Рост НДС увеличит цены на авиаперевозки в России на 10%

АвиаперевозкиНалоговые «отшлифовки», о которых предупреждал первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов, идут полным ходом. С 1 января 2019 года в России повышается налог на добавленную стоимость (НДС), кроме того, решается вопрос об отмене льготного НДС, в частности на внутренние авиационные перевозки.

Российские авиакомпании уже предупредили: если НДС повысят, перевозчикам придется поднять тарифы по всем направлениям как минимум на 10%.

В Ассоциации эксплуатантов воздушного транспорта подсчитали: льготы для региональных рейсов в обход Москвы обойдутся бюджету в 17 млрд руб., а увеличение НДС для полетов через столицу, напротив, принесет 37 млрд рублей. В ассоциации подчеркнули, что тем самым налоговая нагрузка на отрасль вырастет на 20 млрд рублей, что неминуемо приведет к росту тарифов по всем направлениям. Среди экспертов существует мнение, что НДС на внутренние перевозки должен быть вообще обнулен.

Эту тему в программе «Пронько. Экономика» на телеканале «Царьград» мы обсуждали с президентом Фонда «Партнер гражданской авиации» Олегом Смирновым.

Юрий Пронько: Олег Михайлович, насколько я понимаю, вы один из тех, кто считает, что надо обнулить НДС. Можете доказательную базу привести, для чего это необходимо?

Олег Смирнов: В 1991 году мы покинули статус великой авиационной и самолетостроительной державы, к сожалению. И вот уже более четверти века мы болтаемся, подбираем летальные аппараты Боинга и Аэрбаса, 95% пассажирооборота выполняем на западных самолетах. Мы забыли, что такое великие Туполевы, Илюшины, Яковлевы и другие наши типы самолетов, которым аплодировал весь мир. Потеряв этот статус, больнее всего у нас пострадали местные малые авиаперевозки. Несмотря на то что и самолеты прекратили выпускать малые, еще и сократили более тысячи аэропортов.

Ю.П. То есть они уничтожены?

О.С. Было 1450, осталось чуть более 200 аэропортов. В то же время США имеют 15 тысяч аэропортов. Все остальные страны тоже, чуть меньше, конечно, потому что Америка особая страна, где политика аэрофикации развивается ежедневно.

Ю.П. При этом территория нашей страны, мягко говоря, немаленькая.

О.С. Мы должны гордиться тем, что у нас 17 миллионов квадратных километров, а США имеют несчастных 9 миллионов.

Ю.П. Но там 15 тысяч аэропортов. А что у нас?

О.С. 200 с небольшим аэропортов. Мало того, что за эти четверть века мы потеряли статус великой самолетостроительной авиационной державы, мы стагнируем постоянно. А США, Европа и Китай революционизируют авиационную отрасль. Пример, который не опровергнет ни один либерал. В прошлом году мы перевезли 105 миллионов, и в грудь себя бьют все министры, какие мы молодцы. Никакие мы не молодцы! Это мелочь. За это же время, не прекратив политику аэрофикации своих стран, США перевезли 850 миллионов, Европа — близко к этой цифре, в то время как в 90-м году мы были сопоставимы по перевозкам.

Мы перевозили 140 миллионов, чего, кстати говоря, не достигли по сегодняшний день. Вот это революция, а сегодня мы перевозим только 105 миллионов. Европа столько же. Китай, над которым мы усмехались, потому что по авиационным параметрам они были везде ниже нас значительно, перевез в прошлом году 600 миллионов.

Ю.П. Олег Михайлович, почему вы об этом заговорили применительно к НДС? Какая корреляция между этими фактами и льготным налогом?

О.С. Я был в числе команды, когда Министерство гражданской авиации возглавлял министр Борис Павлович Бугаев. В 1985 году под его руководством команда сумела перевести отрасль на самоокупаемость. При том, что внутренние перевозки всегда были убыточными, есть убыточные и будут убыточными во всем мире. Но грамотное экономическое руководство отраслью привело к тому, что те заработки, которые «Аэрофлот», единственная тогда авиакомпания, зарабатывал особенно на международных рейсах, а летали по всему миру, и на внутренних больших рейсах, все это перекрывало расходы малой авиации.

В общем, отрасль была рентабельной. Об этом говорит и количество аэропортов, все-таки 1450 аэропортов построили, что стоило немалых денег. В чем мы были великой авиационной державой? Из любого пункта нашей громадной России, из северной в том числе, из любой деревни были регулярные полеты. Мы мало чем изменились за эти четверть века. Из 17 миллионов квадратных километров площади нашей страны 60% не имеют ни автомобильных, ни железных дорог. И единственная возможность выполнить конституционное, кстати говоря, право на передвижение отсутствует.

Это привело к тому, и разрушение тысячи аэропортов в том числе, что люди в этих районах остались без связи. Это, по сути дела, добровольное заключение. Граждане наши не могут терпеть в 21-м веке подобные ГУЛАГи, искусственно создаваемые, и покидают их, забивая окна-двери этих населенных пунктов. Это обстоятельство привело к тому, что три миллиона человек оттуда ушли. А эти районы — как раз те, где кроются все перспективные месторождения – нефти, газа, золота, металлов и других ископаемых.

Ю.П. Вы имеете в виду районы Крайнего Севера?

О.С. Да. Севера и Дальнего Востока. Конечно, это больная тема. И это чувствует правительство. Какие-то меры последние годы предпринимаются. Например, были созданы казенные предприятия, это не от хорошей жизни, когда бюджет взял на себя Якутию и прилегающие к ним районы. Бюджет финансирует для того, чтобы эти казенные предприятия минимально предъявляли финансовые претензии авиакомпании, и которые бы летали в эти районы.

Ю.П. Ради сохранения структуры авиационной?

О.С. Конечно. К тому же хочу отметить, что гражданская авиация – это не просто вид транспорта для нас, для наших специфических условий. Это некий бандаж, скрепляющий единство нашей страны. И правительство последние годы озабочено, это же элементарные истины, этим. И как раз бюджет подключают к финансированию перевозок наших людей, как вы знаете, 33 с лишним миллиарда рублей выделяется на подобные цели. Это, кстати, хорошо работает, но этого мало, это мизер.

Ю.П. Минфин и говорит сейчас, обнулим льготный НДС и, может быть, перенаправим потоки. Московский авиационный узел перегружен, необходимо принудить авиакомпании перестать летать через Москву. То есть надо создать другие хабы в стране.

О.С. У нас гражданская авиация находится в таком положении, особенно малая и средняя, региональная, что НДС надо обнулять на внутренние перевозки. Это даст реальную возможность на сумму обнуления этих средств уменьшить стоимость авиабилетов и заинтересовать авиакомпании и аэропорты на развитие.

Кстати, США, поскольку они лидеры, у них аэропортовых сборов таких нет. Потому что они считают аэропорт объектом инфраструктуры. А инфраструктура – это забота государства. Государство должно брать на себя все эти расходы. Какие налоги еще? Наоборот, помогать надо аэропортам, чтобы вовлекать авиакомпании больше летать для обеспечения воздушных связей, транспортных связей в стране. Минфин не продумал до конца эти вопросы. И рассматривает эти блоковые дела. Еще раз утверждаю, что гражданскую авиацию России, с ее площадью, с ее необходимостью связи малых населенных пунктов с центром и так далее, надо рассматривать как единый организм.

Ю.П. Проблемы все-таки в авиакомпаниях? То есть им невыгодно с точки зрения бизнеса наращивать маршрутную сеть по стране?

О.С. Как авиакомпания вычисляет стоимость билета? Она исходит из основных расходов, которые несет. Три главные статьи затрат. Первая позиция — 30% расходов – это поддержание летной годности воздушных судов. Здесь мы влипли в капкан, о котором профессионалы предупреждали все прошедшие 25 лет. Мы полностью переориентировались на западную технику. Что это значит? Эксплуатируя Боинги и Аэрбасы, мы эту технику покупаем или берем в аренду за доллары, ремонтируем за доллары, покупаем запчасти, а их тысячи, за доллары, покупаем тренажеры за доллары.

Ю.П. Соответственно, любая девальвация российского рубля со всей силой бьет по авиакомпаниям.

О.С. Продаем-то билетики за рубли. И сегодня в авиакомпании элементарно не хватает, неся эти огромные потери по поддержанию летной годности западных воздушных судов, для конвертации необходимого количества валюты, чтобы оплатить. А ты попробуй не оплатить аренду авиакомпании, аренду Боинга и Аэрбаса. Что происходит? Очень жесткие правила. Если ты не оплатил, только ты вылетел за пределы нашей страны, за границу, самолет тут же арестовывается за неуплату.

Вторые 30% — авиатопливо. Мир имеет примеры помощи в этом вопросе. В США делают топливо дешевым для полетов на Аляску. В Китае — для полетов в горные районы, где нет железных и автомобильных дорог, Австралия делает другую стоимость топлива для полетов в свою пустыню, где нет железных и автомобильных дорог. Иран – там вообще копейки стоит для внутренних перевозок ГСМ. Как только повышается цена на авиатопливо, будет повышаться цена авиабилета.

И третьи 30% — это аэропортовые сборы. Как раз то, с чего мы начали разговор. Если США считают аэропорты инфраструктурой и не облагают их налогами, то у нас нет. У нас аэропорт платит бешеные налоги за аренду земли. В некоторых районах это колоссальные платежи. Поэтому правительство должно думать в комплексе.

Чиновники говорят: сделаем, как в Германии, во Франции, в Бельгии. Они сравнивают Россию с западными странами. В Бельгии можно пешком дойти из города в город. Пройдешь за сутки-двое, а у нас попробуй от Калининграда до Камчатки пешочком дотопать.

У нас разные страны, разные подходы. И когда члены правительства сравнивают нашу экономику с экономикой Бельгии, Франции, Финляндии и так далее, это просто нелепо и смешно выглядит. Потому что они действуют так же. У нас действовать надо по-другому. Надо членам правительства действовать как хозяевам страны в 17 миллионов квадратных километров.

Ю.П. Осознать этот масштаб.

О.С. Куда вмещается вся Европа плюс Канада. Вот такие члены правительства у нас должны быть. Когда такие члены правительства появятся, тогда у нас с вами будет все в порядке. И мы будем летать по тем же ценам, по которым летают и США. Мало того, еще один важный момент, который тоже надо подтягивать правительству. США в прошлом году из своих 850 миллионов перевезли по системе лоукост 50%. Это значит, за 10-20 долларов они могли перелететь с берега Атлантического на берег Тихого океана.

У нас попытки двух компаний не увенчались успехом. Сейчас «Победа» занимается этим плотненько, она делает все правильно и, опять же, встречает со стороны госчиновников серьезное сопротивление. Пока мы перевозим единицы по лоукост-системе. А лоукост — это реальная попытка государства помочь своим гражданам свободно передвигаться, независимо от их заработка, по своей стране.

Юрий Пронько, Царьград

Новости кризиса: текущая ситуация в России , , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.