может быть разной). В результате госвласть становится номинальной, раздробленное общество теряет способность к сопротивлению, зато становится той самой толпой, которой, как известно со времен Ле Бона, очень удобно манипулировать.

Посмотрим на процесс формирования «нового мирового порядка» с этих позиций. Давние времена, когда вартбурги и шиффы пытались поживиться на революциях в Европе, оставим. То есть, поживиться-то пытались. Но не они разрушили Империю. Да и Октябрьская революция все-таки была начата не большевиками, а крестьянами в сентябре 1917 г., так что всякие «немецкие деньги» в любом случае не существенны, а американские тем более.

А начинать можно с конца 80-х, когда развал социалистического блока вызвал к жизни множество «бархатных» революций в Восточной Европе, а потом и в республиках Советского Союза. Не отрицая объективных причин (коммунистическая идея в марксистской интерпретации выдохлась, а нового оформления получить не смогла), признаем, что в этом случае в первую очередь работало оргоружие: были сформированы «агенты влияния» в верхушке.

Далее использовалась массированная манипуляция сознанием, которая работала не так, как в западном «обществе шума», но по другим принципам. Они оказались эффективны из-за полного фиаско официальной пропаганды, которая попала в ситуацию дедлока, как сказали бы компьютерщики, — никакой сигнал сверху вниз не проходил. Им перестали верить, предпочитая даже такие идиотские – но антивластные – интерпретации, как легенду о подделке пленки, когда в 1989г по центральному телевидению показали фортели пьяного Ельцина в Америке.

Ну, и конкретная работа по созданию «лидеров мнения» и управлению ими, что привело к организации массовых акций, воспринимавшихся как протест советского народа, недовольного социализмом (поначалу массовость объяснялась потребностью в информации, т.к. официальные СМИ, как мы уже сказали, доверие утратило, а на митингах можно было услышать другое мнение. Ну, а заражение масс негодованием и т.п. – это дело техники).

С позиции простого обывателя, не дошедшего до митингов, но знавшего о них от соседей или сослуживцев, процесс разложения СССР выглядел так: нужны перемены – что-то они не к лучшему – есть враги – против врагов массы. Ну и мы с массами. Поддерживать не пойдем, но и протестовать не будем. Даже то, что к лету 1991 года большинство населения было против и митингов, и перемен, уже не могло изменить ситуацию: дело разворачивалось руками немногих («малый народ» по Шафаревичу, т.е. интеллигенция, в основном, из мегаполисов) при отсутствии видимой реакции остальных, которые не имели для ответа ни слов (коммунистическая риторика себя вконец опорочила еще раньше), ни технологий: даже выходить на площадь умели только по приказу из райкомов. В 1991 г. началось активное противодействие, были созданы коммунистические организации (В.Анпилов, В.Тюлькин и др.). Но у них уже не было СМИ (как ни странно, при формальном сохранении СССР, КПСС и т.п., уже весной противникам Ельцина было практически невозможно прорваться на центральные СМИ, ТВ).

Если дополнить картину моментами запугивания (Вильнюсские события с погибшими якобы под гусеницами советских танков демонстрантами, затем уже «демократические» разгоны демонстраций 23 февраля 1992г. и 1 мая 1993г, не говоря уж о кровавом октябре 93го), а также «морковкой» возможности обогащения при полном непонимании экономической ситуации – в целом, такое будет представление о первом этапе бархатных революций. А если кто не верит, что в этом участвовали западные силы…

Впрочем, таких, кажется, нет. И Клинтон уже признавался в затраченных деньгах на развал СССР, и директора ЦРУ разных периодов.

Для этого периода характерна огромная роль оргоружия, т.е. поддержки наверху, объективный кризис и особая доверчивость (не путать с манипулируемостью) масс, выросших в обществе Слова, где сказанное с трибуны или напечатанное воспринималось как проверенное и неопровержимое. Интеллигенция, до некоторой степени перешедшая уже в следующую стадию информационного общества, в целом сохраняла этот подход – только сменила знак. И как непререкаемая истина воспринималось уже «сказанное из-за бугра», распечатанное в самиздате.

Технологии воздействия продолжали совершенствоваться. Они готовились уже под другое общество. И прошли так называемые «бархатные» революции, которые, для отличия от первой волны, тоже называвшейся «бархатной», получили название «цветочных» (революция роз в Тбилиси, революция тюльпанов в Бишкек) или «оранжевой» — по киевскому варианту. К этому времени в отечественном, постсоветском и мировом сообществе уже вполне укоренилась мысль, что революции могут объясняться не противоречием производительных сил и производственных отношений, а спецтехнологиями (Оговоримся: все эти силы тоже играют роль, но они имеют мало отношения к конкретным процессам). Поэтому множество исследований в России, СНГ и даже за рубежом (даже – потому что на Западе люди в массе своей гораздо более манипулируемы, и там давно оседланы все варианты сопротивления от неонацистов до леваков) стали выявлять эти технологии, причем весьма успешно. Там тоже играло ведущую роль оргоружие, но в условиях демократии его действие могло быть более скрыто. А матподдержка, напротив, могла быть гораздо более массированной.

Манипуляции на дорогих сердцу каждой конкретной нации идеалах были продуманы и успешны. Но, конечно, тоже требовалась подготовка «лидеров мнения», и уж тут-то она шла достаточно открыто, совмещая материальный стимул (гранты, стажировка за рубежом) с идейной привлекательностью. Открытость проявилась в использовании единого символа (кулака в горизонтальном положении, пальцами вперед) и даже схожих по звучанию названий для молодежных организаций, подготовленных на роль «катализатора протеста»: «Отпор» в Сербии, «Пора» на Украине, «Кхмара» в Тбилиси. Возможно, предполагалось, что идея международного единства будет дополнительным привлекающим моментом для молодежи.

Итак, почему состоялись эти революции, обществознанию сейчас понятно. А почему они не прошли ни в Минске, где явно проводилась аналогичная подготовка, ни в Москве, где тоже были заброшены пробные шары (на некоторых встречах активисты «Поры» из Киева давали мастер-классы)? Насчет Минска, кажется, очевидно: под Батькой всем было лучше, чем под оранжевым Ющенко на Украине. А у нас, в Москве, было не очень-то сладко, хотя Путин продолжил курс Маслюкова-Примакова на поддержку ВПК, а рост цен на нефть дал некоторое послабление в жесткой эксплуатации большинства меньшинством. Однако народ как-то спокойно поддержал Путина и в 2004г., и в 2008. А многие даже голосовали за противоестественную «ЕдРоссию» несмотря на феноменально тупую пропаганду (мы-то думали, что хуже, чем в СССР 80-х, пропаганды быть не может! «Едроссам» удалось переплюнуть).

Здесь можно вспомнить наши стенания о народе, который «не хочет проснуться», ждет, пока «утянут и кровать» и т.п. Действительно, отсутствие сопротивления реформам, разорявшим страну (ну, что такую роль сыграл принятый в это время «Лесной кодекс», уже после прошлогодних пожаров никто не оспорит) и постепенно наносящим удар по кошельку очень многих (пресловутый «рост тарифов ЖКХ») казалось самоубийственным. А возможно, и было таким. Но в массах не было желания как-то раскачивать лодку, причем и на подсознательном уровне. Может, «все что мог, ты уже совершил», а может, это – ожидание и самосбережение перед гораздо более страшными угрозами. И в этом «сонном царстве» не имели шанса «промоутеры оранжада».

К тому же и основные наши «революционеры» из КПРФ, других компартий уже разгадали уловку и понимали, что подбивать народ на действия, которые должны принести пользу врагу – а «глобализация по-американски» воспринималась как главный враг, — это преступно и самоубийственно. Развернулась мощная кампания против «оранжевой угрозы России». И оранжад как-то обошел нас стороной – в отличие от многих других напастей.

Но время идет. И неожиданно миру предстали возмущенные толпы арабов в благополучном туристическом Тунисе, потом в Египте, где все было не так благополучно, но в целом вроде и благосостояние росло, и во главе американский ставленник. Вот эти-то ставленники и сбили с толку многих, особенно в арабском мире, где немало людей считали, что у протестующих есть все основания возмущаться. Конечно, основания у жителей этих стран были. Только в протесте приняли участие не самые бедные – их там хватало, но они как раз и испытали на себе улучшения, — а как отметил один наблюдательный телезритель, «упитанные». Да и технологии с использование Интернет, а затем и мобильников с выходом в сеть предполагают материальный и образовательный уровень выше, чем у феллахов и служащих отелей. Тогда пошли разговоры о невиданной безработице среди образованных, о перекрытиях «вертикальных лифтов», и это было уже правдоподобнее, чем неслыханная страсть к демократии, вдруг охватившая жителей арабских столиц.

Итак, зачем все это нужно «Западу», уже понятно: не просто посадить «своего», «свои» и возглавляли большинство охваченных бунтами стран, а ликвидировать стабильную и легитимную власть, поставив весь регион (судя по попыткам бунтов и в Марокко, и в Иране, охват был как у Халифата в эпоху расцвета) под внешнее управление. Потому что поставленные «революциями» новые власти нуждались в поддержке, а радостный народ-победитель мог ее дать только до этапа наказания «старых тиранов». Скоро стало понятно, что новые власти отнюдь не демократичнее, да и какая демократия во взбудораженной стране? А материальную подпитку могут дать только внешние вливания, которые делаются не за красивые глаза и даже не за демократические лозунги.

Так что наследники «неоконов» постепенно добиваются создания «Средиземноморской дуги нестабильности» (Тут, кстати, вспоминает Саркози с его инициативой создания Средиземноморского совета, кажется, даже со своей валютой – недаром его первого послали на «мокрое дело» в Ливии). При этом и перед войной, как в случае с Ливией, не останавливаются.

А новые «оранжевые революции арабского типа» (их окрестили финиковыми) реализуются с использованием различных местных ресурсов «недовольства». Так в очень благополучной (как мы теперь узнали) за счет национализированной нефти Ливии использовались и племенные разногласия, и старые связи с королевским домом, свергнутым все тем же Каддафи. Активно задействованы радикальные исламисты от «братьев-мусульман» в Египте до «Аль-Каеды», нашедшейся в Ливии. Но в основном движущей силой становились люди, благодаря образованию считающие себя уже частью иного, продвинутого мира, где США с его идеалами и капиталами, сиял, как град на холме. Ну, и важным моментом, наряду с непосредственным участием спецслужба (да-да, той же ЦРУ) и подкупом части элиты, стало обещание новых перспектив на местах, освобождаемых «засидевшимися стариками».

Как, однако, похоже на наши 89-91-ый! И подкуп элиты, и апелляция к «прогрессивным идеалам демократии», и возмущение «геронтократами» с требованиями «Партия, дай порулить!». И, как итог, место подавляющего большинства выходивших и кричавших, видимо, будет там же, где и у нас. Главная разница: тогда ликвидировали врага. Сейчас расправляются со «своими».

Вообще, чему удивляться? В 2009г. много где (в частности, на конференции «Живи, Земля! От вражды к сотрудничеству цивилизаций») звучали предупреждения, что сложившийся мировой порядок, который катится в пропасть вместе с распадом долларовой системы, вовсе не намерен оказаться на свалке истории. И лучшее средство для спасения и порядка, и доллара – война. Вот она и разгорается.

А как у нас? Есть шанс отсидеться или и нас достанут? Конечно, у каждой элиты еще как-то суверенного государства есть шанс: поднять руки как можно выше и кричать «сдаюсь» как можно громче. Но…достаточно ли этого для выживания?

Вроде бы наша интеллигенция – аналог движителя «финиковых» революций – просто прекратила существование и, превратившись в самых обездоленных – «бюджетников», тихо заткнулась, не в состоянии даже потребовать не повышать пенсионный возраст и не поднимать квартплату выше собственных зарплат. Народ безмолвствует, похоже, боясь «поднимать волну», чтобы не захлебнуться в том, в чем он уже давно оказался. На что же надеяться «технологам революций нового типа»?

Вот тут надо вспомнить о существовании небольшого, но агрессивного класса, иногда именуемого «средним», а иногда «мелкой и средней буржуазией». Это не забитые и обобранные рабочие, «бюджетники», пенсионеры – это те, кто забивал, обирал и на этом и выстроившим свое «маленькое мещанское счастье». И уж если на него покусятся…

Вспомните, какие митинги были самыми многочисленными в период кризиса? Из реальных протестов против невыносимости существования – только те, где оно стало действительно невыносимым: в Пикулево, где начали голодать, в Приморье, где в отсутствие хозяина прекратились выплаты работникам единственного в поселке градообразующего предприятия. Ну, может, еще в двух-трех местах, менее известных из-за избирательности наших СМИ. Зато большие массы вышли на митинги во Владивостоке и Калининграде из-за поднятия пошлин на импорт автомобилей. Это были затронуты интересы тех самых «мелких хищников». Заодно и какие-то социальные вопросы упомянули, и о демократии что-то сказали.

Так что есть, есть кого поднимать и в России! И президент наш Медведев это понимает, на всех встречах с «мелким бизнесом» предлагая им «столько суверенитета, сколько смогут заглотить»: и проверки поотменял даже пожарные (после чего полыхнула «Хромая лошадь» в Перми), и сертифицирование продукции, даже лекарств, убрал: ну теперь твоя душенька довольна? Увы, хищники (из людей) всегда голодны, всегда готовы посодействовать «расширению вертикальной мобильности». И в этом им хорошим помощником может стать молодежь, видящая соблазнительные примеры, особняки и иномарки, но допущенная в лучшем случае до уровня «офисного планктона». Конечно, тоже у кормушки, но какой скудной! Тут и охранные предприятия могут помочь – не все же делать своими руками! К тому же массы на митинги у нас в России выводят не через Твиттеры и блоги, а путем тривиальной оплаты – две штуки деревянных за четыре часа. А если из провинции, в чем давно уже упражняются «Наши», то можно только за проезд и за обед. Не под финиками живем!

И это все при том что уровень жизни основных масс падает уже сейчас, при заоблачных ценах на нефть. И отношение к властям, если судить по комментариям в сетях и на мейл.ру (надеюсь, основной ресурс «компетентных органов» для сбора информации), весьма и весьма не…А уж то, что действия пресловутых приморских партизан, взявшихся убивать «просто любых милиционеров», нашло одобрение у 60% населения (а мы ведь и «служивых» наших хоть ругаем, но жалеем – ведь такие же партии и т.п.) – это вообще настораживает.

Хочется надеяться, что настораживает не только скромного аналитика, взявшегося поделиться своими размышлениями с единомышленниками. И, конечно, не только с ними.

Олег Сокольников, Сегодня

Кризис в России: прогнозы ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.