Валентин Катасонов о печальных датах и грядущем обвале рубля

Валентин КатасоновПрошло ровно три года с одного весьма знаменательного решения Центробанка России: в ноябре 2014 года он заявил о прекращении действовавшей до этого политики управляемого (регулируемого) валютного курса рубля. Был упразднен так называемый валютный коридор (установленные пределы колебаний валютного курса рубля) и прекращены валютные интервенции для поддержания курса в пределах «коридора». Результата долго ждать не пришлось: через месяц произошел обвал рубля.

Тогдашнее падение валютного курса можно измерять по-разному, но, грубо говоря, валютное обесценение рубля по отношению к доллару США было двукратным. Такие резкие обвалы — редкость в мировой практике. Особенно учитывая то обстоятельство, что у Центробанка России как финансового мегарегулятора (а он только что получил статус такового) имелись гигантские валютные резервы для проведения интервенций. Это была не «ошибка» финансового мегарегулятора, как это пытались квалифицировать некоторые российские чиновники, а наглая афера.

Я специально подчеркиваю: наглая. Потому, что заявление Центробанка, сделанное в ноябре 2014 года, шло вразрез с Конституцией Российской Федерации. Статья 75 (пункт 2) указанного документа гласит: «Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти». Любой грамотный человек прекрасно понимает, что такое «защита и обеспечение устойчивости рубля». Тем не менее дам некоторые разъяснения.

Во-первых, это недопущение изменения покупательной способности рубля, которое может возникнуть в результате инфляции или дефляции. Инфляция и дефляция — феномены денежного мира, возникающие в результате нарушения баланса между товарной и денежной массами в экономике страны. Увеличение денежной массы по отношению к товарной порождает инфляцию, уменьшение — дефляцию. Изменения цен на различные товары, услуги, активы — следствие нарушения указанного равновесия.

Центробанк не может напрямую и оперативно управлять товарной массой (управление товарной массой достаточно сложно в принципе — в силу большой инерционности товарной массы). А вот управление денежной массой с помощью механизмов эмиссии — святая обязанность Центробанка. Ибо, согласно статье 75 (пункт 1), Банк России является монополистом в деле выпуска денег: «Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются».

На протяжении многих лет Центробанк произносит как мантру одну и ту же фразу: «таргетирование инфляции». Именно так Центробанк сформулировал сам себе основную задачу своей деятельности. Но в Конституции ничего не сказано насчет «таргетирования инфляции», там говорится о «защите и обеспечении устойчивости рубля». Инфляция — обесценение рубля. Нечего не меняет слово «таргетирование».

Словосочетание «таргетируемая инфляция» — примерно то же, что «таргетируемый терроризм», «таргетируемая преступность», «таргетируемая коррупция», «таргетируемая безработица» и так далее. В любой нормальной стране ставится задача покончить с терроризмом, преступностью, коррупцией, безработицей. А теперь представим себе, что соответствующие ведомства народу будут объяснять, что их задачей является не ликвидация зла, а лишь «регулирование» его количества. Применительно к нашему случаю мы можем сказать, что «таргетируемая инфляция» — подмена основной задачи Банка России и очевидное нарушение статьи 75 Конституции РФ.

Во-вторых, это недопущение резкого (значительного) изменения курса рубля по отношению к другим валютам. Как повышение, так и понижение. И то, и другое так же нежелательно для национальной экономики, как резкие колебания артериального давления в человеческом организме. Могут быть разные типы людей: гипертоники — с высоким давлением, гипотоники — с пониженным. И те, и другие могут приспособиться к своим особенностям артериального давления. Но и для тех, и для других противопоказаны резкие его колебания.

У Российской Федерации на протяжении всех лет ее существования имела место валютная гипотония. То есть валютный курс рубля по отношению к другим валютам был и остается заниженным. Это определяется путем сравнения рыночного (или устанавливаемого Центробанком РФ) курса рубля с паритетом покупательной способности (ППС). На сегодняшний день курс рубля занижен примерно в два раза по сравнению с показателем ППС. Я сейчас не собираюсь обсуждать, что лучше или хуже для нас: валютная гипотония или валютная гипертония. Вообще-то лучше иметь такой курс рубля, который соответствует его ППС. Это как у человека идеальное артериальное давление 120 на 80. На сегодняшний день это применительно к пациенту по имени «российский рубль» соответствует 30 рублям за 1 доллар США. А мы по факту имеем почти 60 рублей.

Но Центральный банк о пациенте «российский рубль» не заботится, как это ему предписано Конституцией РФ. Более того, возникает сильное подозрение, что он его пытается убить. Или, по крайней мере, все время держать на больничной койке. Это примерно как современная медицина, которая перешла на рыночные отношения и уже больше не «оказывает помощь» больному, а «оказывает услуги». А в такой модели вылечивать человека коммерческой медицине нет никакого смысла, пациента надо «доить».

А теперь возвращаемся к Центробанку и рублю. Центробанк, как мы поняли, не собирается делать рубль здоровым, т. е. со стабильным валютным курсом. На «больном» рубле могут заработать большие деньги спекулянты. Чем они и воспользовались, когда три года назад Центробанк на весь мир объявил, что отныне он рубль поддерживать не будет. Тут же сбежалась стая алчных валютных шакалов (спекулянтов) и порвала рубль на клочья. Уведя за пределы России добычу, измеряемую миллиардами (не рублей, а долларов).

Налицо все признаки того, что Центробанк и валютные спекулянты действовали в сговоре. Кстати, действовали спекулянты на площадке ПАО «Московская биржа ММВБ-РТС». Также, кстати, возглавлял Совет директоров «Московской биржи» три года назад Алексей Кудрин. В апреле текущего года произошло обновление совета директоров биржи, но в очередной (четвертый) раз председателем Совета директоров избран Алексей Кудрин. Расследование истории с обвалом рубля плавно спустили на тормозах. Во всем обвинили неведомых спекулянтов.

Помню, тогдашний руководитель СВР М. Фрадков по горячим следам сказал, что ему известны эти спекулянты и через некоторое время он о них доложит. По крайней мере в открытых источниках списка этих спекулянтов я так и не увидел. Забавно, что известный финансовый спекулянт Джордж Сорос заявил тогда, что участия в обвале рубля не принимал. Более того, спекулянты или Америка тут ни при чем. Что же, Сорос на одну треть прав. Российские власти действительно постарались. Другая треть вклада принадлежит Америке, вернее тем заокеанским структурам, которые ведут «гибридную» войну против России. А последняя треть вклада принадлежит тем, кто конкретно занимался валютными операциями на бирже, т. е. спекулянтам.

Наглость и цинизм денежных властей, игнорирующих Конституцию РФ, проявляется также в том, что Центробанк продолжает наращивать валютные резервы. Все международные резервы, находящиеся на балансе Банка России, на начало ноября 2017 года составили 426 млрд долл. Примечательно, что Федеральный закон о Центробанке РФ и другие нормативные акты РФ предусматривают, что валютные резервы Банка России могут использоваться лишь для поддержания курса российского рубля. И ни для чего иного.

А если рубль отправили в «свободное плавание» и валютные интервенции более не нужны? Зачем такие гигантские резервы? Может быть, их тогда направить на какие-то другие цели? Скажем, для погашения внешних долгов РФ или для закупки импортного оборудования для восстановления порушенной промышленности? Нет, такое использование исключено, поскольку валютными резервами правительство Российской Федерации, как следует из Федерального закона о Центробанке, воспользоваться не может. А между тем валютные резервы Центробанка продолжают наращиваться. С начала года они выросли на 49 млрд долл.

Что за мистика? — Никакой мистики нет. Банк России развернут спиной к той стране, название которой красуется на его вывеске. Он работает на Запад. На те страны, валюты которых накапливает в своих резервах. То есть в первую очередь на США, во вторую очередь на Европу. Ведь иностранная валюта в резервах Банка России — почти бессрочное и почти беспроцентное кредитование других государств, казначейские облигации которых аккумулирует Центробанк.

Думаю, что в первые годы своего существования Банк России не мог объявить о свободном плавании рубля. Ведь тогда (еще в 90-е годы и в нулевые) руководители Банка России занимались обоснованием политики по наращиванию международных резервов. Сегодня уже никто из руководителей и мало кто из народа задается вопросом: зачем мы наращиваем валютные резервы? Раз такой вопрос исчез, значит, можно делать следующий шаг на шахматной доске обмана и мошенничества: отправить рубль в свободное плавание.

Мало того, что такое плавание создает питательную почву для ограблений России валютными спекулянтами. Свободное плавание рубля позволяет нашим геополитическим «партнерам» использовать валютное оружие для дестабилизации экономической, социальной и политической ситуации в стране. Это оружие пострашнее, чем все до сих пор вводившиеся Америкой и ее союзниками экономические санкции против России.

Специалисты хорошо знают, что для стабилизации валютного курса национальной денежной единицы в принципе не надо «городить огород» под названием «валютные резервы». На протяжении второй половины ХХ века большинство стран мира для защиты своих национальных валют использовали такой проверенный инструмент, как валютные ограничения по операциям, связанным с транснациональным движением капитала. Однако «хозяевам денег» такие ограничения как кость в горле. «Вашингтонский консенсус» — «символ веры» экономического либерализма и глобализации — категорически запрещает использование такого инструмента. Ведь тогда не понадобится весь этот «огород», называемый валютные резервы. Тогда не будет спроса на «зеленую бумагу», производимую «печатным станком» ФРС США — главным оружием «хозяев денег».

Во всей этой истории удивляет позиция всех трех ветвей нашей власти. Начну с третьей, которая нашла свое отражение в главе 7 Конституции РФ («Судебная власть и прокуратура»). Три основных института, обозначенные в этой главе, — Верховный суд, Конституционный суд, прокуратура никак не прореагировали на вопиющее нарушение Конституции РФ три года назад, не опротестовали решение Центробанка об отмене «валютного коридора» и переходе рубля в «свободное плавание». Они несут солидарную ответственность за то валютное потрясение, которое произошло с Россией в конце 2014 года.

Теперь о законодательной власти (глава 5 Конституции «Федеральное собрание»). Она также несет ответственность за то, что произошло в конце 2014 года. Принятый Государственной думой в 2002 году Федеральный закон о Центробанке содержит целый ряд недопустимых отступлений от Конституции в части, касающейся полномочий и функций, развязал Центральному банку руки для сомнительной деятельности. В частности, на совести законодателей положение Федерального закона о валютных резервах Российской Федерации, которые, оказывается, ей (Российской Федерации) не принадлежат.

Наконец, исполнительная власть (глава 6 Конституции РФ «Правительство РФ»). Чуть ли не каждый день мы слышим заявления разных чиновников правительства, которые, оказывается, поддерживают курс Центробанка, в том числе в части, касающейся «таргетирования инфляции» и «свободного плавания» российского рубля. Следовательно, они также несут солидарную ответственность за нарушение Банком России конституции и те потери, которые понесла страна в результате обвала курса рубля три года назад.

Уж совсем меня удручило сделанное на днях заявление премьер-министра Д. Медведева на саммите АСЕАН. Все российские СМИ комментировали заявление Медведева от 12 ноября об оздоровлении российской экономики: «Рассчитываем, что по итогам этого года рост ВВП превысит 2%». Но мало кто обратил внимание на другую часть его выступления, где он сказал о том, что Россия будет продолжать прежний экономический курс. И добавил: «Так же, как сохраняем и плавающий валютный курс, и режим инфляционного таргетирования». Премьер-министр, будучи юристом по образованию, показал нам пример того, как может попираться Конституция Российской Федерации.

Спустя три года в России мы видим примерно ту же ситуацию, какая сложилась накануне тогдашнего обвала рубля. Центральный банк, фактически первая и самая главная ветвь власти в стране, диктует всем правила существования. Правила обширные, особенно учитывая, что Центробанк уже четвертый год выступает в качестве финансового мегарегулятора. «Нам очень важно избавиться от идеи фикс — все время думать о курсе (рубля). Я понимаю, что курс влияет на реальные экономические процессы. Но нужно привыкнуть жить в условиях плавающего курса», — заявила председатель Центробанка России Э. Набиуллина в апреле этого года. Прокуратура в очередной раз промолчала.

«Пробные шары» Центробанка показали, что власти страны никаких уроков из декабрьского обвала рубля не извлекли. Можно готовить новый обвал. Робкие попытки некоторых прозревших чиновников предложить наделить Центробанк полномочиями вводить валютные ограничения в случае возникновения угрозы обвала рубля не были услышаны и даже были осуждены. Так, Максим Орешкин, нынешний министр экономического развития, на форуме «Россия зовет!» (октябрь 2017 года) с трибуны этого форума произнес клятву либерала, воспроизводя многие положения «Вашингтонского консенсуса».

В том числе он выступил против очень осторожного предложения Минфина о возможности валютных ограничений (в острых ситуациях) и назвал их неактуальными. «Я выступаю против. Такие механизмы нам не потребуются ни в какой ситуации», — заявил министр, который решил стать святее папы римского. Я имею в виду то, что МВФ, опасаясь второй волны мирового финансового кризиса, решил в 2012 году внести поправки в «Символ веры» («Вашингтонский консенсус»), разрешив в острых ситуациях вводить временные валютные ограничения по капитальным операциям.

Все основные фигуранты прошлой подрывной операции на своих местах: Э. Набиуллина, С. Швецов (первый заместитель председателя Банка России, в 2014 году озвучивал важнейшие решения Центробанка в области валютной политики), А. Силуанов (министр финансов, в 2014 году поддержал решение Банка России о свободном плавании рубля), А. Кудрин. Все условиях для обвала рубля те же: свободное плавание рубля, клятвенные обещания не прибегать к валютным интервенциям, отсутствие валютных ограничений по капитальным операциям (и даже обещание не вводить их).

Плюс к этому такие «объективные факторы», как графики погашения валютных обязательств российских компаний по ранее взятым за рубежом кредитам и займам. В IV квартале 2017 года сумма к выплате окажется максимальной за два года. По графику наступит срок погашения займов на 25 млрд долл. Выплаты 30 крупнейших компаний при этом вырастут на 38% по сравнению с III кварталом. В России обвалы рубля в конце года могут стать традицией, поскольку из года в год графики погашений долгов сдвигаются на последние месяцы.

Впрочем, в нынешней ситуации «сезонный фактор» может оказаться не главным. На первое место выходит фактор политический — президентские выборы в марте следующего года. Поэтому операция по обвалу рубля может быть перенесена на начало следующего года. Неужели валютные спекулянты и стоящие за ними «дирижеры» («хозяева денег», стремящиеся ослабить Россию) не воспользуются возможностью устроить в России повторение декабря 2014 года?

Валентин Катасонов для ИА REGNUM

История кризисов, Кризис в России: прогнозы , , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.