Выбор между сортами. Либеральная оппозиция — это зло, но путинский режим — зло абсолютное

Анатолий НесмиянСегодняшние страсти по Немцову в годовщину его гибели в очередной раз подводят к весьма характерному для России парадоксу. Что власть, что страстотерпная либеральная оппозиция, горюющая сегодня, полностью отвечают знаменитой одесской оценке «Оба хуже». Выбор между национал-предателями и бандитско-клептократическим режимом выглядит мерзким с любой стороны. Классический ложный выбор при отсутствии другого.

Парадокс заключается в том, что в случае, если мы будем поставлены перед выбором по-настоящему, делать его между разными сортами мерзости все равно придется. Только принцип выбора будет неаппетитным — кто менее отвратителен и опасен для страны и ее будущего.

Делать такой выбор, кстати, все равно придется. В существующем деспотическом режиме бандитской азиатчины ее кончина неизбежна. Против природы не попрешь — режим нацелен не на развитие страны, а на перераспределение имеющегося, уже поэтому предел устойчивости неизбежно будет достигнут, после чего нынешняя конструкция столь же неизбежно развалится. С одним немаловажным «но» — ничего хорошего в таком случае все равно не произойдет. Никакого царства свободы и справедливости в этом случае не предвидится. А предвидится два сценария дальнейшего развития.

Первый — режим трансформируется и фашизируется. На таком пути он сможет восстановить свою устойчивость через открытую диктатуру, в которой не будет даже намека на социальное государство — говоря иначе, за ротенберговские миллиарды и их сохранность заплатит весь народ резким ухудшением своей жизни. Кто хочет посмотреть, как это бывает в реальности — может взглянуть на Украину. Именно таким образом доевший всю предыдущую устойчивость клептократический режим Украины удержался у власти — через фашизацию, через гражданскую войну, милитаризацию и резкое ухудшение жизни населения с одновременным выдавливанием его из страны. Вполне рабочий сценарий и для нас. Росгвардия — это как раз подготовка к нему, равно как и прочие мероприятия, которые сегодня кажутся кромешным идиотизмом — достаточно вспомнить «пакет Яровой».

Второй сценарий — условный Февраль. Откровенная сдача страны в коллаборацию Западу на самых подчиненных из всех возможных ролей. Собственно, либеральная оппозиция к этому и призывает под вывеской общечеловеческих ценностей и необходимости примкнуть к цивилизации. По факту этот сценарий — отложенное уничтожение страны через ее передачу в управление Западу. Уже безо всяких промежуточных прокладок вроде нынешнего путинского режима, который, в общем-то, тоже рвется в «мировую элиту», но при этом старается набить карманы — здесь, кстати, и кроется его ключевое противоречие и с Западом, и либеральной оппозицией — они категорически возражают против личного обогащения российских олигархов, так как оно идет за счет невыплаты репараций Западу. Народу России при любой ситуации ничего не достанется — драка Запада с Путиным и его друзьями идет именно за характер перераспределения украденного у народа России. Запад требует всё ему, путинские друзья рвут некоторую часть под себя. Вот и всё противоречие.

У либеральной оппозиции в этом вопросе никаких разногласий с Западом нет — всё туда.

Здесь и кроется парадоксальность выбора между бандитским режимом и предателями из либеральной оппозиции. Что те, что другие — это, в общем-то, смерть для страны и народа. В первом случае — быстрая, в течение жизни буквально одного-двух поколений, во втором случае — чуть отложенная. Три-четыре поколения.

Паршивость происходящего в том, что любой другой выбор сегодня носит немирный характер — либо через гражданскую войну, либо через распад страны. Условный какой-нибудь «православный ИГИЛ» сегодня, провозгласив лозунги справедливости и войну за нее, почти со стопроцентной вероятностью доведёт дело до общей катастрофы — и не потому, что он плохой или неправильный. Потому, что война за справедливость будет иметь всеобщий и совершенно нелокальный характер, а значит — удержать ситуацию не удастся никому. Итогом любой революции — сиречь вооруженного восстания масс — сегодня и в будущем станет распад страны и ее полная дезинтеграция без возможности восстановления. Конечно, возможно чудо, как в 17-22, когда удалось собрать большую часть страны, но откровенно говоря, стратегия чуда всегда имеет очень зыбкий характер. Игрок-наркоман может позволить себе ставить последнее, он по-другому просто не может, но с рациональной точки зрения таким путем можно идти, только когда уже нет никаких других вариантов.

Я полагаю, что изначальный парадокс заключается в том, что путинский режим (понятно, что путинский — понятие условное, речь идет о явлении более общего порядка — о бандитском Петербурге (а равно и Москве, и провинции), получившем политическую и государственную власть в огромной стране) — в общем, путинский режим есть зло хтоническое. Абсолютное. При нем у России нет вообще никакого будущего — даже гипотетического. Он просто доест страну навылет, после чего они умрут оба. Это раковая опухоль, которой безразлично, что будет с организмом хозяина, ее программа — просто жрать. Ни малейших мыслей, что она тоже умрет после гибели организма, у нее нет. Что вполне объяснимо — у рака нет мозгов, только программа. Мирной трансформации режима тоже не предусмотрено — он отторгает все, что не вписывается в программу уничтожения страны.

Условный либеральный Февраль при любом отношении к нему — явление иного порядка. Задача тру-либералов — в эксплуатации России в интересах Запада. Все, что мешает этой задаче, должно быть искоренено, однако у такой системы есть ряд существенных ограничений, которых в принципе не существует у мафиозной путинской вертикали. Эти ограничения — отказ от дикой азиатской деспотии и минимальный набор гражданских свобод. Без иллюзий — ни о каком допуске народа к власти и здесь речи не идет, но либеральная система задает определенные степени свободы, с помощью которых можно вернуть власть народу, используя особенности западной демократии. В конце концов, есть пример мирного захвата власти политической силой, которая априори была враждебна западной демократии. Я имею в виду нацистов Гитлера. В кайзеровской Германии у него не было ни малейшего шанса, в Веймаровской Германии он появился. Да, в униженной, побежденной, разгромленной Германии. И да — идеи нацистов в конечном итоге привели их в 45 год, что означает лишь то, что они были нежизнеспособными. Быть великими за счет других — эта идея всегда выглядит клиникой.

Тем не менее, вариант мирного перехода от либеральной модели с использованием либеральных инструментов вполне реален. И только в либеральной модели возможно создание системной политической силы, способной на такой переход. И это уже не стратегия чуда, а вполне системная и рационально считываемая задача. Небыстрая — но вероятность ее гораздо выше любых военно-революционных процессов. Хотя повторюсь — я не исключаю ситуации, когда революция и война станут неизбежными — путинский режим не будет добровольно уходить, и ввергнуть страну в гражданскую войну он вполне способен и без колебаний пойдет на нее ради спасения награбленного. В конце концов, Украина — прекрасный пример, на что могут пойти воры и преступники ради сохранения украденого у народа.

Естественно, нацистская идея «Россия юбер аллес», если она возобладает, конечно же, приведет к той же самой катастрофе, которая наступила и для Германии — быть великим за чужой счет не получится. Но идея национального возрождения с опорой на внутренние источники и для своего собственного населения выглядит вполне продуктивной. «Чужого не надо, свое не отдадим» — более русская идея, чем любая другая.

Таким образом, если очень рамочно, то можно сказать следующее: либеральная оппозиция — это зло, но путинский режим — зло абсолютное. Выбор между ними и двумя путями развития страны очевиден. Это означает, что при всей брезгливости (и это не фигура речи) к либеральным идеям и их олицетворяющих персонажам сугубо тактически против путинского режима и до его крушения с ними можно и нужно контактировать, общаться, искать общие точки и взаимодействовать. Но только в этом и только до момента крушения нынешнего режима. После — нет.

При этом нужно приветствовать установление в постпутинской России именно либерального режима, полагая его злом, но отдавая себе отчет в том, что это зло может быть побеждено уже мирным путем — или по крайней мере, некатастрофическим. И бороться с либеральным режимом в рамках системы, ставя перед собой цель и задачу строительства национального суверенного и ориентированного на внутреннее развитие государства. И да — на этом пути вполне возможна даже война с Западом. Но это будет уже не война за миллиарды Ротенберга и яхты Сечина, мотивация ее будет принципиально иной.

Автор — Анатолий Несмиян

Из комментариев автора:

  • Быть либеральными режимами могут позволить себе только сильные страны с четкой национальной политикой. У слабых либерализм превращается в одну из форм «‑кратии» — охлократии к примеру. Россия сегодня слаба и нежизнеспособна. Она не сможет обеспечить либеральные ценности даже теоретически. Здесь и кроется ложь нынешних либералов — все должно быть вовремя. Для их ценностей время не пришло и еще долго не придет.
  • Я не вижу ничего революционного в том, что говорю. Нормальные подходы всегда выглядят одинаково — есть приоритетные задачи, есть перспективные. Ликвидация путинского режима при всех прочих вводных — задача для выживания страны приоритетнейшая. Просто потому, что есть Путин — нет России. Поэтому все, у кого инстинкт самосохранения еще имеется, должны взаимодействовать в этом вопросе. Ну, а дальше — да, придется расходиться. Это нормально.

Кризис в России: прогнозы , , ,

  1. zengarden
    27.02.2017 at 19:19 | #1

    Наглядная иллюстрация «аксиомы Эскобара»: при безальтернативном выборе из двух противоположных сущностей обе будут являть собой исключительную ерунду (в оригинале звучало как «шо то х%йня, шо это х%йня»).
    Нет никакого желания выбирать между сортами дерьма, но так или иначе одно из них случится (в России постоянный «shit happens»). Нужна альтернатива, но её что-то не видно…

  1. Нет трекбеков.