Мировой экономике грозит повтор кризиса-2008: 4 фактора

Главные риски для мировой экономикиБанк международных расчетов (BIS), который иногда называют «Центробанком центробанков» подготовил традиционный ежегодный отчет об экономической ситуации в мире. По мнению аналитиков банка, краткосрочные перспективы мирового ВВП намного лучше, чем в последние годы. Так, по прогнозам специалистов в 2017 внутренний валовый продукт вырастет на 3,5%. Эти показатели лишь немного отстают от 4% годовых, которые фиксировались в десятилетие до мирового экономического кризиса 2008 года. Безработица упала до докризисного уровня, а инфляция также держится в установленных рамках.

Примечательно, что восстановление, прежде всего, происходит на развитых рынках. Развивающиеся страны также улучшают свое положение за счет высоких цен на сырьевые товары, но там ситуация менее однозначная и имеет потенциальные риски. Но, несмотря на кажущуюся стабильность и экономический рост, специалисты BIS предупреждают, что в среднесрочной перспективе возможно повторение кризиса 2008 года, хотя и не в таких глобальных масштабах.

Аналитики выделили четыре главных фактора, которые могут привести к «схлопыванию» роста мирового ВВП и свести на нет все усилия по восстановлению экономики. Первым фактором названа инфляция, которая может набрать силу и «съесть» экономический рост. Впрочем, сейчас центральные банки развитых стран, в частности, ЕС и США, удерживают этот показатель в районе 2%, поэтому этот риск не самый актуальный.

Вторым фактором может стать финансовый стресс, связанный с так называемой фазой сжатия в финансовом цикле, которая может привести к его срыву. Именно такой срыв произошел в 2008 году. Согласно экономической теории, финансовые циклы проходят четыре стадии — оживление, экспансия, вершина и сжатие. Если такое сжатие преждевременно наступит сразу в ряде более мелких экономик, это может нанести риск и глобальной системе.

Третий риск заключается в ослаблении потребления в результате накопления долгов, а также в падении уровня инвестиций. Дело в том, что во многих развивающихся странах рост ВВП произошел именно за счет роста потребления, и если оно замедлится, прекратится и рост, так как инвестиций будет недостаточно для того, чтобы поддержать экономику.

Наконец, четвертый риск — это усиление протекционизма, которое началось после кризиса 2008 года. Риторику протекционизма и защиты собственных рынков активно использует президент США Дональд Трамп, по этому пути идут и другие страны. В BIS считают, что деглобализация может обернуться негативными последствиями в краткосрочной и долгосрочной перспективах, так как нанесет ущерб торговле и будет способствовать резкому перекрытию потоков инвестиций.

Аналитики BIS исключили из своего списка рисков геополитические факторы, хотя они также влияют на развитие мировой экономики. При этом в самом отчете говорится о том, что политические шоки влияют на рынки и приводят к их переориентации. Например, за прошедший год сильнейшими шоками стали британский Brexit и победа Дональда Трампа на выборах президента США.

Профессор Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Алексей Портанский считает, что протекционизм действительно может привести к новому витку глобального кризиса. В то же время, России нужно заниматься переформатированием собственной экономики вне зависимости от внешней конъюнктуры.

— Риск протекционизма никогда не дремал, но в последнее время он активизировался с новой силой. За прошедшие 7−10 лет руководители ВТО не раз говорили о том, что такой риск очень высок, особенно в связи с тем, что страны научились изобретать и применять новые формы протекционизма, например, валютного, которые сложно распознать сразу.

И вот теперь к власти в США пришел Дональд Трамп, который открыто объявляет о протекционистских мерах. В начале года это довольно сильно напугало и экспертов, и мировые правительства, в частности, Китая и Мексики, в отношении которых он пригрозил самыми серьезными мерами. Кроме того, Трамп прямо сказал о том, что США могут не подчиняться правилам ВТО. Это вызов, на который раньше никто не отваживался.

Правда, из этих громких заявлений пока ничего не воплотилось в реальность, но если Вашингтон действительно пойдет по этому пути, мы можем прийти к очередному мировому кризису довольно быстро.

— Почему?

— Напомню, что в 30-е годы прошлого века, во времена «Великой депрессии», мировой кризис усилился именно из-за протекционистских мер, которые предприняли США, а потом в ответ и Европа. Сегодня из-за глобализации экономика гораздо более взаимозависима, чем 80 лет назад, поэтому протекционистские меры намного более опасны, чем в 30-е годы прошлого столетия. Вот почему экономистов и политиков так беспокоит усиление протекционистских мер, особенно если они последуют со стороны Соединенных Штатов, которые остаются основным игроком в мировой торговле. Любые их шаги будут очень чувствительны для всего мира.

— В прогнозе говорится еще и о деглобализации, может, она помогла бы снизить эти риски?

— О деглобализации впервые заговорили после начала кризиса 2008 года в связи с тем, что замедлился рост мировой торговли и экономики. Но я, как и ряд экономистов, не сказал бы, что глобализация прекратилась. Скорее, она переместилась на локальный уровень, на уровень регионов и суперрегионов. Подтверждением этого является создание Транстихоокеанского партнерства, из которого, правда, США вышли в начале года по указу Трампа. Тем не менее, этот проект продолжает развиваться.

В этом году в Азиатско-Тихоокеанском регионе может быть подписано всеобъемлющее региональное экономическое партнерство. Вероятно, будут продолжены переговоры по Трансатлантическому торговому и инвестиционному партнерству между США и ЕС, которые пока отложены из-за того же Трампа.

Для такой глобализации на локальном уровне даже придумали отдельный термин — «глокализация». Глобализация не остановится, потому что многие процессы и производственные цепочки уже не могут быть демонтированы.

— Насколько указанные в прогнозе банка риски опасны для российской экономики?

— Для России главные проблемы — не внешние, а внутренние. Главная проблема состоит в том, что наша экономическая модель давно себя изжила. Это модель, основанная на добыче углеводородного сырья и продаже мало переработанного продукта. С 2003 по 2008 годы мы получали огромные прибыли от продажи нефти и газа, и некоторым казалось, что это надолго. У нас было очень большое положительно сальдо торгового баланса, и все это несколько затуманило умы.

В последние годы власти, наконец, поняли, что эта модель себя исчерпала. Тогда заговорили о необходимости модернизации экономики и диверсификации сначала производства, а потом экспорта, чтобы производить товары и услуги с высокой степенью добавленной стоимости. К сожалению, пока что все это остается на уровне разговоров. Реального сдвига в этом направлении не произошло. Как была наша экономика сырьевой несколько лет назад, такой она остается и сегодня. В этом основная причина кризиса, а не во внешних факторах.

За последние годы доля России в мировой экономике снизилась, и составляет менее 2%. По этому показателю мы приближаемся к таким странам, как Турция и Индонезия. Для сравнения, доля Китая в мировом ВВП — 10−11%. Если мы не будем проводить модернизацию, наша экономика продолжит падать, как и ее доля в мировой экономике.

Конечно, мировая конъюнктура влияет на нас. Но на сегодняшний день эта роль очень примитивна. Есть высокий спрос на энергоносители, значит, наша экономика чувствует себя хорошо. Нет спроса — у нас дела идут плохо. Этим ограничивается влияние мировой конъюнктуры на нашу экономику.

Основатель маркетинговой группы «Алехин и партнеры» Роман Алехин считает, что риски, описанные в прогнозе BIS, скорее теоретические.

— Описанные риски действительно есть, и они серьезные, однако шансы на то, что с ними придется столкнуться, преувеличены. Единственной по-настоящему грозящей опасностью может стать финансовый стресс, связанный с фазой сжатия в финансовом цикле. Если эта фаза окончится срывом, то произойдет вариант сценария 2008 года, и как это скажется на современных условиях, неизвестно. Однако те индикаторы риска, которые учитывают для прогноза кризиса, существуют практически всегда и вовсе не обязательно, что они помогут его предугадать.

Протекционизм же существовал всегда и никуда не денется в ближайшие годы, поэтому вряд ли он сыграет какую-то роль в возможном новом кризисе. Для России эти риски опасны так же, как и для остальных стран, поскольку новый кризис может быть вызван только «общими усилиями», соответственно, и коснется он также всех стран.

Источник — Свободная пресса

Мировой кризис: последствия и перспективы, Причины кризиса ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.