Для чего объединяют ФНБ и Резервный фонд

Резервный фонд РоссииРезервный фонд и Фонд национального благосостояния (ФНБ) решили объединить, сообщил в пятницу министр финансов Антон Силуанов. О существовании таких планов в Минфине говорили и раньше, поясняя, что консолидация ресурсов даст больше маневренности в их управлении.

Ранее такую идею высказал экс-глава Минфина, руководитель Центра стратегических разработок Алексей Кудрин. Именно при нем в 2003 году был создан Стабилизационный фонд, где аккумулировались избытки нефтегазовых доходов. В 2008 году государственную заначку разделил на две части: Резервный фонд, который используется для покрытия дефицита бюджета при резком снижении доходов, и ФНБ, призванный повысить устойчивость пенсионной системы.

Но фактически ФНБ не пополняется с 2010 года, когда все государственные нефтедоллары было решено в качестве «временной антикризисной меры» направлять прямо на расходы бюджета. И сегодня, в условиях снижения цен на нефть, в Минфине задумались о целесообразности сохранения ФНБ. Все дополнительные доходы в 2017 году будут направлены на восстановление Резервного фонда.

«Мы считаем, что те решения, которые были приняты по Фонду национального благосостояния по инвестированию в инфраструктурные проекты, — они должны быть выполнены. Но другая оставшаяся часть ФНБ — это тот же самый источник для финансирования расходов федерального бюджета, такие же средства, как и Резервный фонд», — уточнял Силуанов.

С экономической точки зрения слияние фондов выглядит нейтрально – от перекладывания средств туда-сюда их размер не изменится. Для наглядности руководитель экономико-правовой школы консалтинговой компании ФБК Сергей Пятенко предлагает сравнить государственные средства с ресурсами просто человека.

«Что, в сущности, у нас есть? Есть золотовалютные резервы – это как вклад в банке. Есть ФНБ – это как заначка, которая лежит либо дома под подушкой, либо в банковской ячейке. И есть Резервный фонд правительства – это как то, что лежит конкретно в кошельке. И то, и другое, и третье важно. Но если какие-то из этих статей объединить и, например, деньги из банковской ячейки добавить к тем, что лежат дома под подушкой или в кошельке, сильно ли это что-то меняет? Ни беднее, ни богаче не станешь», — рассуждает эксперт.

По его мнению, некоторое разделение резервов более правильно, поскольку так понятнее, что происходит с деньгами. Когда для каждого фонда есть своя процедура расходования средств, обществу легче контролировать этот процесс. Но в целом разница несущественна, в основном это чисто статистический вопрос.

Сейчас Резервным фондом правительство может распоряжаться почти свободно по своему усмотрению; доступ к ФНБ сложнее. Тем не менее его уже использовали для финансирования долгосрочных инфраструктурных проектов и борьбы с кризисом.

Объединение фондов – чисто формальная задача, которая позволит Минфину облегчить доступ к суверенным резервам и управление этими средствами, согласна с коллегой завкафедрой экономики и финансов факультета экономических и социальных наук РАНХиГС Алла Дворецкая.

«Честно говоря, я не знаю, зачем делили Стабилизационный фонд, и зачем сейчас объединяют два существующих фонда, — сказала она «Yтру». — И тот и другой все равно тают на глазах, потому что нефть не растет в цене, а расходы бюджета не снижаются. Приходится залезать в эту копилку. Поэтому, как ни назови, суть в том, что суверенный фонд скоро исчезнет, и мы не успели, как другие страны, типа Норвегии, накопить его до того уровня, чтобы и вопросы с дефицитом Пенсионного фонда решить, и другие задачи».

В вопросе объединения фондов, судя по всему, определенную роль играет и политический аспект. Фонд правительства расходуется все же быстрее и уже близок к исчерпанию. В мае Силуанов заявил, что при исполнении бюджета 2017 года деньги Резервного фонда будут потрачены полностью, придется запустить руку и в ФНБ.

На начало июня в ФНБ находилось 4,2 трлн рублей, в Резервном фонде – 933 млрд рублей. Очевидно, что их консолидация снизит внимание к обнулению правительственного фонда и покажет, что финансовая подушка безопасности у государства пока еще все-таки есть.

В то же время глава Минфина пообещал, что уже в следующем году Резервный фонд начнут восстанавливать. В него планируется перечислить 623 млрд рублей из нефтегазовых доходов текущего года. Позднее министр выразил мнение, что принятые меры по урезанию расходов помогут свести к минимуму дефицит бюджета в 2018 году, а уже к 2019 году правительство полностью откажется от расходования суверенных фондов и будет финансировать дефицит бюджета за счет других источников, в том числе внутренних и внешних заимствований.

Мария Трифонова, Утро

Комментарий Анатолия Несмияна

Минфин внес предложения, согласно которым из Фонда национального благосостояния все ликвидные активы будут переведены в Резервный фонд, а в ФНБ останется мусор вроде украинского долга в 3 млрд, зарезервированных средств на спасение ВЭБ, инфраструктурные облигации и так, по мелочи. Пикантность новости в том, что ФНБ в свое время рекламировался как фонд будущих поколений. Не мы, так потомки заживут, как у бога за пазухой!

Теперь детям путинская вертикаль оставляет невозвратные долги — свидетельства собственной некомпетентности. Что, в общем, не слишком отклоняется от генеральной линии «после нас хоть потоп». Благословенный дождь из 3,5-4 трлн долларов сверхприбыли за нефть и газ, полученных исключительно на благоприятной внешней коньюнктуре, иссяк, сами триллионы растворились в никуда, последние капли жадно слизывают приближенные и друзья, какие дети, какие будущие поколения? Тут своих бы отпрысков оставить с миллиардом-другим, и то хорошо.

Новости кризиса: текущая ситуация в России , ,

  1. Аноним
    04.07.2017 at 08:57 | #1

    536 млрд долларов долга нашей страны против 85.6 млрд долларов в кубышке.Интересный расклад.

  1. Нет трекбеков.