Рост добычи и ее последствия

Путин любит нефтьИран заявил, что будет наращивать добычу нефти дополнительно на 3 млн баррелей в сутки. Сегодня, по разным данным, он добывает 3,8 млн баррелей (правда, на экспорт из них поступает около миллиона — остальное потребляется внутри страны). Нужно учесть, что широко разрекламированное соглашение ОПЕК и ряда других стран (включая Россию) имело целью снижение добычи на 2 млн баррелей в сутки. При этом крупнейшие производители вроде США или Ирана в соглашении не участвуют. США — простопотому, что они вообще никогда не участвуют в соглашениях, где ставится задача ограничения чего-либо, Иран получил право в связи с тем, что против него действовали санкции и эмбарго, а потому он требовал вначале восстановиться до досанкционного уровня.

Естественно, что соглашение по ограничению в такой ситуации имеет скорее психологический эффект, на балас спроса и предложения оно влияет мало — один Иран одним махом перечеркивает любой эффект от соглашения, плюс гораздо лучше стала чувствовать себя сланцевая отрасль США, что уже выразилось в росте числа буровых. Кроме того, снимается ограничение на шельфовое бурение в США.

Судя по всему, нефть снова начинает снижаться, и если пытаться удерживать цену, то придется поступаться долей на рынке — чудес не бывает. Уже сейчас сказано, что на рынке сумели за истекший год увеличить свою долю США, Нигерия и Ливия. Ливию можно не учитывать — она так и не восстановилась до времен Каддафи и вряд ли скоро восстановится — война не прекращается. Хотя немалую часть ливийской нефти продают сегодня в обход учета — чистой контрабандой, но даже с ней Ливии еще далеко до довоенных показателей.

В случае, если Иран действительно сумеет нарастить добычу (а планы на подъем добычи до 6-8 млн баррелей в сутки озвучивались еще два года назад), избыток нефти на рынке снова быстро дойдет до критических значений, и корректировать ее объемы можно будет только ценой — договоренности работают, но только тогда, когда в них участвуют все. Если этого нет, смысл любых соглашений близок к нулю.

Никаких других механизмов регулирования не существует, и для моноэкономик вроде аравийских или российской проблема никуда не девается.

Выход очевиден — уход от зависимости, диверсификация, развитие ненефтяных отраслей. Но это будет означать снижение дохода правящей воровской вертикали — причем снижение не разовое, а постоянное. Пойдут ли путинские мафиози на добровольное самоограничение ради интересов страны — вопрос интересный, но сугубо риторический. Отрицательный ответ заложен в него изначально.

Автор — Анатолий Несмиян

Мировой кризис: последствия и перспективы ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.