Дедолларизация экономики: мировой опыт, возможности и риски

Дедолларизация в РоссииНа начальном этапе возможной дедолларизации экономики России потери самого государства могут сводиться «только» к курсовым, а вот банки и их клиенты станут волноваться.

В иностранной валюте сегодня размещено $235 млрд, или около 27% средств клиентов российских банков, отмечают управляющие директора Arbat Capital Алексей Голубовский и Александр Орлов.

1. Германия и Япония: опыт сокращения долларовых расчетов, вкладов, инвестиций

Известно о двух попытках (не считая текущие попытки КНР) сместить доллар с роли гегемона во внешней торговле и золотовалютных резервах ЦБ:

  • в Германии (дойче марка) в 1970-80-е гг.,
  • в Японии (японская иена) в конце 1980-х-начале 1990-х гг.

Первая попытка была следствием нефтяных шоков и отказа США от золотого стандарта, и ее в целом можно считать успешной, т. к. за следующие 15-20 лет из почти 100%-й долларовой торговой системы мир трансформировался в систему, где на расчеты в долларах и марках приходились примерно равные объемы и доля доллара в золотовалютных резервах (ЗВР) опустилась до рекордно низких 45% в 1992 г. (36,5% в мировом обороте стали пиком доли европейских валют, или более 40% с учетом фунта и швейцарского франка). Это стало возможным в первую очередь благодаря ускоренному росту экономик и экспорта Германии и ряда других западноевропейских стран. В дальнейшем распад СССР и объединение Германий вместе с раздувающимся «пузырем» на рынке акций в США на 10 лет вернули доллару гегемонию в мировой торговле и ЗВР.

Введение единой европейской валюты и глобальный финансовый кризис снова вернули евро твердое паритетное место в торговле (по данным SWIFT, доллар и евро обеспечивают примерно по 35-40% мировых расчетов каждая). Но в накоплении и инвестициях доллар остается лидером с большим отрывом: в ЗВР доля евро уже ниже 20%, и именно это должно беспокоить большинство крупных стран, включая Россию.

Валютная структура ЗВР мировых ЦБ

Вторым классическим примером дедолларизации внешней торговли торговли и накопления является история японской иены, которая выстрелила в 1980-е – начале 1990-х. Промышленная революция и стремительный набор лидирующих позиций по большой номенклатуре экспортных товаров с высокой добавленной стоимостью (компьютерная и бытовая техника, автомобили, промышленное и медицинское оборудование) сделали Японию «звездой» 1980-х и значительно повысили спрос на ее валюту. Япония стала таким же врагом номер один для американской экономики, как КНР сегодня. На нее начали давить «западные партнеры».

Уже в 1984 г. Япония согласилась на подписание соглашения с США (Yen/Dollar Agreement), согласно которому и под давлением потенциальных торговых санкций Япония обязалась снять ограничения на движения капитала и обеспечить американским банкам широкий доступ к своему финансовому рынку. В 1985 г. подписано знаменитое соглашение в Нью-Йоркском отеле «Плаза» (Plaza Accord), в результате которого иена укрепилась к доллару более чем в два раза. Это ограничило рост японского экспорта и производства, но привело к росту стоимости активов, сбережений. Кратно выросла и капитализация фондового рынка (которая, впрочем, в дальнейшем обвалилась, когда инвесторы поняли, что экономический рост закончился, в т. ч. усилиями США). На пике 1992 г. доля иены в ЗВР достигала 10,5%, но из-за последующего «потерянного десятилетия» японская валюта так и не вышла в ранг глобальных игроков и сейчас занимает лишь около 5% в ЗВР и 3,5% в расчетах.

Валютная структура международных платежей через SWIFT

2. Юань против доллара США

Сегодня КНР пытается сделать юань третьей по значимости валютой мира. Ни о какой дедолларизации при этом не объявляется (как и о «деевроизации»). Но цель китайцев очевидна – заменить доллар на юань в расчетах в первую очередь азиатскими контрагентами, стимулировать их накапливать китайскую валюту в своих ЗВР. Пока по вкладам в юанях можно получать несколько большую доходность, чем по долларовым, но в целом перевод ЗВР в китайскую валюту экономически нецелесообразен (как мы видим, Россия уже потеряла на переводе части долларовых ЗВР в юань девятизначную сумму в USD только из-за курсовых разниц, то есть выгоды для торговых партнеров КНР пока не видно).

Наиболее важным для текущего момента времени является вопрос, сможет ли юань выйти на лидирующие роли именно в торговых расчетах и кредитовании, предложив миру свою валюту как альтернативу доллару. До лета 2015 г. роль юаня в торговле росла экспоненциально. Но сдувшийся (частично) «пузырь» китайского фондового рынка и кризис 2015-16 гг. с девальвацией юаня и введением валютных ограничений отбросили юань обратно в разряд региональных валют, интересных только для Гонконга и для расчетов с «дружественными странами» Азии, Африки и др.

Но такой пример трудностей дедолларизации не единственный инструмент оценки интернационализации юаня и ухода от платежей в долларах между Китаем и остальным миром. Есть также статистика самого Китая об объемах операций в юанях не только по торговле товарами и услугами, но и по инвестициям:

Объем и структура международных транзакций в юанях

Здесь также видны проблемы с новым набором высоты для юаня после кризиса 2015-16 гг. Таким образом, в международной торговле сейчас по-прежнему конкурируют только евро и доллар, тогда как остальные валюты (иена и юань прежде всего) отъедают долю рынка больше у фунта и швейцарского франка, а не у двух основных валют.

3. Последствия дедолларизации для банков и бизнеса в России

В случае если правительство и ЦБ РФ получат указания стимулировать отказ от доллара США в формировании ЗВР государства, а также накоплении и кредитовании, то потери самого государства могут на первоначальном этапе сводиться «только» к курсовым (хотя они и составят, с учетом объемов ЗВР, миллиарды долларов в месяц). Понятно, что это может оказаться необходимой и вынужденной мерой из-за санкций и агрессивного давления США на любые российские компании и финансовые институты.

А вот для банков (особенно – негосударственных) и бизнеса масштабы потерь оценить пока, похоже, даже не пытаются. В первую очередь ограничения на использования доллара в банковской системе, например для вкладов, кредитования и расчетов внутри страны, приведут к потерям стоимости принадлежащих россиянам валютных активов, которые, конечно, вряд ли национализируют, но в критической ситуации могут «неожиданно» конвертировать в рубли по не самому выгодному курсу (особенно по долгосрочным депозитам). По данным ЦБ РФ, в иностранной валюте размещено сегодня USD 235 млрд, или около 27% средств клиентов российских банков, распределенных примерно 40% на 60% между физлицами и юрлицами).

Перевод внешней торговли от доллара к другим валютам (в первую очередь на евро, но также и на экзотику — рубли/юани), не будет иметь быстрого и серьезного влияния на доходы большинства россиян. Но у участников внешней торговли появятся дополнительные издержки и главное — валютные риски. Причем, если большие и сверхприбыльные госкорпорации потеряют относительно небольшую часть прибылей (например, если «Роснефть» будет продавать больше нефти в КНР за юани, а покупать в странах ЕС оборудование за евро, все равно для ее объемов продаж и прибыли это означает лишь несколько процентов изменений), то ориентированные на экспорт в «долларовые» страны компании, вынужденные конвертировать выручку из долларов в другие валюты, могут просто свернуть экспорт из-за нерентабельности.

4. Потери для населения от прекращения долларовых депозитов и что делать с наличными в «кубышках»

По данным ЦБ РФ, на счетах и вкладах населения размещено около 6 трлн руб. (эквивалент менее чем USD 100 млрд), что составляет около 22% от общего объема частных вкладов. Еще порядка USD 65 млрд хранится в форме наличной валюты – это официальные цифры по легальному ввозу/вывозу наличности. Поэтому можно оценить минимальный интерес населения к вопросу судьбы доллара в РФ цифрой в USD 175-200 млрд.

Для большинства граждан РФ, которые не могут вывести накопления за границу, остается только покупать внутри страны активы, генерирующие доход (но выбор таких активов очень невелик). У кого есть возможность, может также покупать драгметаллы (особенно если отмена НДС по золоту произойдет раньше «отмены» вкладов в долларах) и прочие «вечные ценности», которые, к сожалению, имеют слишком малую ликвидность, чтобы быть спасением для широких масс вкладчиков и мелких инвесторов. Еще одним вариантом будет покупка российских государственных и «квазигосударственных» (госкорпопративных) евробондов, имеющих клиринг на Московской бирже и не требующих вывоза капитала из страны. Но и в них остается риск введения регулируемого валютного курса, к которому, скорее всего, придется перейти, чтобы конвертировать валютные депозиты по «правильному» для ЦБ (т. е. «плохому» для населения) курсу.

Хочется надеяться, что власти также поймут необходимость рассмотреть вопрос дедолларизации без введения ограничений на какие-либо другие валюты, в первую очередь евро. Это будет логичным первым шагом, т. к. даст ЕС экономический стимул к неприсоединению к более жесткому санкционному режиму против России (текущий набор санкций пока еще не самая большая проблема для нашей внешней торговли). Более того, это может сгладить негативный эффект для населения и заинтересованных элит, а банкам позволит сэкономить на процентных ставках: за доллар же надо платить 2%+ по депозитам, а за евро можно ничего не платить населению.

В любом случае следует отдавать себе отчет в том, что даже разговоры про дедолларизацию (особенно в формате лозунгов и выкриков с парламентских трибун) однозначно вызовут панику и отток капитала из России, причем в очень значительных масштабах (десятки млрд долларов). Поэтому наиболее вероятно, что если отвечать за проведение этой (видимо, вынужденной и необходимой из-за антироссийских санкций) экономической политики будут некомпетентные или отдельные жуликоватые менеджеры, заинтересованные в спекулятивной игре на валютном курсе, то потери для страны будут огромны. А следствием первых больших потерь, падения рубля и оттока капитала станет то, что дедолларизация будет сопровождаться введением жесткого валютного контроля и в дальнейшем еще большими потерями.

Алексей Голубович, Александр Орлов, Вести.Экономика

История кризисов, Кризис в России: прогнозы , , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.