Грабли для властей. А.Несмиян об итогах митингов 12 июня

Анатолий НесмиянСегодняшние события позволяют подвести некоторый итог, естественно, промежуточный.

Первое. Власть очевидно не знает, что ей делать, а потому, осознав, что тактика игнорирования не работает, дополнила ее репрессиями. Абсолютно стандартный и бессмысленный шаг, но грабли на то и существуют, чтобы на них наступать.

Несанкционированные митинги и мероприятия были несанкционированными исключительно по воле властей в разных городах. В некоторых, где они все-таки были разрешены, они мало чем отличались от несанкционированных: к примеру, один из митингов был разрешен на 7 утра и в 20 км от центра города. Понятно, в расчете на то, что люди не придут. Пришли. И много. По факту, власть сознательно пошла на провокацию — чем и воспользовалась. Бандиты играют по бандитским, шулерским, правилам — это нужно понимать и учитывать всегда.

В таком раскладе говорить о массовости нельзя — естественно, что значительное число людей не готово (по крайней мере пока не готово) идти на несакционированные мероприятия и нарываться на избиение. Однако это же привело к еще одному предсказуемому последствию — более радикальным выступлениям и, соответственно, гораздо более жесткому ответу властей. Правда, ответом это назвать сложно — полиция «гасила» людей практически превентивно.

Сказанное говорит о том, что сравнивать мероприятия 26 апредя и 12 июня по брутто-показателям некорректно. Разные условия. Не пойди власти на откровенные подлоги и провокации, численность людей была бы не меньшей. Собственно, география это подтверждает — акции проходили по всей стране.

Подытоживая, можно сказать, что протест никуда не делся (а куда ему деваться?), недовольство в обществе есть величина вполне ощутимая. Правило 10-10-10 в данном случае здесь тоже работает. 10 вышедших на улицу имеют 100 сторонников и 1000 сочувствующих. Поэтому аргумент — ну что там для 15-миллионной Москвы 5 тысяч вышедших на улицы — тьфу на вас. И второй раз тьфу. Ресурс протеста в таком случае — порядка полумиллиона человек. Всего — и активного, и пассивного. При этом нужно учитывать, что власть сама создает поводы — ту же реновацию, к примеру, которая пока не дошла до стадии вышвыривания людей из домов, но скоро дойдет. А приговоренных к выселению только по Москве — более миллиона человек, и очень скоро до многих из них начнет доходить, что за праздник к ним пришел в дом. Так что потенциал протестов, увы, растет.

Второе. Снова о власти. Она по очевидным причинам неспособна к формулированию проблемы. Скорее, она даже неспособна к ее осознанию. Проблема не только и не столько в ухудшении жизни людей, хотя это работает катализатором. На улицу выходит новое поколение. Пока молодое, что опять-таки позволяет презрительно называть его школотой. Средний возраст такой «школоты» уже не совсем школьный — порядка 20-25 лет. Есть и моложе, есть и постарше, но в среднем где-то так. Это те, кто всю свою небольшую сознательную жизнь прожил с двумя константами — Путиным и интернетом. Для них эти два явления знакомы с глубокого детства. И они имеют возможность сравнивать бесконечную ложь от Путина и комфортную для них свободу в сети. Кричалки «Путин вор» — это квинтэссенция неприятия этого режима, который им постоянно лжет. Путин крадет у них не деньги. Он ворует у них перспективы и будущее. Старшие поколения не видят в этом ничего необычного, у них уже есть свои блоки от лжи власти: «Наверху виднее», «У них больше информации», «Глобальная политика иначе не делается» и тому подобная чешуя. С молодыми это не работает.

Проблема в том, что молодость всегда проходит. И новые шесть лет Путина для этих молодых закончатся уже в их вполне зрелом возрасте. И вычеркивать из жизни еще шесть лет они не хотят. И в отличие от старших, они не боятся.

Власть не умеет разговаривать с этим поколением, да не очень-то и торопится. Привычное — а где у них лидеры? С кем разговаривать?

В том и проблема, что поколение интернета еще более атомизировано в личном плане, но при этом гораздо более структурировано по горизонтали. Сеть формирует и сетевое устройство общества (пока лишь самой молодой его части), слабо воспринимающее иерархическую «вертикаль». И «вертикаль» не может находить общий язык с сетью — нет совпадений и пересечений. Пока это не воспринимается проблемой — а потому власть привычно гасит ее дубинками. И это не работает.

И третье. Осень, по всей видимости, запустит уже более серьезную волну протестов. Выборы в сентябре, затем начало президентской кампании, где смахинировавший с конституцией в прошлый раз Путин пойдет на свой очередной, причем увеличенный в полтора раза срок (сомнений в этом практически нет). Дедлайн страны еще не подошел — пределы устойчивости начнут исчерпываться к 19-20 годам, и перед властью неизбежно встанет в полный рост дилемма: реформы или фашизм.

Сословное общество, которое в нашей стране уже незаметно построено, обладает одной неприятной особенностью — экономической базой правящего сословия является рента, однако проблема в том, что в случае исчерпания рентного ресурса правящее сословие не может просто переключиться на другой ресурс и снова начать его «сосать». Увы. Заканчивается рентный ресурс — заканчивается и правящее сословие. Еще никто не смог преодолеть этот закон и подмять его под себя.

Текущая российская власть воров и бандитов оседлала важнейший ресурс — бюджет страны. Он и есть ее рентный ресурс. Казалось бы — он вечен, как и государство. Разве может государство существовать без бюджета? Но дело в том, что в моноэкономике бюджет исчерпаем пропорционально монотовару — а нефтегазовая катастрофа, вообще-то говоря, у нас прямо перед глазами. И дело даже не в том, что через год или два нефть и газ закончатся. Нет. Просто закончится рентабельность торговли ими. Вполне возможно, что она уже закончилась, просто пока это протекает в неявной форме — дожираются последние запасы, а потому вроде как еще жизнь продолжается.

Нефтегазовые доходы распределяются через бюджет на содержание населения в виде различных социальных программ, на поддержание жизнедеятельности страны и на ренту правящему сословию. Про развитие страны я не упоминаю — какое, право, развитие? Кому уходит большая часть, сложный вопрос. За путинские 17 лет страна продала нефти и газа на 3,5 трл долларов. Оглянитесь по сторонам — где они?

Сейчас стоит вопрос: что именно нужно урезать и сокращать, чтобы хоть как-то продлить существование этого режима. Соцпрограммы уже урезаны до предела, жизнедеятельность страны финансируется по минимуму, рента неприкосновенна, но усыхает, по какому поводу начинается верушечное истребление части потребляющей ее элиты, выдаваемое за видимые результаты борьбы с коррупцией. Но мы прекрасно понимаем, что на нисходящем тренде вопрос — кого резать уже всерьез — встанет обязательно. Дедлайн у этого вопроса как раз и приходится на 19-20 год, и оттянуть его невозможно.

Встает вопрос: если кого-то резать, значит, нужно отбрасывать всю эту вашу демократию и вводить прямой фашистский режим управления. С репрессиями, концлагерями и «эскадронами смерти» (у нас внешне все равно будет как бы демократия и все такое, а потому отменять запрет на официальную смертную казнь мы не будем). Иначе сократить финансирование целых страт населения не получится — социальный взрыв неизбежен. Второй вариант — проводить реформы — но для номенклатуры это смерть. Она не выживет в нормальной стране (или даже захотевшей стать нормальной). Все по той же причине: в нормальной стране воры и бандиты сидят в тюрьме. Ну кто же по своей воле вернет народу свои миллиарды и пойдет в тюрьму?

Поэтому фашизация режима неизбежна, в какой форме и под каким предлогом это будет происходить — неважно. Важно то, что задавить репрессиями нынешних молодых Путину не удастся — не те люди. И к 20 году они подрастут еще на три года. Так что то, что происходит сегодня, будет иметь продолжение и далее. Три-четыре-пять лет роли уже не играет. Впереди у нас эпоха серьезных потрясений и катастроф. Это нормально — бандиты все равно не отдадут власть без борьбы и без войны. Важно, чтобы на смену нынешним ворам не пришли в итоге другие, как на той же Украине.

Сначала торжества. Потом аресты. Потом решили совместить

26 апреля и 12 июня — две стадии процесса уже пройдены. Первая характерная реакция власти, которая не знает, что ей делать — игнорировать и делать вид, что ничего не происходит. Естественно, это не работает, поэтому второй этап — просто запретить. Сегодня запрет работал на все сто — участников мероприятий в разных городах «винтили», а иногда и банально избивали практически с самого начала.

Третья стадия — переломная. Либо начинать репрессии уже по-настоящему, либо разговаривать. В 12 году репрессии совместили с примитивными, но работающими технологиями развала — созданный координационный совет благополучно переругался, развалился, отдельных (скорее всего, выбранных весьма произвольным образом) его представителей показательно репрессировали на реальные сроки, на чем события 12 и закончились.

В этот раз никакого совета нет. Навальный продолжает (скорее всего, сознательно) не блокироваться ни с кем, а потому у власти сценарий развала отпадает — решать, что делать далее, придется без таких комфортных условий.

Следующий этап, очевидно, осенний. Тогда и будет видно, что и как. Однако власть договариваться не станет. Будет ужесточение репрессий, что, мягко говоря, уже не совсем разумно — сейчас не 12 год. Но у нее нет других сценариев действий. Менять систему она не в состоянии — в таком случае ей придется попросту уходить, она успешна только в той системе, где имеет возможность беспрепятственно воровать и уничтожать страну. В любй другой нынешние бандиты сразу же оказываются там, где им и положено — в тюрьме и на обочине. Им есть что терять, так что ужесточение репрессий неизбежно.

Правда, и люди уже другие. Появилось поколение нулевых, которое отличается от поколения девяностых. То поколение — поколение запуганных. Эти — уже нет.

Так или иначе, но пока все развивается строго по сценарию. Практически без отклонений. Ситуация деградирует, власть не имеет никакого ответа, а потому ее действия до унылого предсказуемы и никак не разрешают возникшего системного противоречия. Да и не могут, скажем прямо. Что, кстати, очень даже хорошо — чем менее адекватно ведет себя власть, тем быстрее до людей начнет доходить, что у руля страны обычные бандиты, которым место известно где. Лозунги про «не раскачивайте лодку» работают всё хуже — сколько десятилетий нужно Путину, чтобы уже начать что-то делать не только для друзей, но и для страны? Ответ на этот вопрос каждый будет искать сам, но главное — начинать его задавать.

Петербург. Марсово поле. Сегодня. «Принимать» начали практически сразу. Заявленный фейковый реконструкторский фестиваль на Марсовом, как и предполагалось, был банальным спойлером — просто чтобы не разрешать митинг.

Реконструкторы даже не стали ничего проводить, а власти предложили ехать на автобусах на Удельную — митинг был оперативно разрешен именно там. Естественно, никто не поехал, потому и стали задерживать.

На мой взгляд, всего на Марсовом было около 5-7 тысяч, из них активно скандировали и действовали около тысячи. Остальные их явно поддерживали. Задержали при мне человек 80-100. Всего, как пишут, задержано около 250.

Кризис в России: прогнозы, Новости кризиса: текущая ситуация в России , , , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.