Где сейчас главные злодеи кризиса?

В сентябре 2008-го, когда падение фондовых индексов, кризис кредитования и безработица в США побили все рекорды, публика дружно кинулась искать виноватого — того самого негодяя и проныру с Уолл-стрит, с которого начались все беды. Но, поскольку масштаб событий был слишком велик, кандидатур на звание «главного злодея» оказалось несколько. О том, как сложилась их судьба, рассказывает корреспондент Daily Finance Брюс Уотсон.

Достоверная информацию об искусственном камне полигран на сайте polygranit.ru поможет определиться, в каком количестве и для каких работ закупать камень. Этот материал может использоваться как при внутренних, так и при наружных работах.

Некоторые из них, к примеру Кен Льюис и Джимми Кейн, «прокололись» по собственной невнимательности или глупости, а некоторые, как Анджело Мозило и Фабрис Турре, действительно оказались замешаны в финансовых махинациях. Кто-то из них работал на Уолл-стрит, кто-то — в Вашингтоне; кто-то был топ-менеджером, а кто-то — аналитиком. Но все они в той или иной мере несут ответственность за события тех дней.

Через два года все они нашли себе новое дело: кто устроился на новую работу, кто наслаждается жизнью на пенсии, а кому-то пришлось иметь дело с Комиссией по ценным бумагам и биржам США (SEC). Но, где бы они ни были, осень 2008-го всегда будет их преследовать; пусть они и неплохо заработали на кризисе — их репутация безнадежно испорчена.

Джимми Кейн: бридж важнее банка

Через два года после того, как один из крупнейших банков Bear Sterns «всплыл брюхом кверху», «прославился» и его экс — председатель совета директоров Джеймс Е. «Джимми» Кейн. Поводы для скандальной известности — курение марихуаны и игра в карты.

Кейн — профессиональный игрок в карты и победитель 13 мировых чемпионатов по игре в бридж. В 1969 году коллега Кейна по игре (ныне бывший генеральный директор Bear Stearns) Алан Гринберг предложил ему место брокера в Bear Sterns. В течение последующих 32 лет Кейн стал президентом, главой правления и председателем банка, однако все это время он продолжал увлекаться бриджем, снискав себе известность за особенный стиль игры. Ходили слухи, что после матчей он курил марихуану.

В июле 2007-го, когда хедж-фонды Bear Sterns были близки к краху, Кейн играл в бридж в Нэшвилле. В марте 2008-го, когда банк был на грани банкротства, он играл в Детройте. Спустя две недели он заработал 60 млн долларов, продав всю свою долю в погибающем банке другому игроку — JP Morgan Chase.

В течение трех лет после гибели Bear Sterns Кейн держался в тени, но в мае 2010-го предстал перед комиссией по расследованию причин финансового кризиса США, утверждая, что причина гибели инвестбанка — не плохой менеджмент, а плохая экономика. Его бывший коллега Алан Гринберг несколькими месяцами спустя оспорил эти утверждения в книге «Взлет и падение Bear Sterns», попутно охарактеризовав Кейна как «обкуренного наркомана с манией величия».

Джон Тэйн: куда уходят деньги

В январе 2009-го газеты наперебой печатали сенсационные разоблачительные статьи о жадности банкиров, генеральный директор Merrill Lynch Джон Тэйн выделился из этого потока, получив сразу два жестких взыскания от президента США.

23 января 2009 года Барак Обама обрушился на банковский топ-менеджмент с обвинениями в том, что они «тратили деньги налогоплательщиков на ремонт туалетов в своих офисах». Это был прямой упрек в адрес Тэйна, потратившего 1,2 млн долларов на ремонт своего офисного здания как раз в то время, когда его банк шел ко дну. Через неделю Обама поставил ему в вину еще 3,6 млрд долларов бонусов, выплаченных топ-менеджерам. Это произошло во время подготовки к продаже Merrill Lynch другому крупному игроку, Bank of America, — крайняя мера, в итоге спасшая инвестбанк. Тэйн попытался поставить себе в заслугу спасение банка, потребовав 10-миллионный бонус за проведение сделки, но совет директоров единогласно отказал ему в этом. Через месяц после этого Тэйн ушел из Bank of America после напряженной 15-минутной беседы со своим новым боссом Кеном Льюисом.

Но и после отставки Тэйн не мог избежать внимания к своей персоне. В феврале 2009-го он отказался назвать генеральному прокурору штата Нью-Йорк Эндрю Куомо имена банкиров, получивших от него многомиллионные бонусы. Впрочем, потом, более пристально изучив свои возможные перспективы (и Правовой кодекс штата), он назвал эти имена. Весь остаток года Тэйн тихо просидел в своем поместье площадью 10 гектаров, но в феврале 2010-го снова включился в деловую жизнь, став генеральным директором финансовой компании CIT Group. Его теперешний заработок — 6 млн долларов в год, а бонус может составить 1,5 млн. Хотя это, конечно, меньше 10% от его зарплаты в 2007 году, когда он возглавил рейтинг самых высокооплачиваемых топ-менеджеров по версии S&P, получив 83,3 млн долларов.

Дик Фалд: «воинственный и не раскаявшийся»

Когда 15 сентября 2008 года инвестбанк Lehman Brothers объявил о банкротстве, практически ни у кого не возникло сомнений, кто тому виной. Это был генеральный директор банка Ричард С. «Дик» Фалд-младший. Он руководил Lehman с 1994-го по 2008 год и считался самым большим «долгожителем» среди генеральных директоров на Уолл-стрит, отличаясь весьма боевым характером, за что получил прозвище Горилла. В 2004-м Фалд без тени сомнений вложил активы Lehman в активно тогда раздувавшийся ипотечный «пузырь». Это позволило увеличить прибыль банка на 56% к 2006 году, но помимо прибыли эти вложения сделали инвестбанк очень уязвимым к колебаниям на кредитном рынке. В сентябре 2008-го потери банка составили 6,7 млрд долларов, а стоимость его акций упала на 77%. Уоррен Баффет и Корейский банк развития предлагали Фалду свою помощь, но тот отказался в расчете на лучший вариант (который так и не появился). На момент объявления о банкротстве задолженность Lehman Brothers была равна 630 млрд долларов.

Имя Фалда часто полоскала пресса: так, журнал Portfolio поместил его в самом верху рейтинга худших гендиректоров всех времен, а также назвал Фалда «воинственным и не раскаявшимся», подметив попутно, что «даже Берни Мэдофф попросил прощения». Муссировались и слухи о том, что один из работников банка ударил Фалда в лицо, услышав о банкротстве во время корпоративной встречи в спортзале. Также писали о его коллекции произведений искусства и о том, что Фалд продал один из своих домов собственной супруге за 100 долларов, дабы кредиторам ничего не досталось.

После падения Lehman Фалд заявил, что собирается работать в нью-йоркской компании Matrix Assets Advisors, но вскоре исчез с публичной сцены, поселившись на своем ранчо в штате Айдахо. В мае 2010-го он без лишней огласки вернулся на Уолл-стрит, устроившись брокером в компанию Legend Securities. Некоторые из экспертов называют Legend Securities «фирмочкой с грошовым капиталом», да и данные о компании не совсем прозрачны. Ясно одно: до Lehman Brothers этой фирме как до Луны.

Хэнк Полсон: захват правительства

Мрачной осенью 2008-го секретарь Казначейства США Генри Мерритт «Хэнк» Полсон-младший олицетворял собой ответственность правительства перед народом, а также служил для некоторых налогоплательщиков наглядным свидетельством того, насколько сильно Уолл-стрит влияла на власть. Экс-предправления и гендиректор Goldman Sachs Полсон в 2006 году оставил Уолл-стрит, чтобы возглавить Казначейство США (многие посчитали этот шаг следствием конфликта интересов). В последующие два года он убеждал широкую публику в том, что американская финансовая система стабильна — даже когда банк Indymac обанкротился, а Fannie Mae и Freddie Mac подпали под госнадзор.

После падения Lehman Brothers Полсон убедил руководство банка объявить о банкротстве, утверждая, что это не окажет негативного влияния на экономику — как показали дальнейшие события, он глубоко ошибался. Когда финансовая система начала падать ускоренными темпами, Полсон, спохватившись, начал реализовывать под своим непосредственным руководством план финансового спасения банков за счет вливаний в них госсредств в размере 700 млрд долларов. В первоначальной версии «Плана Полсона» (впоследствии существенно скорректированного) главе казначейства предоставлялись полномочия более существенные, чем даже полномочия председателя Конгресса США. Критики тут же накинулись на Полсона с обвинениями разной степени тяжести — от разжигания конфликта интересов до государственной измены.

Он оставил свой пост в январе 2009-го; через две недели Полсон устроился на работу в Университет Джона Хопкинса в качестве приглашенного преподавателя Школы современных международных исследований им. Пола Нитце. В начале 2010-го бывший глава казначейства выпустил книгу воспоминаний о финансовом кризисе «На грани», которая вошла в список бестселлеров по версии газеты The New York Times.

Фабрис Турре: «великолепный Фаб»

Фабрис Турре для многих стал образцом некомпетентного и недальновидного руководителя, «спрограммировавшего» кризис 2008-го. Он устроился в Goldman Sachs сразу же после Стенфордского университета, получив степень магистра по специальности «Операционные исследования». Турре «вырос» до вице-президента отдела структурированных продуктов банка — того самого отдела, который в том числе занимался созданием такого финансового инструмента, как Abacus 2007-AC1. Эта ипотечная ценная бумага впоследствии стала тем самым «токсичным» активом, подорвавшим финансовое здоровье инвесторов, вложившихся в нее. Зато другие инвесторы — включая управляющего хедж-фондом Джона Полсона — сорвали на этом инструменте крупный куш. За этот куш Турре и получил должность исполнительного директора лондонского офиса Goldman Sachs.

Тремя годами позже SEC подала иск против Goldman Sachs и Турре, обвинив его в том, что он недостаточно хорошо рассказал инвесторам про Abacus. В июле 2010-го Турре согласился выплатить инвесторам компенсацию в 550 млн долларов, что частично восполнило их потери. Кроме того, Goldman Sachs опубликовал несколько злорадных писем Турре, где тот хвалился, как удачно провернул сделку: «Я впарил акции первым встречным вдовам и сиротам» или «Здание готово рухнуть в любой момент… В живых может остаться только один — великолепный Фаб, возвышающийся посреди всех этих запутанных, высокодоходных, непонятных сделок, которые он провернул, почти не понимая, что таят в себе эти монстры!!!»

В сентябре 2010-го SEC по-прежнему расследует дело Турре, а британские власти оштрафовали Goldman Sachs на 27 млн долларов.

Кен Льюис: 3,6 млрд долларов за Merrill

У всякой сделки две стороны, и то же самое, что сделало Джона Тэйна «героем дня» в Merrill Lynch, разрушило репутацию Кена Льюиса. За 40 лет службы в Bank of America (BOA) Льюис дослужился до должностей президента, генерального директора и председателя совета директоров. К началу кризиса BOA занимался тем, что приобретал один за другим небольшие банки, такие как LaSalle Bank и Contrywide Financial. После неудавшейся попытки купить в 2008-м Lehman Brothers, BOA обратил внимание на Merrill Lynch.

Впрочем, когда в процессе сделки Льюис осознал масштаб долгов Merrill, было уже поздно: попытку свернуть сделку пресек Федеральный регулятор США. Эта сделка вкупе с 3,6 млрд долларов бонусов, выплаченных Льюисом своим подчиненным, сильно запятнала репутацию финансиста. В феврале 2010-го Льюис предстал перед SEC и генпрокурором Нью-Йорка Эндрю Куомо и согласился выплатить 150 млн долларов штрафа за то, что не раскрыл акционерам банка все детали бонусного соглашения.

К тому времени Льюис уже покинул банк. 29 апреля 2009 года топ-менеджмент BOA постановил, что посты председателя совета директоров и гендиректора совмещать нельзя, тем самым практически отстранив Льюиса от должности; пятью месяцами позже тот объявил о своем уходе на пенсию. Он также отказался от своего жалованья, бонусов и фондовых опционов, а при увольнении выплата Льюису составила 32171 долларов, что примерно равно 0,15% от его вознаграждения в 2007 году.

Впрочем, пенсия, выплаченная BOA Льюису, составила 53 млн долларов. Для критиков эта выплата стала отрицательным примером в разговорах о размерах бонусов на Уолл-стрит. Позднее Льюис вновь привлек к себе внимание публики, когда Эндрю Куомо предъявил BOA иск о мошенничестве с обвинением в том, что банк умышленно вводил акционеров в заблуждение. Льюис в ярости опроверг обвинение, заявив, что Куомо «пытается приписать вину невиновному».

Анджело Мозило: «заводной апельсин»

В 2008-м, по версии по версии The Wall Street Journal, глава банка Contrywide Financial Анджело Мозило красовался на третьем месте в топ-25 банкиров, сорвавших наибольший куш во время раздувания «пузыря недвижимости» в 2001—2006 годах. Его суммарное вознаграждение составило 470 млн долларов. Вместе с тем банк шел ко дну: к концу 2008-го его акции на фондовом рынке упали на 91% от первоначальной стоимости.

Необычный, апельсиново-медный загар Мозило у всех начал ассоциироваться с превышением исполнительской власти. Помимо впечатляющих ежегодных выплат и членства в трех загородных клубах, оплачиваемых из средств банка, Мозило получал миллионные дивиденды с акций Countrywide; 406 млн долларов из них обналичил, чтобы увеличить свой итоговый баланс. Еще акции на 140 млн были выставлены на продажу в 2006—2007 годах.

Пока Мозило избавлялся от своих долей в капиталах загородных клубов, банк все больше ослаблял требования к ипотечным заемщикам, что и привело в итоге к его падению. Нестрогие требования были на руку друзьям Мозило — комическому актеру Эду МакМэхону, сенатору Кристоферу Додду и десяткам сотрудников Fannie Mae, получавших ипотеку на самых «сладких» условиях. На акционерах эти условия сказались похуже — они остались ни с чем, когда Countrywide прекратил свое существование.

От продаж акций портфель Мозило рос как на дрожжах, но эти же продажи привлекли к нему повышенное внимание SEC, предъявившей Мозило иск за мошенничество и инсайдерскую торговлю. Суд над ним назначен на октябрь 2010 года.

Источник: Banki.ru

Мировой кризис: последствия и перспективы

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.