Что скрывается за торговой войной Трампа?

Китай против СШАСо времени окончания Второй мировой войны торговля выросла на 50% быстрее, чем мировой ВВП, в основном благодаря последовательным циклам либерализации под эгидой Всемирной торговой организации (ранее это было Генеральное соглашение по тарифам и торговле, или ГАТТ).

Но сегодня, как отмечает в своей статье на Project Syndicate бывший вице-президент Всемирного банка Кемаль Дервиш, последняя доза импортных тарифов президента США Дональда Трампа может подтолкнуть мир к полномасштабной торговой войне, сведя на нет большую часть этого прогресса.

***

Сторонники свободной торговли всегда отмечали рост международной торговли, поскольку они считают это признаком того, что страны капитализируют свои сравнительные преимущества посредством специализации, которая подразумевает повышение эффективности в целом. Критики свободной торговли, напротив, опасаются, что она может блокировать бедные страны в производстве товаров, которые практически не обеспечивают рост производительности, и отмечают, что даже если и существуют совокупная выгода от глобализации, также есть и очевидные проигравшие.

Фактически мало бы кто не согласился с тем, что статическая теория сравнительных преимуществ является плохим руководством для политики развития. Необходим более динамичный поход, для того чтобы определить, действительно ли торговля также приносит знания и обучение новым рынкам. Если да, то это может стать двигателем будущего экономического роста и социального прогресса.

В целом существуют убедительные доказательства того, что торговля действительно обогатила развивающиеся страны, в которых есть поддерживающие политики. Со временем развивающиеся страны научились дополнять торговую политику более высокими инвестициями в инфраструктуру и образование. Но с мировой торговой системой, находящейся на сегодняшний день под нападками со стороны Соединенных Штатов, вопросом для развивающихся стран является как на это реагировать.

Чтобы оправдать свои тарифы, Трамп указывает на двусторонний (или многосторонний) торговый дефицит Америки со своими торговыми партнерами. Но в то время как тарифы могут менять структуру торговых потоков, они мало отразятся на балансе текущего счета, который определяется национальными сбережениями и инвестициями. Если сбережения значительно ниже инвестиций, как в США, текущий счет неизбежно будет с отрицательным сальдо.

Безусловно, тарифы могут иметь побочный эффект на баланс текущего счета. В качестве налога на внутренних потребителей и субсидии для некоторых отечественных производителей тарифы снижают располагательный доход потребителей и увеличивают доход от капитала. По мере того как накапливается больший доход от капитала по отношению к трудовым доходам, тарифы повышают общий уровень сбережений экономики. Тем не менее этот эффект на баланс между накоплениями и инвестициями является как слабым, так и косвенным.

На микроуровне Трамп может утверждать, что тарифы необходимы для защиты определенных секторов. Но многие товары, импортируемые в США, фактически содержат промежуточные товары, которые первоначально производились внутри страны (это в большей степени относится к Китаю). Таким образом, чтобы определить, действительно ли тарифы фактически защищают добавленную стоимость – заработную плату и прибыль — в конкретном секторе США, необходимо также учитывать добавленную стоимость США в рамках самого импорта, который сегодня сталкивается с пошлинами. Предположив, что советники Трампа объяснили ему эти осложнения, возникает вопрос, в чем заключается его истинный смысл.

Хотя стремление Трампа поддержать политически важные отрасли и сократить дефицит текущего счета США, безусловно, сыграло определенную роль в его торговой политике, очевидно, что его главной целью является ВТО и многосторонность, которую она представляет. Трамп, похоже, считает, что многосторонность ослабляет американскую власть, учитывая тот факт, что США всегда могут использовать свое экономическое и геополитическое влияние, чтобы выиграть двусторонний спор. То, чего он не понимает, так это то, что даже самой могущественной стране мира по-прежнему нужны беспристрастные глобальные правила и объективные институты по надзору за ними.

За последние 70 с лишним лет система ГАТТ/ВТО превратилась в многостороннее соглашение, в соответствии с которым одни и те же правила применяются ко всем странам. Это не означает, что более крупные и богатые страны не имеют преимуществ перед меньшими и бедными странами. Такие страны, как США, могут направлять большее число сотрудников и специалистов для поддержки своих собственных производителей на сложных торговых переговорах, одновременно осуществляя параллельную (неофициальную) дипломатию. Однако юридически ВТО является группировкой равных. Положение «наиболее благоприятствуемой нации» означает, что преимущество, предоставляемое производителям одной страны, должно быть распространено на всех.

Возможно, самое главное — ВТО обладает механизмом по урегулированию споров (DSM), который предусматривает своевременное урегулирование разногласий между государствами-членами. Хотя США выиграли большинство дел, которые они передали на рассмотрение арбитражной комиссии ВТО, некоторые они все же проиграли. Благодаря возможности выносить обязательные решения DSM является уникальной особенностью системы ВТО. Ни один многосторонний орган не имеет такого механизма.

Разумеется, существует много способов улучшения многосторонней системы. ВТО, Всемирный банк и Международный валютный фонд должны разработать новые подходы к решению растущего влияния Big Tech, а политика в области конкуренции должна быть внедрена в XXI веке. Было бы также целесообразно, чтобы ВТО приняла форму взвешенного голосования, аналогичную процедуре, используемой МВФ и Всемирным банком.

Что касается критики, что глобализация производит как победителей, так и проигравших, это не аргумент против торговли, это аргумент для политики, которая компенсирует тех, кто остался позади. Исходя из этого те, кто справедливо критиковал ВТО в прошлом, должны объединить свои усилия со своими сторонниками. Обе стороны заинтересованы в защите этого ключевого института глобального управления от ксенофобского одностороннего подхода, воплощенного в политике Трампа.

Перевод — Вести.Экономика

Трамп выступил с угрозами новых импортных пошлин против Китая

Президент США Дональд Трамп заявил, что применит новые импортные пошлины против Китая, который, по его словам, «забирает у США по $500 млрд в год».

– Г-н президент, расскажите о встрече госсекретаря Помпео в Китае. Как она прошла? Прозвучавшая риторика была довольно острой.

– Нет, все прошло очень хорошо. У нас очень хорошие отношения с Китаем. Но, как вы знаете, они забирали у нашей страны по $500 млрд в год в течение многих лет. И мы больше не можем допустить этого. Людям, занимавшим кресло, в котором я сижу, следовало бы говорить об этом много лет назад.

Они на протяжении многих лет забирали по $200 млрд, $300 млрд, $400 млрд и даже $500 млрд в год. Мы помогли отстроить Китай. Если бы мы не сделали этого, Китай не был бы там, где они находятся сейчас. Меня это не беспокоит, но мы больше не будем допускать этого.

– Вы обещали применить новые пошлины против Китая, если они примут ответные меры.

– Да, непременно.

– Вы собираетесь применить новые пошлины?

– Если они применят ответные меры.

– Но они уже применили их.

– Что значит «ответные»? Они уже ответили. Они забрали у нас $500 млрд. Я думаю, что это наиболее сильные ответные меры. Послушайте, Китай хочет заключить сделку. Но я считаю, что они пока не готовы. Я просто хочу сказать, что они пока не готовы. И мы отменили несколько встреч, потому что я считаю, что они пока не готовы заключить сделку.

Мы не можем позволять превращать торговлю в улицу с односторонним движением. Движение должно быть в обе стороны. Это была улица с односторонним движением в течение 25 лет. Мы должны сделать движение на ней двусторонним. Мы тоже должны зарабатывать, понимаете?

Новости кризиса: текущая ситуация в мире , , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.