Кризис заставил россиян заниматься бизнесом

За 2010 год в России значительно выросло количество «предпринимателей поневоле». За 2010 год в российском малом бизнесе значительно выросла доля предпринимателей, которые были вынуждены заняться своим делом не по своей воле: их заставили жизненные обстоятельства, в частности, потеря работы. Такие данные содержатся в исследовании, проведенном совместно Ситибанком и Российским микрофинансовым центром (РМЦ). Тенденция положительная, уверены эксперты: класс малых предпринимателей станет шире. Правда, есть риск, что произошедший в этом году рост налогового бремени тенденцию остановит.

Дизайн-Клуб предлагает качественные прихожие как из натурального дерева, так и из современных мебельных материалов. Также в ассортименте мебель для любой комнаты в вашем доме или в квартире — стильная, современная, качественная.

В прошлом году доля стартапов составила примерно треть от всего количества малых и средних предприятий. Такие данные были озвучены на презентации исследования под названием «Портрет российского владельца малого и среднего бизнеса». При этом полку владельцев малого бизнеса прибыло во многом за счет людей, которые изначально не намеревались запускать собственный бизнес. «Люди начали заниматься своим делом от безысходности, не имея возможности заработать где-то еще»,— пояснил руководитель департамента по работе с малым и средним бизнесом Ситибанка Виктор Рожков.

Несчастье помогло

Хотя официально кризис закончился, в 2010 году в малый бизнес довольно активно приходили «новички»,— подтвердил GZT.RU один из авторов исследования, президент Российского микрофинансового центра Михаил Мамута. «Речь идет о людях, которые в кризис потеряли работу и решили попробовать себя в предпринимательстве,— поясняет эксперт.— Многие из них начинают бизнес просто из-за невозможности найти нормальную работу».

Одно из косвенных подтверждений этому наблюдению— растущая востребованность программ поддержки стартапов со стороны государства, в частности, программы Роструда, который выдает массовые небольшие гранты (60 тыс. рублей) на старт своего дела. «Несмотря на то что кризис вроде бы уже на исходе, программа работала активнее»,— отмечает Мамута. Если в 2009 году этой программой воспользовались 120 тыс. безработных, то в прошлом— уже 180 тыс.

Впрочем, эксперты не исключают, что вместе с посткризисным восстановлением и ростом экономики произойдет отток такого рода «предпринимателей поневоле» обратно на наемные должности. «Ничего плохого здесь нет,— говорит Михаил Мамута.— Межотраслевая трудовая миграция— нормальное явление». Но если кто-то стал «предпринимателем поневоле», не значит, что он делает это все из-под палки и при первом удобном случае убежит, уверен он.

Обратно не вернутся

Довольно часто хорошее рождается из плохого, и это как раз тот случай, считает эксперт. По некоторым подсчетам, доля людей, которые по своей психологии являются «органическими предпринимателями», насчитывает всего около 7–9% от экономически активного населения. Тем не менее бизнесменов во всех странах намного больше: кроме «органических» предпринимателей, в бизнес идут люди, которых можно условно назвать «последователями», которые вдохновляются чужим примером.

«Часто бывает, что человек долгое время хочет попробовать силы в бизнесе, но что-то его удерживает,— отмечает Михаил Мамута.— У него есть стабильная работа и пусть и небольшая, но фиксированная зарплата. А когда зарплата вдруг „закончилась“, тут уже деваться некуда— человек идет и реализует свои планы. И если у него получается, он доволен и счастлив».

Поэтому многие из «невольных» предпринимателей останутся в бизнесе и перейдут в категорию постоянных. И явление это— вовсе не новое: если вспомнить развитие малого бизнеса в 90-е годы, он почти весь был поневоле, напоминает эксперт: «Основная масса предпринимателей состояла из людей, которые пришли в бизнес вынужденно, в силу закрытия предприятий. Но многие из них до сих пор на плаву».

«Обратно в наемный труд будут уходить только те, чье дело оказалось неуспешным,— соглашается председатель президиума Ассоциации молодых предпринимателей России Андрей Спиридонов.— Если же у него успело сформироваться мышление собственника, есть хороший коллектив и планы по развитию, то он вряд ли вернется».
Налоги-деморализаторы

Впрочем, тенденции может навредить возросшее налоговое бремя. «Что будет в наступившем году, пока неясно: ситуация довольно неопределенная из-за выросших страховых взносов»,— говорит Михаил Мамута.

«На многих из тех, кто только думает о вхождении в бизнес, это окажет деморализующее воздействие,— опасается эксперт.— А кого-то это подтолкнет к введению серых зарплатных схем». Бизнес-сообщество надеется, что в течение этого года решение будет пересмотрено.

Кто они

Статистики о том, из каких отраслей в основном приходят «предприниматели поневоле», не ведется. «В основном это люди, которые работали в крупных компаниях,— считает Андрей Спиридонов из Ассоциации молодых предпринимателей.— Например, рекламщики: я знаю многих, которые открыли собственные рекламные компании, наработав клиентскую базу». Также многие предприниматели пришли в мелкорозничную торговлю из крупных торговых сетей. Бывшие работники служб безопасности или охраны больших компаний открывали свои ЧОПы. Нередко также можно увидеть автосервисы, открытые «новичками».

«Среди них достаточно много бывших менеджеров среднего звена,— отмечает Михаил Мамута.— Менеджеры высшего звена редко начинают малый бизнес— у них запас денег позволяет начать бизнес среднего уровня».

«У меня есть знакомый доктор наук, химик-исследователь,— вспоминает один из успешных примеров Андрей Спиридонов.— Он был „чистым“ ученым, бизнес его не интересовал. Ему пришлось открыть свое предприятие, поскольку зарплаты ученого катастрофически не хватало на жизнь. Бизнес тоже оказался связан с химическими исследованиями. И за два с половиной года его предприятие превратилось в одно из самых крупных. Сейчас он продолжает заниматься наукой, пытаясь свои технологии внедрять в бизнесе».

Газета

Новости кризиса: текущая ситуация в России

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.