Рынки акций ЕС и США упали на фоне обвала турецкой лиры

Президент Турции Реджеп Тайип ЭрдоганФондовые индексы западных стран негативно отреагировали на резкое падение котировок турецкой валюты на фоне нового витка «торговой войны» и опасений финансовых потерь крупных банков.

Давление на позиции лиры сохранялось на протяжении нескольких последних лет, однако в начале августа падение котировок усилилось на фоне заметного ухудшения отношений между США и Турцией, в частности в плане взаимных объявлений о санкциях в отношении членов кабинета министров Турции и администрации Трампа, а также объявления о новых импортных пошлинах на сталь и алюминий из Турции со стороны США.

В пятницу, 10 августа, котировки пары доллар/лира протестировали уровни выше 6,8 лиры за доллар. В течение дня падение котировок лиры в моменте достигало 20%, в среднем снижение составило чуть более 15%.

На этом фоне ряд СМИ отметили риски, с которыми могут столкнуться европейские банки, владеющие активами в Турции. В частности, издание Financial Times сообщило о том, что в Европейском центральном банке оценивают потенциальные валютные риски портфелей ряда банков, среди которых, в частности, были отмечены испанский BBVA, итальянский UniCredit, французский BNP Paribas и ряд других.

На этом фоне биржевые индексы стран ЕС в пятницу, 10 августа, продемонстрировали снижение в пределах 1–2% из-за валютного кризиса в Турции. Немецкий индекс DAX упал на 1,99% до отметки 12 424 пунктов, британский FTSE 100 снизился на 0,97% до уровня 7 667 пунктов, французский CAC 40 потерял 1,59%, завершив торги на отметке 5 414 пунктов, итальянский MIB упал на 2,51%, закрывшись на значениях 21 090 пунктов, испанский IBEX 35 снизился на 1,56% до уровня 9 602 пунктов.

В немецком издании Welt отметили, что наиболее уязвимым в виду резкого ослабления лиры является банковский сектор Испании.

Кроме того, также было отмечено, что на фоне уже происходившего ослабления лиры президент США Дональд Трамп своим заявлением о новых импортных пошлинах против Турции фактически способствовал дополнительном давлению на лиру.

До этого США уже применяли импортные пошлины на сталь и алюминий в отношении Турции и ряда других стран (в частности, Китая, Индии, России, Японии, а также стран ЕС). После этого Турция объявила об ответных мерах в отношении американских товаров.

Опасения по поводу валютного кризиса в Турции также привели к падению фондового рынка США. Индекс Dow Jones в рамках внутридневной сессии пятницы в среднем терял 0,9%, снижаясь более чем на 200 пунктов до уровня 25 277 пунктов. Снижение по S&P 500 и Nasdaq составляло 0,8% и 0,7% соответственно. Ряд экспертов также отметили заметное снижение ставок по гособлигациям США, что обычно расценивается как бегство от риска при падении аппетита к рискованной игре у инвесторов на фондовых рынках.

Динамика курса турецкой лиры

Повторит ли Турция судьбу Венесуэлы?

6 августа — день, когда турецкая лира рухнула до рекордного минимума в ответ на введенные администрацией Дональда Трампа санкции против Анкары из-за ареста американского пастора Эндрю Брансона — может стать “черным понедельником” для экономики Турции.

6 августа турецкая валюта упала до 5,11 к доллару, преодолев психологический барьер 5 лир. Около полуночи она уже торговалась на уровне 5,42 к доллару.

На фоне всех этих событий президент Реджеп Тайип Эрдоган, которого можно назвать верховным лидером страны, так как он отвечает практически за все, появился на публике лишь один раз. По иронии судьбы Эрдоган в тот день встречался с высокопоставленным чиновником из Венесуэлы, которая, как известно, также переживает серьезный экономический кризис.

Встреча Эрдогана с министром промышленности и национального производства Венесуэлы Тареком Эль Айссами получила широкое освещение в проправительственных СМИ Турции, поскольку визит состоялся вскоре после покушения на венесуэльского лидера и близкого друга Эрдогана президента Николаса Мадуро.

Отношения между двумя странами до такой степени близкие, что Мадуро решил присутствовать на церемонии инаугурации Эрдогана в Анкаре 9 июля, а после атаки Эрдоган сразу же позвонил своему венесуэльскому коллеге, чтобы выразить солидарность.

Сближает эти две страны еще и то, что виновником всех своих экономических и политических трудностей они называют Соединенные Штаты, отмечает турецкий журналист Ченгиз Чандар в своей статье для портала Al Monitor.

Наблюдая за стремительным обесцениванием турецкой лиры, некоторые пользователи социальных сетей не без иронии задают вопрос, может ли турецкий президент попросить экономического совета у венесуэльской стороны. Но вряд ли Каракас способен предложить Анкаре путь решения проблемы, так как сам не может преодолеть кризис. Сегодня инфляция в Венесуэле достигла невиданных 27 000%.

Годовой рост цен в Турции, который в прошлом году оценивался двузначной цифрой, также вызывает озабоченность у международных инвесторов и предвещает глубокий экономический кризис. В июне инфляция составила 15,39% — самый высокий уровень с 2003 г.

Тем не менее Турцию нельзя сравнивать с Венесуэлой, несостоявшимся государством и страной-банкротом, откуда тысячи людей ежедневно бегут в соседнюю Колумбию. Правда, Турцию, как ни странно, все чаще и чаще упоминают в одном ряду с ее лучшим другом в Южной Америке.

Информационное агентство Bloomberg 22 июня — за два дня до выборов, которые еще прочнее зацементировали «единоличное правление» Эрдогана, — предположило, что Эрдоган будет переизбран (что и произошло), но его политическое будущее будет зависеть от того, сумеет ли он добиться такого же роста экономики, который удерживал его у власти в течение 16 лет.

По мнению Bloomberg, логическим итогом экономической политики, которая игнорирует инфляцию и финансовый рынок ради роста, является крупномасштабный дефолт, необходимость во внешней финансовой помощи и даже национализация.

«Экономист, который предпочел остаться анонимным, считает, что Турция может повторить судьбу Венесуэлы», — пишет Bloomberg.

В то же время другой известный турецкий экономист и финансовый эксперт Атилла Есилада сомневается в развитии подобного сценария, главным образом из-за того, что сам Эрдоган не допустит этого.

«Он не будет реформировать, он не будет строить то, что необходимо для устойчивого будущего роста, но его чувство самосохранения не позволит Турции скатиться к кризису», — уверен Есилада.

Пугает многих наблюдателей усиливающий национализм и антиамериканизм. Турецкое общество в обвале турецкой лиры практически единодушно винит Вашингтон и отказывается видеть какие-либо ошибки в действиях Эрдогана.

Подлить масло в огонь может штраф в $20 млрд, который обещает наложить на турецкий банк Halkbank Министерство финансов США. Если это произойдет, то бремя штрафа ляжет на турецкую казну, что может серьезно подорвать способность Анкары бороться с будущими финансовыми вызовами.

«Турция не так сильна, как ей хотелось бы казаться. Либо Анкара немедленно освободит американского пастора и откажется от покупки российских С-400, либо ее ждут разрушительные для национальной экономики последствия», — заявил Ahval News другой анонимный эксперт.

И хотя слишком рано утверждать, что Турцию ждет судьба Венесуэлы, можно с твердостью говорить, что Турция все больше и больше похожа на «Венесуэлу Ближнего Востока».

Источник — Вести.Экономика

Новости кризиса: текущая ситуация в мире , , , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.