Продовольственный кризис: что подорожает в России?

По прогнозам экспертов, цены на мясо и молоко до конца года могут вырасти на 20%. Продукты продолжают дорожать, причем цены в магазинах растут гораздо быстрее, чем фиксирует статистика. И это мы чувствуем на своих кошельках.

Почему дорожает продовольствие в России и когда это закончится, «Комсомолке» рассказал Иван Стариков, бывший заместитель министра экономики, профессор Академии народного хозяйства.

Три повода поднять цены

- Иван Валентинович, есть мнение, что следующий кризис будет не финансовый, а продовольственный. Последние события в мире тому доказательство…

- Да, отчасти я с этим мнением согласен. Этому способствует матушка природа — в последнее время мы сталкиваемся с большим количеством катаклизмов. Но и человеческий фактор играет свою роль. Производство еды не успевает за ростом численности населения.

- И население растет как раз в бедных странах, потому как развитые, богатые государства, наоборот, страдают от старения населения… Даже на сайте знакомства в Санкт-Петербурге отмечают, что знакомятся для отдыха, а не создания семьи.

- Вот именно. В результате в бедных странах люди начинают голодать. В урожайные годы спасают гуманитарные поставки, но в этом году, например, мало кто в состоянии отдать излишки, потому что их нет. Сейчас многие страны, наоборот, закупают продовольствие.

- Но почему же аграрии не сеют и не сажают больше, если продовольствия не хватает?

- Ситуация усугубляется еще и ценами на нефть. Дело в том, что, как только цена барреля преодолевает отметку 46 долларов, производство моторного топлива из растительного сырья (рапса, кукурузы, сои и др.), так называемого биодизеля, становится выгодным. В итоге посевные площади, на которых выращивали продовольствие, начинают использоваться для производства топлива.

- Но Россия-то выигрывает за счет высоких цен…

- Наша страна на 28 — 30% зависит от импортного продовольствия. И когда продукты в мире дорожают, нам они тоже достаются дороже. Ситуация усугубилась из-за неурожая во многих странах. И мы видим, к чему приводит рост цен: уже рухнули два режима — в Тунисе и Египте. Правительствам стран, в которых дорожает продовольствие, надо срочно принимать меры.

- У нас тоже цены на продукты растут очень сильно…

- Я о нас тоже говорю. Если сейчас не предпринять срочных мер, то инфляция в стране будет двузначная, процентов 16.

- И причина высокой инфляции — только в дороговизне продуктов?

- У нас целый букет причин. Во-первых, рост тарифов ЖКХ. Власти хотят низкой инфляции, но не готовы для этого сдерживать тарифы. В большинстве регионов плата за ЖКХ увеличилась более чем на 15%. Во-вторых, резкое увеличение налоговой нагрузки на фонд оплаты труда. Ну и, конечно, беспредел, который творился с ценами на топливо. На все это наложился неурожай прошлого года. Треть посевных потеряли.

Дешево не будет

- Получается, зерно будет дорожать до следующего урожая?

- А вместе с ним и все продукты, стоимость которых так или иначе зависит от зерна. Самое большое заблуждение, что цена на хлеб должна быть жестко привязана к стоимости пшеницы. На самом деле в себестоимости буханки только 20% — стоимость муки. Я думаю, что до нового урожая хлеб подорожает процентов на 10%, не больше. И то благодаря тому, что у производителей хлеба серьезная конкурентная среда.

- Какой же продукт подорожает больше всех?

- Скорее всего, мясо. Производители в этой отрасли находятся сейчас под ударом. В себестоимости 1 кг свинины, курятины стоимость зерна составляет 65 — 70%. Если основной корм — зерно — подорожал в 2,5 раза, то сложно удерживать розничные цены.

Сложная ситуация в молочной отрасли. В стране дефицит молока — 16% от потребляемого, это 3,5 — 4 млн. тонн. Население все больше потребляет молочных продуктов, и это очень хорошо. Но производители не успевают за ростом потребления. При нынешних ценах на корма производителям будет очень сложно не разориться, не говоря уже о развитии отрасли. Если сегодня в хозяйстве родилась телочка, то коровой она станет только через 27 месяцев. Все это время нужно вкладывать в животину, тратиться на нее, а затраты начнут окупаться более чем через два года.

Ввести талоны

- Опять появились разговоры о том, что нужно вводить госрегулирование цен. Неужели до такого дойдет?

- Надеюсь, что нет. Наша судебная система, правоохранительные и проверяющие органы работают выборочно: одних прижучивают, другим все спускают с рук. В результате таких проверок одни компании разорятся, другие захватят еще большую часть рынка. В итоге цены взлетят еще сильнее.

- Но закон о торговле допускает замораживание цен, если продукт подорожал на 30% за 30 дней. Правда, эта мера так ни разу и не заработала…

- Суровость российских законов компенсируется возможностью их неисполнения. Правительство понимает, что можно просто столкнуться с физическим дефицитом, что еще хуже.

- Как же побороть рост цен?

- Защитить бедные слои населения и обеспечить производителей гарантированным спросом. Это можно сделать за счет выпуска продовольственных марок, ну или талонов, если народу так привычнее. По моим расчетам, в стране 35 млн. человек нуждаются в такой поддержке. Аналогичные программы действуют в нормальных цивилизованных странах, в том числе и в США. В результате мы сможем уберечь людей от оскудения их продовольственной корзины. Вдобавок производители будут иметь гарантированный спрос на продукцию со стороны государства, которое будет продукцию покупать. А в рыночной экономике продать по достойным ценам важнее, чем произвести.

- Получается, что, если урожай в этом году будет удачный, цены на все остальные продукты расти перестанут, а по-хорошему еще и упасть должны?

- Ну цены у нас не падают. А что касается урожая, то его еще вырастить нужно. Минсельхоз прогнозирует 85 млн. тонн собрать. Я, как это услышал, сразу предложил представителям этого ведомства поспорить. Со мной спорить не стали. Тем самым расписавшись в завышенных ожиданиях. Беда в том, что озимых засеяли недостаточно, и в большинстве случаев некачественными семенами. Вдобавок на юге страны выдалась аномально теплая зима, а в Поволжье — ледяной дождь.

В итоге часть озимых придется пересеивать весной. Есть один вариант: увеличивать посевную площадь. У нас 40 млн. гектаров пашни заброшено, это сопоставимо с площадью пашни всей Франции — самой крупной сельскохозяйственной страны в Европе. И если мы сегодня начнем проводить серьезную агропромышленную политику, то через несколько лет мы сможем не только себя прокормить, но и всех остальных, потому как спрос на продовольствие будет расти во всем мире.

Нигина Бероева, КП

Кризис в России: прогнозы ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.