The Economist: почему Америке трудно продать сжиженный газ Европе

Терминал СПГНа прошлой неделе министр энергетики США Рик Перри (Rick Perry) отправился в восточную Европу, чтобы попытаться продать американский сжиженный природный газ (СПГ). В Варшаве он предложил рассчитанный на 24 года контракт Польской государственной нефтегазовой компании (Polskie Górnictwo Naftowe i Gazownictwo), по которому она получит 40,95 миллиардов кубометров газа от американского поставщика Чение Энерджи (Cheniere Energy). Рик Перри сказал, что эта сделка «показывает Европе, каким может быть ее энергетическое будущее».

В тот же день в Берлине немецкий министр экономики Петер Альтмайер (Peter Altmaier) встретился с Александром Миллером, председателем правления российского газового гиганта Газпром. Обсуждая увеличение импорта российского газа в Европу через вызывавший острые дискуссии трубопровод «Северный поток — 2», идущий из России в Германию, они говорили о совсем другом будущем, чем то, которое представляет себе Рик Перри.

Европейские страны сейчас борются с растущими опасениями в области энергетической безопасности. С 2015 года спрос на газ в Европе вырос, в том числе благодаря экономическому восстановлению и тому, что предпочтение стали отдавать экологически более чистым газовым электростанциям. По информации межправительственного Международного энергетического агентства (МЭА), общий спрос в Европе (куда, согласно определению МЭА, не входит Россия), достиг 613 миллиардов кубометров. МЭА предполагает, что сейчас он стабилизируется и к 2040 году даже немного снизится. Но из-за уменьшения добычи газа в нероссийской Европе, регион все больше зависит от импорта, в особенности из России, которая уже сейчас покрывает 35 % от всего спроса. Нестабильность ситуации стала очевидна в 2006 и 2009 годах, когда Россия временно прерывала транзит газа через Украину, что привело к дефициту в нескольких странах. Европейские лидеры стали искать альтернативных поставщиков газа, в том числе американского СПГ.

Америка — крупнейший производитель природного газа, и сейчас находится на пути к тому, чтобы стать главным экспортером СПГ, в том числе благодаря растущему спросу в Южной Америке и Азии. Но большой недостаток ее СПГ состоит в том, что, по мнению европейских покупателей, он намного дороже того газа, что приходит по трубопроводу из России. Американским экспортерам приходится продавать газ в Европу как минимум по шесть-семь долларов за миллион британских тепловых единиц (БТЕ, используется в англоязычных странах вместо калории как единица количества теплоты — прим. перев.), чтобы покрыть расходы на замораживание, транспортировку и повторное превращение топлива в газ. Для сравнения, российские долгосрочные поставки в Европу обходятся всего примерно в пять долларов за миллион БТЕ. Американский СПГ также дороже, чем СПГ из Катара и некоторых африканских стран, поскольку в Америке газ изначально дороже добывать, а расстояния, которые он должен преодолеть до покупателя, больше.

В результате, по данным Управления энергетической информации США, Европа импортировала в восемь раз больше газа по трубопроводу, чем сжиженного. Похоже, что эта тенденция продолжается и в 2018 году. Импорт российского газа в страны Европейского союза за первое полугодие достиг рекордных объемов, увеличившись на 8 % по сравнению с тем же периодом в предыдущем году. Угроза конкуренции со стороны Америки заставила Газпром работать более оперативно и снизить цены. Так что американский СПГ скорее всего будет отправляться в Азию, куда много сжиженного газа уже поставляют Австралия и Катар, которые не могут удовлетворить весь растущий спрос. Китай, основная причина этого роста, стал особенно важным направлением. Уверенность в том, что торговая война президента Дональда Трампа с Китаем не закроет этот рынок, для американских поставщиков СПГ важнее, чем любая сделка, подписанная в Европе.

The Economist, Великобритания, перевод ИноСМИ

Новости кризиса: текущая ситуация в мире , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.