Конфликт с Катаром. Перспективы для газа, нефти и вероятность войны

Богатый КатарОбъединенные Арабские Эмираты, Бахрейн, Египет и Саудовская Аравия объявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром. Они заявили о закрытии в Катаре своих дипломатических миссий и выводе дипперсонала, планируемом прекращении морского и авиасообщения между ними и Катаром. ОАЭ дали гражданам Катара 14 дней, чтобы покинуть территорию страны. Об аналогичных решениях объявили и другие страны — власти восточной части Ливии, Йемена, а также Мальдивы и Маврикий впоследствии тоже заявили о разрыве отношений с Катаром. Причиной таких мер послужило обвинение катарских властей в поддержке террористической деятельности, в том числе «Аль-Каиды» и ИГ.

Конфликт не сказался на поставках нефти, однако он создает риск перебоев экспорта сырья из региона, отмечают эксперты. Согласно данным министерства энергетики США, на долю Ормузского пролива, через который осуществляются поставки нефти с Ближнего Востока, приходится порядка 30% нефти, поставляемого морским путем.

Основная претензия: Катар выкупил заложников

Британская газета Financial Times со ссылкой на информированные источники сообщила вечером 5 июня о выкупе в 1 миллиард долларов, который получили от Катара боевики «Аль-Каиды» и спецслужбы за освобождение заложников. Эмират пошел на это ради свободы 26 членов королевской семьи, попавших в руки террористов на соколиной охоте на юге Ирака в декабре 2015 года.

Подробности о такой финансовой поддержке были опубликованы в FT. Помимо захваченных членов королевской семьи, власти Катара выкупили 50 военных, попавших в плен к исламистам в Сирии.

По данным СМИ, выкуп Катара был передан воюющей в Сирии с войсками Башара Асада группировке, связанной с «Аль-Каидой» (запрещена в РФ), а также службам безопасности Ирана, задействованным в организации обмена. Переговоры об освобождении заложников длились больше года, в них принимали участие Иран, Катар и ливанская группировка «Хезболлах». В апреле 2017 года 26 участников королевской охоты были освобождены и переданы послу Катара в Ираке.

Как конфликт с Катаром повлияет на цены на газ

Разрыв дипотношений с Катаром со стороны ряда его ближневосточных соседей может создать серьезные проблемы для соглашения о сокращении добычи нефти между странами ОПЕК и не входящими в картель, добавить головной боли крупнейшим мировым трейдерам газа и привести рынок углеводородов к общей дестабилизации и неврозу, рассказал РИА Новости глава нью-йоркского фонда Navigator Principal Investors LLC Кайл Шостак (Kyle Shostak).

«Доля Катара среди других стран ОПЕК по добыче нефти самая незначительная. Она составляет порядка 600 тысяч тонн в год. И, соответственно, влияние конкретно в этом случае добычи из этой страны на биржевые котировки будет практически минимальным», — рассуждает Шостак. Он считает, что ситуация с Катаром ставит под сомнение возможность выполнения соглашения о сокращении добычи нефти, которое было заключено странами ОПЕК, а так же Россией и другими участниками рынка, не входящими в организацию.

«Психологически эффект будет следующий — если есть такие серьезные разногласия между странами-членами ОПЕК, то будет ставиться под сомнение сама возможность имплементации такого соглашения, которое и без того дается с большим трудом. Это и плюс, что имелось раньше — ожидание по производству в США будет создавать нервозную обстановку в ближайшее время», — продолжает собеседник РИА Новости.

Пострадать от такой ситуации могут и крупнейшие мировые трейдеры, считает Шостак. Он напоминает: «Катар является еще и одним из крупнейших производителей газа — здесь он лидирует. Катар в контрактах с большим количеством стран неарабского и арабского мира. Например, крупнейший потребитель его газа — Египет. Вот эта ситуация более сложная, потому что меры в отношении Катара касаются всех транспортных потоков».

«Крупнейшие мировые трейдеры такие, как Vitol, Glencore, Trafigura практически полностью выкупают эти (Катара) объемы газа. И, соответственно, они должны будут найти замещение этих объёмов на рынке и продумать логистику, если транспортные проблемы будут иметь место быть, и будут усугубляться, у трейдеров будут большие проблемы», — считает он.

Эксперт отмечает, что в результате этого, в ближайшее время, может возрасти спрос и цена на природный газ. А так же «все это ведет к разбалансировке рынка, рынок потеряет ориентир».

Источник: Интерфакс, РБК, РИА Новости

Саудиты против Катара

Приведет ли конфликт восьми стран с эмиратом Катар к росту цен на нефть? Возникает ли новый очаг войны на Ближнем Востоке. Является ли Катар спонсором терроризма? Связаны ли визит Дональда Трампа в Эр Риад и нажим Саудовской Аравии на эмира Хамада бин Халифа Аль Тани? Будет ли ослаблен российско-иранский альянс? Как все это повлияет на гражданскую войну в Сирии и борьбу с Халифатом? В какой степени Катар был партнером Игоря Сечина в «приватизации» «Роснефти»?

Кризис в зоне Персидского залива обсуждают Сергей Данилочкин, Александр Шумилин, Андрей Остальский, Хассан Аль-Хури, Алексей Малашенко.

Комментарий Михаила Крутихина

Не могу отделаться от видения. Сидят короли, эмиры, султаны и шейхи стран Персидского залива и сокрушаются по поводу низких нефтяных цен. Уж что только не делали: и притворялись, что добычу замораживают, и сокращения объявляли, и альянс с российским минэнерго провозгласили — а цены, суки, не растут, как планировалось. Словесные интервенции на нервных спекулянтов больше не действуют.. Что делать будем?

И тут кто-то предлагает: давайте. изобразим страшную политическую напряженность, местному коту яйца отрежем, раз уж Трампу с его сланцами насолить не в состоянии — не насовсем, разумеется, а так, для вида. Кого не жалко? Желающие пострадать ради общего дела есть?

Выбрали Катар. Побудь, сказали, котом отпущения, прикрой амбразуру, а мы потом тебе все компенсируем. Когда цены поднимутся…

Комментарий Анатолия Несмияна

Тема на самом деле гораздо серьезнее и сложнее, чем просто новость. Она имеет свою предысторию, многослойна и многоуровнева. А потому не так уж и проста и для изложения, и для понимания. Кроме того, в рамках этой темы есть место и оценке российской политики на Ближнем Востоке — собственно говоря, как раз тема нашей нежной дружбы с Катаром как нельзя лучше подходит для описания абсолютной невменяемости путинского режима во внешней политике в целом. Возможно, что правильнее будет записать передачу о происходящем, причем объем ее таков, что в один прием можно и не уложиться.

Если подойти к теме рамочно, то мы сейчас видим обострение борьбы между исламистскими проектами, которые сегодня конкурируют на Ближнем Востоке. Принципиально различаются между собой ни много ни мало, а целых четыре откровенно исламистских проекта, плюс действует консервативный сценарный план старых элит региона, противодействующий всем четырем проекта. Это и создает крайнюю, как принято говорить, турбулентность на Ближнем Востоке последние годы. И единственный выход на относительное умиротворение — это ликвидация нескольких проектов с выходом на выживание и последующую менее ожесточенную конкуренцию двух, максимум трех из них.

Катар, поддерживая проект братьев-мусульман, фактически пытается реализовать проект мягкой исламизации региона, причем исламизации с модернистским уклоном. В этом смысле иранский проект наиболее близок Катару, так как фундаменталистский Иран, как ни странно, но тоже решает проблему модернизации,а потому во многом балансирует отношения между стремлением к стабильности, что выражается в клерикальной основе его режима, и обновлению. Такие проекты близки если не по сути, то по духу, к проектам глобалистов, хотя и жестко противодействуют им в идеологическом и культурном плане. Неудивительно, что Катар стал инструментом госдепа при Клинтон во время Арабской весны, а Иран все-таки сумел договориться с Обамой.

Эти два проекта жестко конкурируют с остальными — двумя джихадистскими проектами Аль-Кайеды и ИГ и с консервативным проектом старых элит региона на возврат к прежним отношениям и балансам. И опять ничего удивительного в том, что Иран воюет с ИГ, а Катар ИГ как раз поддерживает: Катар пытается использовать ИГ в борьбе с Аль-Кайедой, которая является инструментом Саудовской Аравии. Иран лишен такой возможнсти, так как он вынужден защищать государственность Ирака, как своего предполья. Это только путинская Россия способна наплевательски отнестись к тому, что Украина стала враждебным государством, тем самым придвинув пояс враждебности к себе на добрую тысячу километров. Иран озабочен своей безопасностью, а потому не позволит существовать на своих границах враждебному образованию.

Дипломатический скандал и введенные против Катара санкции со стороны шести арабских стран (как раз с той самой традиционалистской элитой) — это обострение борьбы между двумя конкурирующими проектами развития (саудовский проект в данном случае скорее проект стагнации). Обострение вызвано как фундаментальными причинами, так и отмашкой со стороны Трампа — «можно». А это значит, что даже если острая фаза и пройдет относительно быстро, то причины конфликта так просто не убрать — у Катара нет других вариантов развития, кроме включения в глобальный проект. В любом другом он сходит со сцены в силу целого перечня обстоятельств. Он не может выбирать, к какому из проектов присоединиться — во всех остальных у него нет ни малейших шансов. А значит — конфликт будет продолжаться.

Здесь и становится очевидным, почему политика России на дружбу с Катаром выглядит кретинизмом. Россия не может сегодня включаться в глобальный проект. То есть может — но только на положении пищевого ресурса. В глобальном проекте все сырьевые страны становятся крилем, у них в нем нет будущего. Поэтому участие в глобальных проектах для России возможно — но только после собственной глубинной модернизации, создании конкурентной экономики (либо нескольких однозначно конкурентноспособных отраслей), и только с таким багажом она может встраиваться в мировое разделение труда на более высоком уровне, чем уровень пищи. У Катара, к примеру, такой проект есть — он развивает мощный логистический узел-хаб, способный стать сервисным центром для трех глобальных проектов — ТТИП, ТТП и «Шелкового пути». Причем развивает без дураков и путинской маниловщины. У нас единственный российский проект — ЕАЭС — на данном этапе накрылся медным тазом. Угадайте, благодаря чьей мудрой политике.

В итоге, Россия даже по сравнению с Катаром выглядит пищей. Уже для него. И наша нежная дружба с ним крайне опасна — как опасна дружба креветки с кашалотом. Вместо стремительной собственной модернизации Россия Путина сдает себя в пользование. Правда, в телевиоре это называется «партнерство», но в случае с Катаром это партнерство на вторичных ролях. Собственно, что еще ожидать от бандитов, как не поиска крыши. Катар стал для наших бандитов как раз крышей — попыткой вписаться в чужой проект, где за нас будет хлопотать мама эмира шейха Моза. На свой собственный проект у кремлевских уже нет интеллекта.

ПС. Общеизвестный пример. Структура собственности «Роснефти». 19,5% — катарская собственность. Это и есть видимое представление того, что означает «пищевой ресурс»

***

Еще одна подоплека конфликта вокруг Катара — это, безусловно, продолжающийся передел газовых рынков. Здесь, безо всякого сомнения, прослеживается интерес Соединенных Штатов, а Трамп, гарантировавший своей нефтегазвой отрасли максимальные преференции, выглядит лицом, более чем заинтересованным.

Катар, экспортируя газ в виде СПГ, не зависит от стран-транзитеров (хотя испытывает серьезную зависимость политического плана от стран, контролирующих ключевые проливы — Ормузский, Баб-эль-Мандебский, Суэцкий канал и Моллукский пролив). География поставок катарского газа широка, но основные поставки — ЮВА, Европа и страны ЛАГ. К примеру, Египет (разорвавший дипотношения с Катаром в числе шести стран ЛАГ) импортирует порядка 850 млн кубометров газа из Катара — в немалой степени в качестве оплаты за использование Суэцкого канала. Для чахлой экономики Египта это серьезное подспорье, однако принципы дороже денег. Поддержка Катаром «братьев-мусульман» для Египта больший риск, чем прекращение поставок. ОАЭ, вошедший в «шестерку», импортирует порядка 200 млн кубометров.

США в прошлом году ввели первый терминал по сжижению, и до 18 года введет целую серию терминалов на обоих побережьях. Они почти готовы к поставкам газа в европейском и азиатском направлениях. Кроме того, на проектные мощности выходят австралийская и индонезийская программы СПГ, а значит — пришло время расчищать площадку.

Катар не сможет переориентироваться на имперскую элиту США — в таком формате он существенно снижает свой статус и будет вынужден лишиться большинства своих перспективных планов развития. Уже поэтому перед Трампом стоит задача не столько переориентировать Катар на себя, сколько отбросить его в развитии настолько, что даже по возвращению демократов-глобалистов к власти они уже не смогли бы рассчитывать на динстию Ат-Тани, как на свой ресурс в регионе.

Я уже читаю кровожадные мечтания про то, как страны ЛАГ организуют военное нападение на Доху, будут бомбить терминалы и тому подобную чушь. Гораздо более серьезный удар по Катару — «отрезать» его от рынков, в первую очередь — европейского. Более серьезный тем, что более системный и ощутимый. Если газовая отрасль Катара рухнет — а политика демпинга Катара на газовом рынке предполагает низкую рентабельность и необходиомость полной загрузки мощностей — это в короткие сроки введет его в состояние банкротства. И это куда серьезнее даже ковровых бомбардировок, хотя, конечно, куда как менее зрелищно.

***

За Катар берутся всерьез, хотя и постепенно. Закрыто воздушное сообщение с шестью странами, прервавшими дипотношения. Эти же страны закрывают свое воздушное, морское и сухопутное пространство и границы. Что для Катара, перекрытому по суше территорией Саудовской Аравии, создает проблемы с транспортным сообщением и, в частности, с поставкой продовольствия — пустынный огрызок еду не производит от слова вообще. Да и цены в Катаре существенно выше, чем в соседней Саудовской Аравии, и теперь они неизбежно возрастут еще. Гражданам стран «шестерки» предписано в 14-дневный срок покинуть Катар. И это тоже проблема — немалая часть профессионалов и специалистов в Катаре — иностранцы. Врачи из Египта, строители из Бахрейна, управляющие-саудиты. Коллапса не будет, но…

Пока неясна судьба прохода судов Катара через Ормуз, Баб-эль-Мандеб и Суэц. Формально они экстерриториальны, но по факту возможны варианты. Здесь роль играет обвинение в поддержке международного терроризма — тут могут ввести предельно жесткие ограничения. Кстати, неясен вопрос и с долями Катара в различных коммерческих проектах. Это может коснуться и нас — Катар владеет приличной долей «Роснефти», а значит, теперь с точки зрения «шестерки» «Роснефть» тоже имеет отношение к финансированию терроризма. Это было бы безразлично, если бы не соглашение ОПЕК+.

Короче говоря, если «шестерка» решит проявить рвение — мало не покажется никому.

Переводика от infomaxx. Третья мировая начнется в Катаре?

Общеизвестно пророчество Ванги о том, что Третья мировая начнется с маленькой страны. На роль маленьких стран могут претендовать многие, но в основных кандидатах у толкователей фигурируют в основном Сирия и Северная Корея. Хотя есть и страны поменьше, например Катар, где вчера начались весьма удивительные события. Итак:

Сначала ходили слухи. Слухи о разрыве дипломатических отношений между большинством арабских стран и Катаром. И вот сегодня утром они подтвердились.

А вечером в интернете появился некий «Освободительный фронт Катара», которым было объявлено следующее:

Координация Фронта освобождения Эмирата Катара объявляет в коммюнике № 1 об окончании правления эмира Тамима аль Тани. Отныне управлять Катаром будет Верховный Совет ….

Конфликт с КатаромИ так далее и тому подобное. Полный текст на арабском — справа на фото.

Я долго расспрашивал знатоков про что такое «фронт освобождения Катара», но все пожимали плечами ибо никогда не слышали об этих парнях раньше.

Ладно, читаем новости дальше.

Тяжелые столкновения начались в Восточном Гуте (недалеко от Дамаска), так как Джаис Ислам (креатура Саудовской Аравии) атаковали Файлак Шам (креатура Катара). Обе стороны применяли тяжелое вооружение.

Очень странно. Раньше эти ребята сражались практически бок о бок. Теперь они устроили друг другу резню.

Далее, как сообщают арабские новости, Саудовская Аравия начала странные военные телодвижения в ответ на военные перемещения в Катаре. Какие там могут быть «военные перемещения», если у Катара армия всего-то 12 000 человек? Мне трудно это понять. Хотя в последнее время в этом сумасшедшем участке мира дурдом кажется нормальным и общепринятым правилом.

Теперь немного более о Катаре.

У Катара давние энергетические и деловые связи с Ираном.

У Катара также имеются исторические и нынешние военные союзы с Турцией. Турция и Катар на 100% поддерживают огромное террористическое движение «Братья-мусульмане».

Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты и прочие. Они являются давними и явными врагами Ирана. В Саудовской Аравии «Братья-мусульмане» практически запрещены.

До сегодняшнего дня Ближний Восток условно разделялся на два больших лагеря:

РОССИЯ + ИРАН + СОЮЗНИКИ

США + НАТО + САУДОВСКАЯ АРАВИЯ + САТЕЛЛИТЫ

Однако сейчас мы, похоже, наблюдаем за рождением третьей лагеря, или Третьей Силы. Это

ТУРЦИЯ + ПАКИСТАН + КАТАР + Бог знает кто еще

Турция никогда не была надежным партнером НАТО, а ее лидер, Эрдоган, мечтает о новой Османской империи, видя себя её султаном.

В 2016 году произошла якобы «неудавшаяся попытка государственного переворота» для изгнания Эрдогана, в которой он обвинил, в частности США. В последствии он блокировал турецкую авиабазу Инджирлик, перепугав США массовыми призывами физически ОЗНАКОМИТЬСЯ с ядерными бомбами США, хранящимися в Инджирлике. Эти призывы были настолько опасными, что США удалили свое ядерное оружие из Инджирлика!

А совсем недавно Турция запретила немецким политикам посещать немецкие войска в Инджирлике, что побудило Германию объявить, что они выводят свои войска из Инджирлика. Трудно после этого видеть в Турции члена НАТО.

Пакистан. Сегодня Пакистан категорически отказался присоединиться к общей куче и порвать все дипломатические отношения с Катаром. Более того: ходят слухи, что когда просьбы со стороны Саудовской Аравии разорвать с Катаром дипломатические отношения стали особо настойчивы, Пакистан пообещал что предоставит Катару ядерное оружие, чтобы маленькая страна смогла защитить себя от внешних угроз.

Таким образом вокруг крошечного Катара определенно концентрируется Третья сила. И имея за спиной мощнейшую армию Турции, ядерное оружия Пакистана и орду «Братьев-мусульман» непонятно совсем как эта Третья Сила себя теперь поведет.

Анатолий Несмиян. Ультиматум Катару

Саудовская Аравия выдвинула ультиматум из десяти условий для нормализации отношений с Катаром. Это именно ультиматум, так как срок его исполнения — сутки.

Как и предполагалось, в ультиматуме нет ни слова о терроризме. От Катара требуется: разрыв отношений с Ираном, разрыв с «братьями-мусульманами» и его структурами типа ХАМАС, замораживание счетов этих структур в банках и выдворение всех «братьев» с территории Катара. Бонусом идут претензии к Аль-Джазире, которая должна изменить политику и полностью обновить руководство.

В данном случае выполнение требований будет полной и безоговорочной победой Трампа, который не просто заинтересован в блокировании Ирана, а прямо зависит от необходимости в ликвидации ресурсной и организационной базы своих прямых противников из глобалистского лагеря. Глобалисты опирались в регионе на «умеренных исламистов», видя в них инструмент реализации своей политики. Маргинализация политических структур «братьев-мусульман» и сжатие кольца вокруг Ирана закладывает очень серьезную основу для доминирования имперцев США в регионе над глобалистами. Интересы Саудовской Аравии и Израиля, которые здесь безусловно просматриваются, идут бонусом и довеском. Главное — это борьба двух основных группировок США. Катар, как региональный кошелек глобалистов, выбран безошибочно — его капитуляция создает принципиально новую обстановку в регионе.

Совсем не зря катарский эмир сегодня общался с Путиным, а также контактировал с Турцией — и Эрдоган, и Путин находятся в одинаковом положении. Шизофреническом, нужно отметить. По сути, Россия и Турция в их нынешнем виде имеют шанс только в глобальном проекте, но сугубо по субьективным обстоятельствам серьезно испортили отншения с глобалистами. Оба султана не вписались в глобальный проект по причине своей собственной невменяемости и чувства собственного величия, мало соответствующего их реальному весу в мировой политике. В итоге сугубо ситуативно они заинтересованы лично в Трампе, но абсолютно не вписываются в имперский проект Америки. Если в глобальном проекте у них была незавидная, но все-таки роль мелких поместных хозяйчиков, то для имперской Америки они — лагерная пыль, просто надзиратели на своей территории за интересами настоящих ее хозяев. Без права на собственное мнение. Кстати, как раз при Трампе Путину уже трижды указали на его место, отбомбившись по его прокси в Сирии — и трижды Путин не рискнул даже пошевелиться, чтобы защитить Асада от ударов томагавками и американской авиации. Дежурная озабоченность МИДа — это максимум, что ему позволено. Объективно путинская Россия — союзник Катара в глобальном проекте, потому Тамим и бросился к телефону, звонить Путину.

Судя по официальному коммюнике разговора Путина и эмира Тамима, Путин посоветовал брату по несчастью не рыпаться, а принять условия ультиматума. В переводе на дипломатический язык было сказано, что Россия считает необходимым урегулировать спор в дипломатическом поле. Собственно, а что он еще мог сказать Тамиму? Что мы теперь и его будем защищать? Чем, простите?

Пока можно констатировать, что эмир Тамим попал. При этом у него есть и сугубо внутренняя проблема — он был вынужден зачищать соратников отца, и теперь по сути у него нет связей и выхода на более высокие инстанции, с которыми контактировали как раз они. При этом рулит Катаром не он, а его мать Моза и клан Аттыйя, что лишило эмира поддержки его собственного клана Тани. Так что и с внутренней поддержкой, и внешней у него очень не густо.

Посмотрим, что решат в Дохе. Скорее всего, ультиматум будет принят. Причем он выдвинут нарочито безжалостно — с предельно коротким сроком. Чтобы не просто победить, а унизить. Времени думать и торговаться нет.

Новости кризиса: текущая ситуация в мире , , ,

  1. Аноним
    08.06.2017 at 09:10 | #1

    Катар отверг выдвинутый ему Саудовской Аравией УЛЬТИМАТУМ по всем 10-ти пунктам. Он покидает Совет сотрудничества стран Персидского залива и готовит свои небольшие войска к войне.

  1. Нет трекбеков.