Следующий экономический спад может посоперничать с Великой Депрессией и уничтожить $10 трлн. активов американских домохозяйств

Кризис в СШАКрупнейшие страны мира ступают по очень тонком льду и не располагают фискальными и монетарными инструментами для экстренной борьбы со следующим экономическим спадом.

Теперь, когда текущая экспансия подходит к своему завершению, видные ветераны прошлого кризиса опасаются еще более трудноизлечимого экономического спада, чем рецессия, стартовавшая после банкротства Lehman. Последствия предстоящих экономических неурядиц могут оказаться фатальными для либеральной демократии.

“У нас нет возможности развернуть экономику”, — сказал Мартин Фельдштейн, президент Национального Бюро Экономических Исследований США.

“Когда наступит следующая рецессия, она будет глубже и продолжительнее, чем прошлая. У нас нет стратегии, позволяющей справиться с ней”, — сказал он The Daily Telegraph.

Профессор Фельдштейн, бывший председатель Совета Экономических Консультантов при Белом Доме, описал мрачный сценарий, больше похожий на экономические депрессии 1870-х или 1930-х годов, чем все то, что имело место в послевоенную эпоху.

Он предупредил, что политика сверхнизких процентных ставок и монетарного стимулирования, проводимая Федеральным Резервом США в последние 10 лет, вытолкнула акции Уолл-стрит в заоблачные высоты, которые больше не имеют никакого отношения к исторически сложившимся фундаменталиям. Цены акций неизбежно упадут на землю.

Цены акций неизбежно упадут на землю

Профессор Фельдштейн сказал, что следующий медвежий рынок, скорее всего, будет запущен всплеском доходностей 10-летних облигаций американского Казначейства – событием, которое обнажит риск, уничтожения $10 трлн. активов американских домохозяйств. Каскадный обвал “эффекта богатства” истощит розничную экономику на $300 — 400 млрд. в год, что приведет к метастазированию рецессионных сил.

“Бюджетный дефицит стремится к отметке $1 трлн., а долговой коэффициент уже вдвое выше, чем его значение десятилетней давности, поэтому у правительства есть мало возможностей для бюджетной экспансии”, — сказал он, выступая в кулуарах форума Ambrosetti на озере Комо.

Еврозону ожидает еще более плохая перспектива, когда глобальный экономический цикл подойдет к концу, поскольку Европейский Центральный Банк еще не создал буферы безопасности против дефляционного шока. Не до конца выстроенная структура валютного союза почти гарантирует, что любой ответ на экономический спад будет слишком недостаточным, и он будет реализован слишком поздно.

“У европейцев нет финансового резерва. У них ничего нет. По крайней мере у вас в Великобритании есть собственный центральный банк и казначейство, поэтому вы окажетесь в лучшем положении”, — сказал он.

“Марио Драги будет очень рад, когда он покинет ЕЦБ, потому что неясно, как они собираются выбираться из всего этого, когда у них все еще нулевые ставки. Они не могут снова повторить трюк с дешевым евро”, — сказал он.

Поразительно, что доходности облигаций Австрии, Бельгии, Финляндии, Германии, Ирландии и Нидерландов (но не Франции, и это интересный момент) со сроком погашения через пять лет и больше по-прежнему отрицательны. Это свидетельствует о глубоких структурных проблемах.

Доходности

ЕЦБ взял на себя обязательство сохранить свою референтную ставку на отметке минус 0,4% до конца 2019 года. К тому времени глобальная экономика будет крайне уязвимой, так как стимулы от налоговых послаблений и инфраструктурных расходов Дональда Трампа ослабнут.

США входят в неизведанные и опасные воды. Эксперты не уверены, сможет ли страна — в экстремальной ситуации — последовать примеру Японии и возвысить отношение госдолга к ВВП до занебесных уровней (245% ВВП).

Разница между США и Японией заключается в том, что японцы являются крупнейшими в мире сберегателями и внешними кредиторами. Американцам приходится импортировать капитал для финансирования своего двойного дефицита.

Иностранным инвесторам принадлежит половина эмитированных казначейских облигаций США. Они не будут всегда финансировать резко увеличивающиеся дефициты. Профессор Фельдштейн сказал, что американцам придется самим финансировать бо́льшую долю расходов, и рынки акций и облигаций США примут на себя удар.

Оливье Бланшар, бывший главный экономист Международного Валютного Фонда, сказал, что у США достаточно средств, чтобы справиться с обычной рецессией, но в случае глубокого экономического спада американскому правительству придется полностью отказаться от общепринятых правил.

Пусть после предыдущих раундов количественного смягчения баланс Федрезерва разросся до “пугающих” $4,2 трлн., во время следующей рецессии он может быть увеличен на гораздо бо́льшую величину. “Если возникнет необходимость, мы могли бы удвоить его, и ничего страшного при этом не случится”, — сказал он, выступая на форуме, устроенном ФРБ Бостона.

Профессор Бланшар, работающий в настоящее время в Институте Петерсона, сказал, что Федрезерв может покупать акции. Банк Японии уже делает это. Он является крупнейшим держателем биржевых индексных фондов на токийской бирже. “Такой подход может быть эффективен, и он может работать даже лучше, чем скупка длинных облигаций”, — сказал он.

Федрезерв может даже печатать “вертолетные деньги”, чтобы напрямую финансировать бюджетный дефицит. Эта идея была вброшена учеными-экономистами после последнего кризиса, но ее сочли слишком радикальной для политической системы.

Этот вариант “народных денег” предусматривает инъекции стимулов непосредственно в вены экономики, а не направляет их через рынки активов, то есть через механизм просачивания, запущенный после кризиса Lehman, который значительно обогатил богатую часть общества и лишь усилил имущественное неравенство. Но в таком сценарии впоследствии будет трудно изъять из экономики излишнюю ликвидность.

Пусть у США и есть теоретическая возможность поэкспериментировать с вертолетными деньгами, но нужно учесть, что Конгресс будет с враждебностью относиться к любой подобной форме монетарного авантюризма. Такой подход мог бы быть последним средством. В еврозоне такие эксперименты совершенно невозможны в силу наличия законов ЕС и ограничительных фискальных правил Пакта Стабильности.

Г-н Бланшар сказал, что для борьбы с рецессией, запущенной крахом Lehman, потребовалось не менее 850 базисных пунктов снижения ставок — напрямую или синтетически (в рамках модели Ву-Ксиа) посредством скупки облигаций — и теперь такой подход очевидно недоступен. Его совет заключается в том, чтобы отложить ужесточение денежно-кредитной политики и разогреть экономику США до того состояния, пока не исчезнет опасность дефляционной депрессии.

Новый кризис оголит еще одну огромную проблему. Капитолийский холм связал руки Казначейства США и Федерального Резерва, породив серьезные сомнения в том, могут ли американские власти законно повторить кризисные меры, которые позволили спасти финансовую систему в 2008 году.

Бен Бернанке, Хэнк Полсон и Тим Гейтнер

Трио, выступившее в роли пожарных в событиях десятилетней давности, — Бен Бернанке, Хэнк Полсон и Тим Гейтнер — на прошлой неделе опубликовали совместную статью в New York Times, в которой они выразили сожаление тем фактом, что Конгресс лишил регуляторов “мощных инструментов”.

Более жесткие правила ограничивают возможности Федрезерва предпринимать шаги, препятствующие ликвидационным продажам на рынках активов. Закон Додда-Франка не позволяет спасти отдельные компании, оказавшиеся в беде (должно быть не менее пяти таких компаний, и они должны быть платежеспособными), и не позволяет кредитование небанковских организаций. Федрезерв не может выступать гарантом по долгам банков и фондов денежного рынка. Американский монетарный регулятор может кредитовать только “застрахованные депозитарные учреждения”.

В 2008 году капитализм спасли молниеносные шаги, предпринятые Федеральным Резервом США и Казначейством страны, которые поддержали рынки коммерческих бумаг и рынки ипотечных облигаций, а также остановили набег на индустрию денежных рынков. Потребовалось $1,5 трлн. экстренных займов, чтобы остановить развитие порочной спирали. “Эти полномочия сыграли решающую роль в прекращении паники 2008 года”, — написали они в статье.

Многие забывают, что Федрезерв также спас европейскую финансовую систему, когда глобальные рынки долларового фондирования перестали работать сразу же после крушения Lehman и AIG. В те дни стало почти невозможно рефинансировать трехмесячные долларовые кредиты. ЕЦБ и прочие центробанки не имели возможности создавать доллары, которые были так необходимы для поддержки работы европейских межбанковских рынков.

Следующий экономический спад может посоперничать с Великой Депрессией

Федрезерв ответил на кризис предоставлением своп-линий долларовой ликвидности для своих коллег- центральных банков, отменив все лимиты 14 октября 2008 года. Общий объем свопов вырос до $580 млрд.

Сегодняшняя проблема заключается в том, что у Федрезерва больше нет полномочий совершать такие действия. В такой ситуации ему понадобится одобрение Секретаря Казначейства США и, следовательно, Белого Дома, которым руководит Трамп.

Вопрос заключается в том, согласится ли г-н Трамп “выручить” Европу в кризисные времена, или она сочтет, что она должна решать свои проблемы самостоятельно. Кроме того, он может попытаться использовать появившеюся у него огромную власть в качестве рычага для достижения политических целей или целей торговой политики.

Короче говоря, в настоящий момент есть основания полагать, что у долларизованной глобальной финансовой системы нет кредитора последней инстанции, готового быстро вступить в борьбу с новым кризисом.

На прошлой неделе Гордон Браун предупредил, что отсутствие глобальной солидарности грозит создать ядовитую ситуацию, когда настанет время следующего финансового шторма. Почти все политики, пережившие последний кризис, согласны с его мнением.

Источник — telegraph.co.uk, перевод — finview.ru

Мировой кризис: последствия и перспективы , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.