Стагфляционный кризис: понимание причин продолжающегося коллапса Америки

Кризис в СШАПорой испытываешь разочарование, но в то же время и интерес, наблюдая за тем, как в течение ряда лет мейнстрим-медиа приходят к пониманию экономического кризиса в США. Будучи альтернативным экономистом, у меня была “привилегия” находится за пределами официального финансового нарратива. Я имел возможность наблюдать за нашей экономикой с менее предвзятой позиции, в результате чего я обнаружил несколько вещей.

Во-первых, финансовые средства массовой информации примерно на два-три года отстают от альтернативных экономистов. По крайней мере, они не освещают реальность в правильном свете в наших временных рамках. Такой подход, возможно, является преднамеренным (как я подозреваю), потому что широкая общественность не должна знать правду, пока не стало слишком поздно как-то реагировать и находить практический способ решения проблемы. Например, я испытываю странные чувства, видя, что термин “стагфляция” внезапно становится главным модным словом в мейнстрим-медиа. На прошлой неделе это слово было произнесено почти на всех каналах и было упомянуто во множестве печатных изданий, и это случилось после последнего заседания Федрезерва, по итогам которого американский центральный банк рассказал о более высоком инфляционном давлении и удалил из своего заявления ссылки на “растущую экономику”.

Для тех, кто не знает, что такое стагфляция, поясним, что этот процесс означает отсутствие экономического роста во многих секторах экономики в сочетании с заметным ростом потребительских цен и цен производителей. Другими словами, цены продолжают расти, в то время как занятость, заработные платы, производственный выпуск и т. д. снижаются.

На протяжении многих лет я предупреждал о стагфляционном кризисе как о конечном результате бэйл-аутов центрального банка и его программ QE. В 2011 году я опубликовал статью под названием “Мошенничество с долгом: на кого рассчитан этот обман?”, в которой я предсказал, что Федрезерв прибегнет к третьему раунду количественного смягчения (они это и сделали). Это предсказание основывалось на том факте, что предыдущие два эпизода QE не привели к таким результатам, к которым, очевидно, стремились руководители центрального банка. До объявления третьего раунда количественного смягчения фондовый рынок пребывал в смятении и находился на пороге очередного краха, агентство S&P понизило кредитный рейтинг Соединенных Штатов, правдивая статистика занятости была безрадостной и т. д. Федрезерв нуждался в чем-то неординарном, чтобы поддержать систему на плаву, по крайней мере, до тех пор, пока они не будут готовы запустить следующий этап коллапса.

В этой же статье я также написал о неизбежном конечном результате новых стимулов, а именно о стагфляции.

Программа QE3 и Операция Твист были не чем иным, как аферами. Федрезерв получил именно то, чего он хотел — беспрецедентный рост рынка акций и временную стабильность рынков облигаций. Поскольку акции взлетали все выше и выше, несмотря на все негативные фундаментальные данные, мейнстрим-медиа изрыгали на общественность поток фальшивого нарратива о том, что экономика находится в фазе “восстановления”. Но теперь все меняется, поскольку иллюзия не может длиться вечно.

Второе наблюдение, сделанное мной, заключается в том, что элиты центральных банков и их приспешники выступают с предупреждениями о больших экономических сдвигах, но это происходит примерно за год до их начала. Они поступают так по нескольким причинам. Во-первых, потому что это и есть те люди, которые в первую очередь создают условия для этих кризисных событий, а значит им не сложно предсказать время наступления бедствия, которое они и помогли создать. Во-вторых, таким образом они предстают перед общественностью в роли пророков, в то же самое время предоставляя публике как можно меньше времени для подготовки к предстоящей катастрофе. И в-третьих, потому что это дает им возможность избежать обвинений на свой счет, когда приходит кризис, так как они могут утверждать, что они “пытались предупредить нас”, хотя, к сожалению, было уже слишком поздно.

Банк Международных Расчетов предупредил об опасности деривативов и угрозе кредитного кризиса в 2007 году, примерно за год до того, как случилась финансовая катастрофа. В 2017 году бывший председатель Федрезерва Алан Гринспен предупредил о неизбежной “стагфляции, которая не наблюдалась с 1970-х годов”. В более поздних комментариях он и другие аналитики объяснили этот потенциальный кризис политикой Дональда Трампа.

Важно отметить, что возникновение стагфляции – это заслуга лишь центрального банка, а не президента, хотя Белый Дом всегда поддерживал действия Федрезерва, независимо от того, кто занимал Овальный Кабинет.

Несколько лет назад между финансовыми аналитиками происходила довольно идиотская баталия относительно того, каков будет конечный результат масштабных стимулов со стороны Федерального Резерва. Одни утверждали, что конечным результатом будет дефляция, и что никакая печать денег со стороны монетарного регулятора не сможет заполнить огромную черную долговую дыру, рожденную имплозией деривативов. Другие утверждали, что Федрезерв будет продолжать печатать постоянно, прибегая к QE4 или, возможно, к “QE навсегда” и отрицательным процентным ставкам в качестве средства для предотвращения краха рынка на десятилетия вперед (как это, например, происходит в Японии), в то же самое время инициируя инфляционную бонанзу в веймарском стиле.

Обе стороны ошибались, потому что они не рассматривали третий вариант — стагфляцию.

Федрезерв, очевидно, нашел способ, как направить инфляционное давление в определенные части экономики, одновременно позволяя дефляционному давлению стабилизировать другие части экономики. Они также не придерживаются своей предыдущей стратегии удерживания процентных ставок внизу, в то же самое время накачивая рынки разговорами о дальнейших программах QE.

Сторонники дефляции заявляли с сарказмом, что раз люди действительно полагают, что инфляция будет следствием деятельности Федрезерва, тогда им следует пойти на рынок жилья, потому что они заработают кучу денег на росте рынка недвижимости. Что ж, это именно то, что и случилось. Цены на жилье продолжали расти, несмотря на все слабые фундаменталии, включая плачевную статистику по покупкам домов, которая достигла рекордно низкого уровня в 2016 году и с тех пор почти не восстановилась.

Я использую цены на жилье как яркий пример стагфляции, потому что рынок жилья составляет от 15% до 18% от общего объема ВВП США. Так как такие предметы, как еда и топливо, не учитываются при расчете индекса ИПЦ, тогда нужно смотреть на рынок жилья. Признаки стагфляции на этом рынке являются верным признаком стагфляции и в других частях экономики.

Разумеется, порядок включения динамики цен на рынке жилья в индекс ИПЦ и в ВВП немного странный. Жилье не входит в эту статистику с точки зрения ежегодных затрат на покупку недвижимости. Фактически, покупки домохозяйствами недвижимости и ее улучшения рассматриваются Бюро трудовой статистики как “инвестиции”, а не как потребительские траты, и это означает, что они не учитываются в расчете инфляции. Однако стоимость аренды учитывается в расчете ИПЦ.

Как мы все знаем, в последние несколько лет стоимость аренды стремительно растет по всей стране наряду с ценами на жилье, в то время как количество покупок домов сократилось, а поколение миллениалов проживает дома с родителями, предпочитая не платить ежемесячные платежи за аренду домов и квартир и не нести расходы по обслуживанию ипотечных кредитов. То есть в нормальной экономической среде уменьшение количества покупателей должно было привести к снижению цен, но произошло обратное. Вопрос в том, как Федеральный Резерв и его программа QE поспособствовали возникновению этого примера стагфляции?Во-первых, искусственная поддержка Fannie Mae и Freddie Mac со стороны Федрезерва после разгрома на рынке деривативов позволила стабилизировать рынок жилья, не дав безнадежной задолженности быть списанной, после чего цены на жилье должны были бы упасть.

Во-вторых, финансирование Fannie Mae со стороны Федрезерва напрямую помогло компаниям, таким как Blackstone, который стал партнером Fannie Mae и одним из крупнейших покупателей домов в стране. Blackstone купил десятки тысяч домов не для перепродажи, а для сдачи их в аренду. Огромные объемы покупок домов, совершенные Blackstone, искусственно повысили цены на рынке недвижимости по всей стране и дали ложное впечатление о восстановлении жилищного секатора, которого на самом деле не случилось.

В-третьих, (и это очень интересное открытие) в то время как центральный банк под руководством Джерома Пауэлла становился все более агрессивным касательно сокращения своего баланса, что прямо обусловило недавнее снижение фондовых рынков, есть один класс активов, который Федрезерв ДОБАВЛЯЕТ на свой баланс — ипотечные ценные бумаги (MBS). Эти покупки, как правило, осуществляются сразу же после того, как погашаются более старые MBS, и это означает, что Федрезерв поддерживает относительно устойчивое количество MBS на своем балансе, уменьшая долю других активов.

MBS составляет около 40% от общего размера баланса Федрезерва, а поддержка рынка MBS монетарным регулятором помогает объяснить, почему цены на жилье отказываются падать, несмотря на негативные фундаменталии. Таким образом, Федрезерв решил продавать на рынке определенные активы, что, как представляется, вызывает понижательное давление на фондовых рынках и других секторах, и при этом он удерживает у себя активы, которые позволяют поддерживать высокие цены на жилье. Складывается впечатление, что Федрезерв стремится к стагфляции…

Источник почти каждого эпизода нестабильности в нашей экономике можно отследить, и он приведет прямо в Федеральный Резерв и в “слишком-большие-чтобы-рухнуть” корпорации, которым после кредитного краха был дарован бэйл-аут. Нынешняя стагфляционная динамика – это похожая история. Стагфляция в конечном итоге приведет к росту цен на необходимые товары и услуги, и этот рост окажется гораздо более стремительным, чем все то, что мы видели раньше, при этом возможность публики идти в ногу с этими ценами будет сокращаться.

Тот факт, что эта проблема наконец-то стала обсуждаться в мейнстрим-медиа, должен встревожить каждого. Ибо, когда потенциальный кризис обсуждается в средствах массовой информации, это означает, что мы находимся на пороге его развертывания. В июне Федрезерв снова повысит процентные ставки, несмотря на ухудшающиеся фундаментальные показатели. Федрезерв продолжит ссылаться на инфляционное давление, и он продолжит сокращать свой баланс.

Время заниматься самообманом истекло. Федрезерв не сойдет со своего пути. Одновременно центральные банки будут продолжать винить внешние силы, такие как торговые войны и политику Трампа, которая, по их словам, и вызывает стагфляцию, забывая упомянуть о тех триллионах фиатных долларов, которыми они умело отравили нашу финансовую систему.

Все пузыри схлопываются, но не все пузыри схлопываются по одному сценарию. Я полагаю, что Федрезерв создал идеальный шторм из комбинированных дефляционных и инфляционных факторов; экономическую бомбу, которая по своей силе превзойдет все прежние экономические бомбы.

Автор — Брэндон Смит, alt-market.com; перевод — finview.ru

Новости кризиса: текущая ситуация в мире ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.