Анатолий Несмиян. Проект «Византия»

Анатолий НесмиянРезкое обострение отношений между Кремлем и на глазах создаваемой коалицией ведущих западных стран становится реальностью. Нужно отметить, что риторика коалиции становится все более угрожающей, причем настолько, что генералы начинают даже притормаживать разошедшихся «пиджаков». Воевать, случись что, им.

Так или иначе, но если это не рефлекторный «наезд», а вполне проектная история, то мы очень быстро вкатываемся в сценарий, за которым довольно четко прописаны дальнейшие события. И здесь я хотел бы вернуться ровно на два года назад.

Два года назад мы в Петербурге проводили «реактор» у Переслегиных. Я писал об этом, хотя и не слишком подробно. Задачей «реактора» (по сути, это был своеобразный «брейншторм») было определение целей комитета 25 января, который тогда еще не стал окончательно очередным маргинальной тусовкой профессионального страдания за русский народ и имел более серьезные перспективы.

Если коротко, то итогом реактора стала констатация сложившегося положения и наличие двух наиболее вероятных сценариев развития событий.

Ситуация в России

Суть в том, что СССР развалился на марше. В процессе перехода между четвертым и пятым технологическими укладами. И сегодня в России наличествуют оба эти уклада. Будучи антагонистичными друг другу (четвертый — индустриальная производящая экономика, пятый уклад — постиндустриальный), они во-первых, рано или поздно, но будут вынуждены разрешить противоречие между собой в схватке, а во-вторых, их совместное существование означает невозможность развития и скатывание в глубокий застой, что мы и наблюдаем прямо сегодня. Собственно, этот застой и становится источником будущей катастрофы, так как он поглощает ресурсы без развития, что и обуславливает надвигающийся системный крах.

Естественно, вокруг этих двух укладов сформировались две элитные группировки, отягощенные застойными и деградационными процессами во всей стране и управляющей системе в частности. Группировка, снимающая ренту с производящей промышленно-сырьевой модели и группировка финансовой олигархии. Одна должна в конечном итоге подчинить другую — и это неизбежно.

Замковым камнем этой хлипкой конструкции выступает сегодня президент, причем не суть важно, как его фамилия — Медведев точно так же, как и Путин, скреплял этот застой, не рискуя на проектную революцию. Ну, это понятно, не по интеллекту задача, так что к обоим президентам вопроса нет.

Объективно столкновение этих двух группировок должно пройти по одному из двух сценариев, в конце которых победившую группировку ожидает дележ ресурсов побежденных и переход системы в стабильное состояние.

Первый сценарий, в котором побеждает промышленно-сырьевая олигархия, пройдет через короткую (хотелось бы надеяться), но довольно ожесточенную гражданскую войну. Вероятнее всего, по типу украинской — в отдельно взятом регионе (или нескольких локальных регионах), по окончанию которой ресурсная база финансовой олигархии будет в целом перераспределена между победителями, а полученные таким образом ресурсы позволят создать новое системное состояние, близкое к проекту СССР-2.0. То есть, распределительная производящая экономика четвертого уклада с минимальным набором социальных гарантий. Равенство в нищете. Ни о каком развитии речи не будет — будет стабильность на долгие десятилетия, усугубляющееся отставание в развитии от развитых стран, сползание на периферию и обочину мировых тенденций, закрытость — в общем, хорошего немного. Для относительно стабильного существования экономики 4 уклада достаточно внутреннего рынка в 150-170 миллионов человек, поэтому политика будет подчиняться общему правилу: «Чужого не надо, свое не отдадим», что, собственно, и будет основой для быстрого закрытия и автаркизации страны. При этом конец СССР-2.0 предопределен его глубоким отставанием, что в итоге приведет к либеральному реваншу и демонтажу страны в целом.

Второй сценарий, в котором финансовая олигархия сумеет победить промышленно-сырьевую, неизбежно проходит через короткую, но абсолютно безнадежно проигрываемую периферийную войну по типу Крымской войны 19 века. После поражения следует ультиматум, по которому страна в короткие сроки проходит этап ускоренной деиндустриализации, что влечет за собой отказ от ядерного оружия, армии (вместо нее будут созданы военно-полицейские силы, которые станут одним из экспортных товаров страны, прообразом которого как раз является небезызвестная ЧВК Вагнера, поставляющая русское пушечное мясо на театры боевых действий за пределами страны), население страны будет стремительно в течение двух-трех поколений сокращено до 70-90 млн человек через отказ от любых социальных гарантий, отвратительное здравоохранение и образование.

Система власти и управления будет трансформирована в стабильное состояние, Переслегины называют его «Византия-2» — то есть, такая себе псевдоправославная феодальная техно-теократия со скрепами, духовностью и сферой развитых банковских услуг по откачиванию ресурсов на Запад. Ну, там Москва-Третий Рим, крестные ходы на любой чих и всё это такое вместе с кредитной кабалой всех и каждого.

Духовность и скрепы в этой конструкции — они для сакрализации власти и держании населения в узде, чтобы оно не роптало, снимая с себя последнюю рубашку за долги — банкам или церкви, неважно. Если в проекте СССР-2 скрепами системы становятся нищенские, но твердые социальные гарантии, то в византийском сценарии придется идти через пропаганду и стерилизацию мозгов. Ну, а кто лучше всего с этим справляется, как не проверенный веками механизм духовного окормления паствы? Итогом «Византии» становится довольно быстрая (в течение жизни буквально одного поколения) дезинтеграция страны за счет быстрого истощения через выкачивание ресурсов, ликвидацию всех проектов развития и быструю убыль населения.

Эти два сценария объективны и по сути каждый представляет собой крайне жесткую антиутопию. Однако в процессе их становления есть несколько узких мест, позволяющих развернуть каждый из них в сторону более радужной перспективы. Хитрость в том, что четвертый и пятый уклады антагонистичны друг другу, но как и положено в диалектике, их непримиримость по отношению друг к другу является возможностью их объединения в шестом укладе, который как и четвертый, является производящим, но основан на информационных и когнитивных технологиях пятого уклада. Что объединяет их и выводит страну, прорвавшуюся в шестой уклад, на этап опережающего развития.

Сложно? Нет, но для этого требуется ключевой фактор: некая условная «дикая карта» (или условная «третья сила»), которой сейчас нет, но которая может быть подготовлена заранее, а ее точкой сборки должна стать новая онтология (видение, образ будущего). В случае, если такой образ будущего будет сформулирован, потребуется предъявить его на этапе реализации одного из двух сценариев трансформации нынешней путинской России, когда старая система будет уже сломлена, а новая еще не успеет оформиться в стабильное состояние. Этот период не будет долгим, но полгода-год он займет при любом случае.

Собственно, тогда, два года назад, и шла речь о том, чтобы на базе «комитета 25 января» создавать не еще одну унылую маргинальную политическую тусовку, а полноценную исследовательскую группу, которая, конечно, не станет такой «дикой картой» (или третьей силой, как несколько самонадеянно произносилось тогда отдельными гражданами), но сумеет подготовить для этой самой «дикой карты» теоретическую и онтологическую базу, а также сценарии переходного периода. «Третья сила» — это, конечно, представители каких-то элитных групп, которые не согласны ни с возможностью поражения в элитной войне (и полной утрате своего положения), ни прозябанию и угасанию в будущей «стабильности» на правах периферийных туземных вождей. Такой «третьей силой» могут стать представители элиты второго эшелона, у которых нет перспектив ни в нынешней системе, ни в будущих, которые так или иначе возникнут на руинах путинского режима.

Парадокс в том, что даже сегодня такая исследовательская группа имеет смысл, хотя два года уже упущены, причем неважно, кто ее создаст, важно, что она сможет успеть сделать. И времени остается не так уж и много, так как у нас перед глазами создается коалиция Запада, которая полным ходом идет как раз к сценарию Крымской войны, которую путинская Россия, без сомнения, проиграет, причем с треском.

То, что сейчас происходит прямо у нас перед глазами, как раз и говорит о том, что финансовая олигархия России вместе с Западом готовы приступить к ликвидации путинского мафиозного режима. То есть, речь идет о более вероятном начале запуска сценария строительства «Византии» через военную победу Запада с передачей им права на управление страной представителям либеральной финансовой олигархии.

При этом путинский режим действительно обречен: он угрожает уже не только народу России (что Запад не слишком беспокоит), но становится источником нестабильности во всем мире. И это тоже понятно: он и так умирает, а потому не прочь умереть вместе со всеми. Фраза Путина «Зачем нам такая планета, если в ней не будет России» в реальности выглядит несколько иначе: Путин не представляет планету без себя лично, так как он уже давно ассоциирует себя именно с Россией, как частный владелец, захвативший её как добычу. Фраза, скажем так, крайне небезопасная, так как такой человек вполне способен устроить бойню, чтобы еще денек или два посидеть в кресле. Недооценивать опасность такого рода совершенно не стоит. Володинское «Есть Путин — есть Россия» приобретает в этой связи несколько зловещий смысл: вы все живете ровно столько, сколько осталось ему. Никакого потом для вас уже не будет, уж он об этом позаботится.

Но если крушение путинского режима таким вот объективным образом приветствовать стоит хотя бы потому, что при нем никакого будущего у страны нет, то радоваться тому, что за ним явственно проступает, тоже нет особого смысла: нас ждет будущее не сильно лучше, хотя и другое, чем сейчас. Если, конечно, не начать беспокоиться каким-то другим будущим, лучшем для всех, уже сейчас.

Источник — el-murid.livejournal.com

Кризис в России: прогнозы ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.