Россия может потерять главное — прибыль от продажи нефти

Экономическая войнаПрезидент США Дональд Трамп сообщил о предстоящем ракетном ударе по территории Сирии в ответ на предполагаемое использование сирийской авиацией химического оружия в городе Думе. Российский посол в Ливане Александр Засыпкин ранее заявлял, что Россия оставляет за собой право сбивать все ракеты в случае агрессии США против Сирии. В мире заговорили о новом этапе войны в Сирии, в котором ключевое место займет противостояние России и США.

Возможна ли сейчас такая война и какими могут быть для России экономические и политические последствия — объясняют экономисты Михаил Крутихин и Сергей Жаворонков.

Михаил Крутихин, партнер информационно-консалтингового агентства RusEnergy:

Я не очень верю, что война именно между Россией и США сейчас разгорится в Сирии. Мягко говоря, у России нет военного потенциала, который может противостоять США. В принципе если уж американцы решат нанести удары по двум российским базам в Сирии, двум американским эсминцам потребуется примерно 20 минут, чтобы стереть их с лица земли. Поэтому силы-то тут неравные.

Но экономические последствия конфликта могут быть очень серьезными, поскольку параллельно с какими-то военными действиями США введут радикальные санкции. Я не исключаю, что покупателям российской нефти, может быть не газа, а пока только нефти, за исключением Китая, придется под давлением Америки пересматривать набор своих поставщиков. И Россия может тут очень серьезно пострадать, поскольку прибыль от нефти — это основная часть доходов российского бюджета. Во-вторых, стоит последить за финансовыми последствиями: если американские законодатели ускорят прохождение закона о запрете покупки российского суверенного долга, то это будет огромный удар по российской финансовой системе.

России абсолютно не нужно было куда-то лезть, ни в Сирию, ни тем более на Украину или в Грузию. Вот этот политический авантюризм, который загнал Россию в самоизоляцию, это и есть причина так называемой русофобии — авантюризм и вражда с соседями. И не только с соседями: в Сирии, например, нет вообще никаких российских интересов — ни политических, ни экономических, ни тем более военных. И страна, у которой меньше 2% от мирового ВВП, сейчас тужится, пытаясь изобразить великую роль на мировой политической арене и делает это для собственного населения в основном. Не надо никуда лезть, нужно развивать свою собственную страну — тогда может что-то из этого и получится. Сейчас мы видим, что мы стоим на краю неприятностей — военных, не говоря уже об экономических — прежде всего из-за мании величия, ни на чем не основанной.

Сергей Жаворонков, член совета фонда «Либеральная миссия»:

Последствия возможной войны для российской экономики будут печальны, потому что она и так перегружена военными расходами. И без того непонятно, откуда брать деньги даже для выполнения планового бюджета на 2018−2020 год. Дефицит бюджета на эти три года составляет более 2 триллионов рублей. Очевидно дальнейшим направлением санкций США и европейских стран может быть запрет на приобретение российских долговых бумаг — сейчас российские облигации ОФЗ, которые по мировым меркам имеют достаточно высокий процент, покупаются в основном иностранными инвесторами.

Очевидной попыткой выхода в этой ситуации, я думаю, будет денежная эмиссия — как попытка выполнить номинальные обязательства в рублях, при том, что сам рубль будет обесцениваться по отношению к другим валютам. Возможно, что эта эмиссия будет носить скрытый характер — во всеуслышание об этом говориться не будет.

Логичным развитием экономических санкций может быть и ограничение на поставки российской нефти и нефтепродуктов, которые являются основной доходной статьей российского бюджета. Аналогичные санкции вводились против Ирана за разработку ядерного оружия и угрозы уничтожить Израиль. США и раньше с Ираном не торговали, но ЕС, бывший крупным покупателем иранской нефти, ввел эмбарго на нее, а Япония и Южная Корея, которые сильно зависели от иранской нефти, ввели на нее лимиты — обязались покупать только некоторое количество и не больше. И то, что тогда происходило с экономикой Ирана — девальвация, инфляция — теоретически имеет смысл проецировать на Россию.

С военной точки зрения, исход этого конфликта очевиден: находящаяся в Сирии группировка будет разгромлена. Никаких иных вариантов нет в случае прямого военного столкновения: Турции достаточно заблокировать Босфорский пролив для того, чтобы эта группировка сама сдалась, оказавшись без снабжения, потому что она снабжается по морю через так называемый «сирийский экспресс», выходящий из Новороссийска и идущий в Латакию. Воздушное пространство Сирии может быть легко перекрыто, если такое решение примут Турция и Ирак. Пусть эти страны имеют с США в чем-то сложные отношения, но все-таки Турция — член НАТО, а Ирак чрезвычайно зависит от США в деле борьбы с исламскими террористами: именно благодаря американской авиации Ираку удалось разгромить Исламское государство на своей территории, освободить Мосул и так далее. Поэтому в этой ситуации я уверен, что Турция и Ирак выберут все-таки союзнические отношения с США.

Анна Ревоненко, МБХ-Медиа

Кризис в России: прогнозы , ,

  1. Банкрот
    16.04.2018 at 04:49 | #1

    Опять Вове вставили под хвост,штаны пусть задевает задом наперёд и к трампу на личный приём

  2. Дмитрий
    16.04.2018 at 06:35 | #2

    На что хотите спорим, что Запад не будет давить на Путина, чтобы уходил из Сирии. Нынешняя ситуация самая удобная как раз для тех, кто заинтересован в максимальном ослаблении России: Путину придется кормить Асада и его банды (а также персиян и террористическую организацию «Хизбалла»), тратиться на содержание совершенно лишних военных баз, терять экономические позиции в арабском мире (там почти все сунниты) и периодически подставляться под санкции из-за немыслимых страданий сирийского народа под игом и пятой. А кончится тем, что нефтедобывающие арабские страны предложат Евросоюзу хорошую премию за то, чтобы он отказался от российской нефти в пользу саудовской и от российского газа в пользу катарского…

  1. Нет трекбеков.