Энергетическая самоликвидация: к чему приведёт отказ от АЭС во Франции

Кризис во ФранцииФранция может оказаться на грани энергетической катастрофы. Более 70% электроэнергии здесь производится на атомных электростанциях, но пришедшие к власти лоббисты альтернативной энергетики хотят превратить республику в самую «зеленую» в мире, сделав ее тем самым энергетически зависимой. Так, недавно министр экологического перехода Николя Юло заявил о необходимости разработки «дорожной карты» для закрытия 17 ядерных реакторов.

После того, как американский президент Дональд Трамп 1 июня 2017 года объявил о выходе США из Парижского соглашения по климату, именно Франция заявила, что готова взять на себя ведущую роль выполнения соглашения. Одна из главных сегодняшних задач — стать первой в «зеленой» экономике. Парижское соглашение министр призвал использовать «как возможность для творчества, новаторства, занятости».

«Мы собираемся сделать Францию углеродно-нейтральной примерно к 2050 году»,— сказал Николя Юло.

Правительство обнародовало грандиозный план по экологии, согласно которому за ближайшие 30 лет республика радикально сократит выбросы СО2 в атмосферу. План Юло предполагает, что Франция к 2040 году перестанет продавать дизельные и бензиновые автомобили, закроет АЭС, прекратит добычу нефти и угля, но только на территории Франции.

Сегодня, по данным МАГАТЭ за 2016 год, во Франции эксплуатируются 58 ядерных реакторов на 19 АЭС, еще один строится. Атомная энергетика обеспечивали 72% производства электроэнергии страны (первое место в мире), доля атомной энергии в первичном потреблении энергии составляет 46% (второе место в мире). Благодаря АЭС Франция — один из крупнейших экспортеров электроэнергии в ряд европейских стран. За 2016 год экспорт электроэнергии достиг $2,2 млрд, а это 0,4% от общего объема экспорта.

Каким образом Париж пришел к такому самоубийственному решению, хотя даже после аварии на японской «Фукусиме-1» президент Франции Николя Саркози, сторонник атомной энергетики, заявил, что республика отказываться от АЭС не будет?

В 2012 году Франсуа Олланд, победивший на выборах не без поддержки «зеленых», пообещал сократить долю атомной энергетики в энергобалансе страны до 50% к 2025 году и ограничить мощность атомного парка до 63,2 ГВт. В 2014 году такой законопроект по концепции «зеленого роста» в энергетике был одобрен, а в июле 2015 года закон окончательно приняли. Сегодняшний французский лидер Эммануэль Макрон активно продолжает политику денукреализации Франции.

Комментируя возможность отказа Францией от АЭС, эксперт Аналитического центра при правительстве РФ Анна Лобанова отметила, что есть несколько возможных причин такого решения. Первая — значительная часть атомных электростанций требует замены, капитальная стоимость строительства новых АЭС приближается к стоимости установки возобновляемых источников энергии (ВИЭ), а французская национальная атомная компания Areva работает с убытками. Вторая — при снижении доли атома до 50% в электроэнергетике становится проще, экономичнее балансировать колебания спроса по сезонам и ночь-день за счет газовых станций, как побочный эффект — сокращение экспорта атомного электричества по ночам и импорт днем. Третья, и возможно, самая важная, причина — это политический фактор: сближение с Германией в области энергетической политики и демонстрации примера «трансформации энергетики» в сторону развития ВИЭ.

Замещать выводимые из эксплуатации угольные и атомные электростанции Юло намерен возобновляемыми источниками энергии. Для Германии, где доля атомной энергетики на пике своего развития составляла 30%, такие планы губительны, но все же реальны, но не для Франции.

По словам Лобановой, увеличения доли ВИЭ в энергобалансе развитых стран возможно, но непонятно, с какой скоростью будет увеличиваться потребление ВИЭ и каким способом: «естественным» порядком по мере повышения конкурентоспособности или по немецкому образцу — за счет субсидирования «зеленой энергии» гражданами и государством. При этом ВИЭ территориально и технически ограничены в использовании, а финансирование таких энергоисточниковв итоге «ляжет на плечи» граждан. Получается, Макрон вместе с «зелеными» сегодня ведет республику в пропасть, ведь любые ВИЭ не могут сравниться по дешевизне, эффективности и обеспечению энергобезопасности с АЭС.

Лобанова полагает, что в будущем энергокомпании или бюджет будут терять доходы и увеличивать расходы на ВИЭ, при этом все делают ставку на быстрый научно-технический прогресс, который — как надеются — через пять-десять лет решит вопрос об экономической рентабельности источников альтернативной энергетики.

Французский союз электроэнергетиков еще несколько лет назад подсчитал, что для республики с экономической точки зрения необходимо сохранить атомную энергетику на уровне 70% в энергобалансе страны, в противном случае страну ожидают расходы в сотни миллиардов евро. К тому же перед правительством Франции стоит вопрос о выплатите огромной компенсации EDF за выключение двух реакторов АЭС «Фессенхайм». Также при закрытии АЭС тысячи людей во Франции лишатся работу, по этой причине во французском Фессенхайме профсоюзы работников энергетического сектора протестуют против закрытия местной АЭС, считая такое решение незаконным и лишенным какой-либо экономической и промышленной рациональности. Оппозиция, уверенная в том, что ядерная промышленность Франции — гарант ее энергетической безопасности, поддерживает такую позицию.

Получается, что нынешний Париж откровенно игнорирует интересы населения, ставит во главу угла интересы «зеленого» бизнеса, который нацелен лишь на получение прибыли, а не на благополучие страны. Это выбор в пользу корпораций. Это политический выбор в пользу сближения с очевидным европейским лидером — Германией. В этой ситуации заявления о создании «дорожной карты» для реализации планов по закрытию АЭС без ущерба для населения — блеф, а французская политическая элита становится заложником своих бесплодных идей.

Анастасия Полозкова, ИА REGNUM

Новости кризиса: текущая ситуация в мире ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.