Выход из ТТП не спасет Америку

ТТП - Транстихоокеанское партнерствоТорговые соглашения в течение нескольких лет занимали центральное место в американской политике. Идея о том, что пересмотр торговых соглашений «вновь сделает Америку великой» за счет значительного увеличения количества рабочих мест и экономического роста внутри страны, способствовала приходу Дональда Трампа в Белый дом.

В более широком смысле представление о том, что заключенные в прошлом соглашения нанесли ущерб американскому среднему классу и что Транстихоокеанское партнерство (Trans-Pacific Partnership) причинит еще больший ущерб, сегодня поддерживается многими представителями обеих главных политических партий Соединенных Штатов.

Как заметил однажды сенатор Даниэл Мойнихэн (Daniel Patrick Moynihan), участники политических дебатов обладают правом иметь собственное мнение, но не собственные факты. На самом деле воздействие торговли и глобализации на доходы является спорным вопросом, и оно может быть существенным. Однако абсурдной является идея о том, что торговые соглашения Соединенных Штатов предыдущего поколения привели к значительному обеднению страны.

Предстоит провести дебаты по вопросу о воздействии глобализации на доходы среднего класса и неравенство. Растущий импорт привел к перемещению рабочих мест. Компании получили возможность ужесточать условия договоров с рабочими, особенно в тех секторах, где нет профсоюзов, и для этого использовалась угроза того, что их рабочие места могут быть переведены в другое место. Формирование глобальных цепочек поставок изменило структуру производства в Соединенных Штатах.

По моему мнению, это влияние значительно меньше, чем воздействие технологического прогресса. Подобная оценка основана на результатах разнообразных исследований, на опыте сверхконкурентной Германии, а также на данных относительно того, что пропорция американских рабочих в производственной сфере постоянно снижается на протяжении последних 75 лет. При этом я признаю: глобальные тренды и новые исследования показывают, что воздействие торговли на величину доходов сегодня значительно более заметно, чем десять лет назад.

Однако оценка воздействия торговли на доходы сильно отличается от оценки торговых соглашений. Нельзя сказать, что такие многосторонние торговые сделки как Североамериканское соглашение о свободной торговле (NAFTA) имеют значимое воздействие на доходы и рабочие места в Америке, и объясняется это просто: американский рынок почти полностью стал открытым 40 лет назад, то есть еще до заключения каких-либо считающихся спорными соглашений.

Так, например, американские тарифы на мексиканские товары, в среднем, составляли около 4% до вступления в силу соглашения NAFTA. Китай имел то, что называется торговый статус «наиболее благоприятствуемой нации» в отношениях с Соединенными Штатами еще до своего вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО) и получил такой же статус, как другие страны. До заключения Соглашения о свободной торговле с Кореей (Korea Free Trade Agreement) американские тарифы в отношении корейских товаров были, в среднем, ничтожно малы — 2,8%.

Отсутствие воздействия торговых соглашений на конкуренцию в области импорта становится очевидным, если послушать главные аргументы против подобных соглашений. Они редко — если вообще это когда-нибудь происходит — принимают форму утверждений о том, что мы неоправданным образом снижаем американские торговые барьеры. Их противники, скорее, говорят о том, что в отношении различных стран следует выдвигать различные требования во время переговоров — по таким вопросам как интеллектуальная собственность, трудовые стандарты, разрешение споров или манипуляции с обменными курсами. Я сочувственно отношусь к критике Транстихоокеанского партнерства, но даже в том случае, если все его критики оказались бы правыми, это не стало бы оправданием для вывода о том, что данная сделка увеличит те вызовы, с которыми сталкивается американский средний класс.

Причина увеличения импорта в Соединенные Штаты не связана со снижением торговых барьеров. Скорее, она состоит в том, что развивающиеся рынки, на самом деле, развиваются. Они увеличивают свой экономический потенциал в результате успешных экономических реформ и увеличения глобальной интеграции. Подобные развитие происходило бы как при наличии торговых пактов, заключенных Соединенными Штатами, так и при их отсутствии, хотя подобные соглашения обычно являются стимулом к проведению реформ. Поскольку Соединенные Штаты на самом деле очень мало делают для сокращения барьеров в наших соглашениях, то стимулы к проведению реформ являются наиболее ценным содержанием в них для влиятельных иностранных политиков — наряду с политическими связями с Соединенными Штатами.

Истина, которая часто отрицается обеими сторонами в этих дебатах, состоит в том, что такие дополнительные соглашения как Транстихоокеанское партнерство, в целом, не имеют большого значения для судьбы среднего класса. Настоящий стратегический выбор, с которым сталкиваются американцы, состоит в следующем — является ли целью проводимой политики обеспечение роста и процветания экономики остального мира. А еще его можно сформулировать так — хотят ли Соединенные Штаты защитить остальной мир от угрозы, возникающей в результате замедления глобального роста и создания барьеров для товаров и людей?

Если именно так воспринимать существующий вызов, то решение представляется очевидным. Стратегия возвращения к протекционизму прошлого и попыткам сдержать рост других наций является несостоятельной и может привести к направленной вниз спирали в глобальной экономике. Правильный подход состоит в поддержании открытости при одновременном поиске путей для оказания помощи тем рабочим внутри страны, которые оказались не у дел в результате технического прогресса, торговли и других вызовов.

Автор — Лоуренс Саммерс, «университетский профессор» (Charles W Eliot university professor) Гарвардского университета. Ранее он возглавлял Министерство финансов США. Перевод ИноСМИ

Мировой кризис: последствия и перспективы , , , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.