Новый русский Гугл

Новым «модернизационным» проектом на прошлой неделе был объявлен проект создания национальной поисковой системы в интернете. Виктор Вексельберг, выступая 1 июля в Государственной думе, заявил, что России надо «в год создавать по одному гуглу».

Вас беспокоят проблемы со здоровьем? Сервис онлайн консультации врачей поможет в короткие сроки найти нужного доктора-специалиста и получить консультацию в удобное для себя время совершенно бесплатно. Кризис — не время болеть!

Естественно, первый «российский гугл» решено было организовать с участием государства и чуть ли не во имя продвижения его интересов. Смета проекта — конечно же, предварительная — оценивается в $100 млн, и освоить эти деньги, судя по всему, посчастливится Министерству связи и информатизации, уже отметившемуся далекой пока от завершения «Электронной Россией». Деньги, разумеется, потратят, но на что?

Интернет-поисковики — молодой и конкурентный вид бизнеса. Самым крупным представителям сектора — американским Google и Yahoo! — не исполнилось и 20 лет, но в разные годы они входили в 50 крупнейших по стоимости компаний мира, достигая соответственно 27-й (в 2008 г.) и 36-й (в 1999-м) позиций. За первое полугодие текущего года их выручка составила $13,6 и $3,2 млрд, а капитализация этих гигантов по состоянию на 31 марта 2010 г. достигла $138,9 и $23,2 млрд (интернет-поисковик, который стоит дороже «Газпрома», — может ли что-то быть привлекательнее для русского бизнесмена-«модернизатора»?).

Однако серьезный конкурент у этих компаний лишь один — китайская Baidu. Если на Google и Yahoo! в середине 2009 г. пришлось соответственно 66,4 и 8,3% сделанных в мире поисковых запросов, то на Baidu — около 7,4%. И это понятно: доминируя (она обрабатывает около 70% запросов) в китайском сегменте интернета (который растет на 40-60% в год), эта компания имеет потенциал развития даже несмотря на то, что у нее мало пользователей за пределами КНР. То же самое касается и российской Yandex: при доле на отечественном рынке в 59% на глобальном она занимает менее 1,2%. Таким образом, для высокой капитализации компания должна доминировать в англоязычной зоне сети и при этом предлагать множественные сервисы и в высшей степени инновативные решения. Только так она может серьезно подвинуть лидеров (как это удалось в свое время Google, быстро победившей Yahoo! и оттеснившей ее на второй план).

Пока не ясно, что из этого могут предложить товарищи из Минсвязьинформа. Но главный вопрос заключается в том, зачем нужно создавать новый поисковик. Даже в крупных странах местные поисковые системы обрабатывают малую толику запросов. Итальянская Tiscali, немецкая Crawler, испанская Busco серьезно уступают по популярности тем же Yahoo! и Google с соответствующими расширениями .it, .de и .es.

Только четыре поисковика (все они расположены вне англоязычной зоны) — южнокорейский Naver, чешский Seznam и уже упоминавшиеся Baidu и Yandex — в своих странах обходят Google по популярности. К тому же стоит заметить, что история Yandex — это история большого успеха: сегодня этот поисковик, созданный с нуля частными предпринимателями, девятый в мировой табели о рангах по объему обработанных запросов, тогда как ведущая российская нефтяная компания «Роснефть», правдами и неправдами возведенная на руинах ЮКОСа, — всего 16-я в мире в этой отрасли, по оценке Petroleum Intelligence Weekly за 2009 г. (и 11-я по капитализации среди публичных корпораций данного сектора).

Более того, в России не существует поисковой монополии: поисковый сервис русской Google обрабатывает чуть более 20% запросов, 9,9% приходится на Mail.ru, 7,4% — на Rambler. Такое расположение лидеров схоже с общемировым распределением рынка между доминирующими игроками.

Что, собственно, не устраивает власти? Они надеются, что новый поисковик станет успешнее, чем Yandex? Что он сможет эффективнее, чем Google, искать информацию в российском секторе интернета? И не смущает ли авторов идеи, что та же Yandex шла к своему успеху 13 лет и сейчас показывает прирост аудитории в 40-50% в год — а двум одинаково успешным компаниям в российском сегменте интернета делать нечего?

Или так хочется хоть как-то воспользоваться «преимуществами» кириллического домена .рф — экзотического изобретения, тешащего самолюбие бюрократов и недоступного без наличия русифицированного компьютера (т. е. для большей части интернет-сообщества)? Показательно, что ни японцы, ни китайцы, ни арабы не озаботились подобным предприятием, даже несмотря на то что они тратят много усилий для продвижения в мире своих достижений.

Современный сектор интернет-технологий — наиболее глобализированная сфера мировой экономики. И он открывает уникальные возможности для догоняющих, так как позволяет воспользоваться уже созданной инфраструктурой и идти дальше, наполняя ее контентом и используя для собственных нужд. И лишь мы собираемся изобретать велосипед — хотя гораздо важнее озаботиться созданием полезных и нужных продуктов и технологий, которые стали бы лидерами по числу запросов в уже работающих поисковиках. Слабó сделать мобильный телефон, соперничающий с продукцией Apple (объем продаж iPhone в прошлом году был, заметим, больше выручки Yahoo! — $3,85 млрд)? А произвести оригинальный лекарственный препарат (та же довольно простая по своей формуле Viagra приносит компании Pfizer более $1,3 млрд в год)? Или создать новую операционную систему для мобильных устройств, способную конкурировать с гугловской Android? Или организовать глобальный интернет-магазин? Хотя это слишком — не нефть же бутилированную будем продавать… Было бы в России что искать, а уж поисковиков в мире хватит, чтобы о наших достижениях все интересующиеся узнали оперативно и полно. А если уж так неймется создать новый отечественный поисковик, пусть бы он мог находить те адреса и счета, по которым уходят бюджетные деньги, миллиардами выделяемые на суперамбициозные проекты «национального» масштаба.

Владислав Иноземцев, Ведомости от 26.07.2010, 136 (2654)

Новости кризиса: текущая ситуация в России ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.