Евросоюз вводит квотирование поставок стали

Трамп и МеркельЕвросоюз вводит предварительное квотирование импорта стальной продукции, реагируя на закрытие рынка США от импорта стали и возможные перетоки объемов в ЕС. По неофициальным данным, квоты будут рассчитываться как средний объем поставок за три последних года, а их превышение грозит пошлиной в 25%. Российские металлурги и так сократили экспорт в ЕС после введения пошлин на прокат до 9,2 млн тонн в 2017 году и сейчас не ожидают резкого ухудшения ситуации для себя, с чем согласны и аналитики.

Страны Евросоюза 5 июля проголосовали за предложенные Еврокомиссией предварительные меры для ограничения импорта стали на территорию союза, сообщило Reuters со ссылкой на представителя ЕК.

«Эта мера призвана смягчить отрицательное влияние от перенаправления торговых потоков, но в то же время сохранить традиционных поставщиков и эффективную конкуренцию на европейском рынке», — сказал агентству чиновник.

По данным источников Reuters, квота будет определяться на основе данных о поставках за несколько лет, а на поставки сверх этого объема будет наложена пошлина в 25%. Источники «Ъ» среди российских металлургов также слышали о введении квот, один из них говорит, что они могут определяться как среднее за три года. Представитель ЕК пока не ответил на запрос «Ъ».

Еврокомиссия в конце марта объявила о специальном защитном расследовании, под которое попадает стальной импорт объемом в 29,3 млн тонн по итогам 2017 года. Аргументы к началу расследования — угрожающая тенденция роста импорта в 2015—2016 годах на фоне избытка мощностей и торговых ограничений в третьих странах. Но тогда же говорилось, что расследование стало одной из трех анонсированных ответных мер на введенные США импортные пошлины на сталь (25%) и алюминий (10%) по ст. 232. Отмечалось, что расследование ЕК займет девять месяцев, то есть оно должно завершиться в конце 2018 — начале 2019 года.

Поставки стальной продукции из РФ в ЕС, по данным источников «Ъ», упали после введения пошлин на горячекатаный и холоднокатаный прокат: если в 2015 году это было 12,5 млн тонн, то в 2017 году — 9,2 млн тонн на $4,4 млрд.

При этом под расследование не попали слябы, что важно для европейских прокатных заводов НЛМК.

В «Северстали» сказали «Ъ», что пока не получали официального уведомления о введении ограничений, но компания «неоднократно заявляла, что любые торговые ограничения наносят ущерб участникам внешнеэкономической деятельности и развитию мировой экономики в целом». В НЛМК ожидают, что квоты «позволят продолжать поставки в обычном режиме». Вице-президент по финансам Evraz Николай Иванов 4 июля отмечал в интервью «Интерфаксу», что «в Европу идут очень небольшие объемы», а с учетом того, что Evraz продала активы на Украине, «эта цифра вообще стала очень незначительной». Другие крупные металлурги РФ пока не комментируют тему.

Андрей Лобазов из «Атона» отмечает, что инвесторы прежде всего опасались введения новых, более агрессивных пошлин или квот для «Северстали», основного российского экспортера стального проката в ЕС (по 1 млн тонн в 2015—2016 годах и около 500 тыс. тонн в 2017 году), а также введения ограничительных мер на слябы, что поставило бы под угрозу бизнес-модель НЛМК (но в документах ЕК слябы не указаны.— «Ъ»).

Пока неясно, будут ли квоты вводиться в целом на страны или на отдельные компании, но поскольку «Северсталь» уже снизила поставки в Евросоюз, то серьезной угрозы для компании, скорее всего, нет, считает аналитик.

Анатолий Джумайло, Коммерсантъ

Новости кризиса: текущая ситуация в России , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.