Катастрофы можно избежать

Make America Great Britain AgainВ последнем номере The New York Review of Books британский историк Тимоти Гартон Эш пишет, что, если бы его криогенным образом усыпили в 2005 году и разбудили в 2017-м, он бы умер от шока — так, до неузнаваемости, изменилась за эти годы процветающая Европа. Это конец Европы-после-стены (Берлинской), завершение исторического периода postwall, когда-то пришедшего на смену Европе послевоенной — postwar.

Да и в самом деле, с момента, когда, стоя у Бранденбургских ворот в Берлине, Рональд Рейган дистанционно обратился к советскому лидеру: «Господин Горбачев, разрушьте стену!», прошло почти 30 лет. И новый невидимый занавес начал опускаться в разных частях западного мира, а чрезмерное внимание стало уделяться другой стене — кремлевской. Но, во-первых, так ли уж все трагично, и во-вторых, что, собственно, такого уж сверхъестественно нового в этой «беспрецедентной» волне правого-левого популизма?

Вот цитата из речи политика:

«Не бойтесь изоляции. Время от времени тот или иной дурак заявляет, что наша страна изолирована. Ну что же, господа, нужно выбирать! Либо самостоятельная политика, и тогда нашей стране придется пережить более или менее короткие периоды изоляции или того, что так называют. Либо связанность, безнадежная подчиненность, — и тогда вы потеряете вашу автономию… Чтобы быть готовым к любым событиям, необходимо обладать армией, флотом, авиацией».

Кто это сказал? У кого союзник — армия и флот? Ах, у Александра Третьего, говорите… Кто считает, что соседние страны теряют суверенитет и обретают внешнее управление, кто полагает, что изоляция — это хорошо, это импортозамещение, мы сами себя кормим, опираемся на собственные силы, движемся в сторону четвертой промышленной революции, организуя шарашки на деньги государственных олигархов? Трамп? Ле Пен? Ким Ир Сен? Кто-то из «Единой России», «Национального фронта», «Альтернативы для Германии»? Это — Бенито Муссолини, 1924 год. Я только заменил «Италию» «нашей страной» и «аэропланы» — «авиацией».

Таких цитат, таких текстуальных и семантических совпадений можно набрать сколько угодно, только параллели будут обидными и ошеломляюще пикантными. Плагиаторы, шумящие на российских ток-шоу, даже не подозревают, что они плагиаторы — всемирная библиотека мирового популизма велика, но забыта.

Коллега из Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий Травин заметил: средний американец был недоволен элитами, поэтому он проголосовал за Трампа, но покажите нам среднего американца, европейца, россиянина, который был бы доволен своей национальной элитой, не считал бы ее незаслуженно богатой, самодостаточной, не делящейся с «народом» своим богатством. Что здесь, собственно, нового?

В день инаугурации Трамп произнес несколько риторически, не побоюсь этого слова, блестящих пассажей: например, о том, что отныне власть переходит отсюда, из Вашингтона, к вам, простым американцам. Да, можно говорить о напыщенной безвкусице этой формулы, но она войдет в историю риторического искусства США и американского спичрайтинга, неизменно полного пафоса, апелляций к господу, ритмического блеска (зато никто не засыпает, как во время наших партхозактивов с начальством, у которого все цифры неизменно растут, даже если падают).

Но главное не в этом, а в том, что это — ложь. Грубая и в лицо. Сказанная отнюдь не прокаленным солнцем среднего Запада фермером или пролетарием, измученным «Джек Дэниэлсом», а миллиардером.

Ни из какого Вашингтона никакая власть никакому народу не перейдет. А самому радетелю за простых американцев предстоят тяжкие годы борьбы с собственной администрацией, собственной партией, собственным народом, Европой, которая все закатывается со времен Шпенглера, да так никак и не закатится, с НАТО, которое ой как устарело, да все никак не устареет окончательно, с Китаем, пытающимся заполнить нишу мирового рационального лидера, пока западный мир слегка сходит с ума со своими ультраправыми крикунами, с Россией, которая играет в жмурки со всем миром, надев себе на голову «пакет Яровой».

В сети уже появилась майка с характерной многозначащей надписью, которую можно трактовать самым вольным образом: Make America Great Britain Again — «Снова сделаем Америку Великобританией». Трамп может отправляться на свою первую встречу с иностранным лидером — английским премьером Терезой Мэй — в качестве посмешища.

Возможно, мир-после-стены и разваливается на глазах, но это не значит, что катастрофа неизбежна.

Трамп, Орбан, Дуда и ряд наступающих им на пятки товарищей действительно напугали весь остальной мир, который принято считать цивилизованным, однако ничего фатального пока не случилось. В прошлом, на таком же витке восхождения ультраправого и ультралевого популизма, случались мировые войны. Но после этого был создан мощный ценностный и институциональный каркас. Теперь есть консенсус единого Запада, у которого осталась и единая оборонная скрепа. 2017-й — не 1933-й год, и не 1939-й.

Самый часто задаваемый вопрос последних дней: если западный мир становится столь дружелюбным по отношению к России, что делать с важнейшей консолидационно-мобилизационной основой нынешнего политического режима — концепцией осажденной крепости? Как сплачивать ряды, если внешний враг исчезает на глазах?

Во-первых, враг, хотя и поминутно сверяется с твиттером Трампа, все-таки еще топчется у ворот, и общее настроение, взятое напрокат сегодняшней пропагандой из песни Александра Галича «О том, как Клим Петрович выступал на митинге в защиту мира», никуда не делось: «Израильская, — говорю, — военщина, известна всему свету! Как мать, — говорю, — и как женщина требую их к ответу!»

Во-вторых, что там будет твориться в голове у Трампа спустя не то что год — минуту, не предскажет ни один кремлевский спиритолог, даже если он вступит в контакт со всеми замурованными в кремлевскую стену духами.

Так что в 2018 год придется входить в лучшем случае с более или менее дружественно настроенными президентом США и главой Французской республики, что радикально не меняет общую ситуацию.

В-третьих, вопреки предупреждениям вице-премьера Игоря Шувалова и в полном соответствии с руководящими указаниями президента, выраженными в его энергичной фразе «Фиг вам!», никакие санкции и контрсанкции в 2017 году отменены не будут. И Россия продолжит битву за выход на мировые рынки бахчевых культур и овощей открытого грунта.

В-четвертых, отношения с политическими лидерами того типа, к которым мы привыкли у себя в России за последние 17 лет, не всегда заканчиваются взаимным притяжением.

С той же Польшей, которую «путинизируют» Ярослав Качиньский с Анджеем Дудой, все напряжено сейчас гораздо сильнее, чем во времена либералов Бронислава Коморовского и Дональда Туска.

В-пятых, перед выборами понадобится любой внешний враг, будь он хоть австралийским шпионом или антарктическим хакером. Но осажденная крепость богата не только внешними, но внутренними врагами. Если внешний враг отойдет на время по какой-либо нужде, можно для разнообразия переключить внимание населения на «пятую колонну» и «национал-предателей».

Андрей Колесников, Газета.ру

Кризис в России: прогнозы, Мировой кризис: последствия и перспективы , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.