Россия: как слезть с нефтяной иглы?

Экономика России — заложница своих нефтяных ресурсов. И если ничего не делать, не модернизировать, то не совсем понятно, какое нас ждет будущее. Собственно, об этом говорится на всех правительственных и президентских совещаниях. Но есть ли шанс избавиться от этой нефтяной зависимости?

На вопрос попытались ответить ученые Европейского университета в Санкт-Петербурге, которые на днях презентовали книгу «Ресурсное проклятие и постсоветская Евразия: нефть, газ и модернизация».

ВСЕ ЛУЧШЕЕ — В ТРУБУ

Книжка написана на английском языке (дело в том, что исследование заказал один из западных фондов). Но на презентации авторы изложили основные идеи научного труда на русском языке.

- Мощный нефтегазовый сектор в экономике говорит о наличии определенных проблем. В таком обществе складывается множество ловушек, из которых практически нет шансов освободиться. Исключение составляют лишь страны Аравийского полуострова (Арабские Эмираты, Саудовская Аравия и др. — Ред.): они не слезли с нефтяной иглы, но при этом им удалось диверсифицировать экономику (развить другие отрасли. — Ред.), — сказал один из соавторов исследования, Андрей Щербак.

Складывается какой-то порочный круг. Нефтегазовая отрасль высасывает деньги и лучших спецов из других секторов экономики. Бизнес за пределами топливного сектора хиреет. При этом денег в казне полно, и создается видимость, что все в стране хорошо. Но ситуация не меняется — другие отрасли экономики плохо развиваются, и если случается кризис, то экономику страны они вытащить никак не могут.

ЧЕРНАЯ МЕТКА?

Но на презентации с авторами книги пытались и спорить.

- Ваше исследование противоречит историческому опыту развитых стран! — горячился бывший замминистра топлива и энергетики России Андрей Конопляник. — США с конца XIX века до начала 70-х годов XX были мировым лидером по добыче нефти, а затем снизили собственное производство. Великобритания в 60 — 70-е годы активно добывала нефть и газ в Северном море, а сейчас импортирует топливо. Но разве повернется язык назвать эти страны недемократическими?

Авторов книги это смутило. Мол, мощная нефтегазовая отрасль — это, конечно же, еще не черная метка стране. Наглядный пример — Норвегия, которая сейчас занимает пятое место по добыче «черного золота». При этом страна успешно справляется с мировым финансовым кризисом, вполне себе остается демократической и успешно развивает другие отрасли экономики. Сможем ли мы пойти норвежским путем?

На презентации эксперты рассказали такую легенду. Якобы в конце 90-х годов олигархи на даче заключили так называемое «шашлычное соглашение», которое предусматривало равноудаленность и гарантии прав собственности для бизнеса в обмен на отказ от участия в политике. Но в конечном итоге вышло все иначе — роль государства в экономике год от года только и делала, что росла. При этом бюрократический аппарат всеми силами пытается мешать развитию бизнеса в стране.

- Не только большая нефть может оказывать негативное влияние на большой бизнес и большую политику, но и большая политика может усугублять это негативное влияние, — подводит итог профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Владимир Гельман. — Неэффективные институты государственного менеджмента (как это было в 1970 — 1980?е годы, так и в нынешнее время) тоже способствуют упадку, помимо «ресурсного проклятия», устанавливая барьер на пути экономических реформ.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Андрей ЯКОВЛЕВ, проректор Высшей школы экономики:

«А если сделать, как в Чили и Мексике?»

- С одной стороны, коллеги правы. Странам с мощными сырьевыми ресурсами удается развиваться гармонично благодаря демократическому устройству и более-менее развитым институтам гражданского общества. На ум обычно приходят истории успеха Канады, Норвегии… Но это не значит, что у России нет шансов на модернизацию. Существует пример Чили. В 70-е годы более 70% экспорта в этой стране приходилось на медь. В 80-е годы власти диверсифицировали экономику, и к концу 90-х доля меди в экспорте упала до 40%.

Между Россией и Чили наблюдается ощутимая разница: мы надеемся на развитие высоких технологий, а они развивали достаточно обыденные вещи. Выводили на мировой рынок компании среднего уровня, которые могли предложить любой конкурентоспособный товар. Один из феноменов — чилийское вино. Это не нанотехнологии. Но если в 70-е годы чилийским вином торговали только на территории Чили, то сейчас трудно найти магазин в России, где его нет. Опыт необходимо заимствовать. Не обязательно продавать вино, но нужно включать голову и создавать конкурентоспособный продукт.

Авторы исследования также правы и в том, что только желания властей модернизировать экономику мало. Идея должна найти отклик у бизнеса и населения. А сейчас что происходит? Бизнес второго эшелона боится политических рисков и выводит активы из России.

Как могут выглядеть сигналы властей о том, что они готовы к модернизации? Это должен быть комплекс мер. В первую очередь кадровые изменения. Обновлять команду управленцев за счет людей, в компетентность которых можно было бы поверить.

Многие депутаты и чиновники живут не по средствам. Необходимо разработать механизм декларирования не только доходов, но и расходов. Необязательно шерстить покупки всех бюрократов — это нереально. Только начиная с определенного уровня, скажем с вице-губернатора. Но люди должны быть уверены, что верхушка власти неподкупна.

Введение должности уполномоченного по защите инвесторов. Опыт такого рода был в Мексике. Человек занимался расчисткой административных барьеров. Бизнес жаловался на зарегулированность определенных процедур. Если чиновники не могли в течение 45 дней четко аргументировать существование барьера, то он отменялся. В Мексике это стало сильным импульсом для развития бизнеса.

Если деловые люди и население не поверят властям, то даже самая распрекрасная стратегия провалится.

Александр Зюзяев, КП

Кризис в России: прогнозы

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.