«Газпром» выпихивают из Европы

Глава «Газпрома» Алексей Миллер«Газпром» в 2016 году обновил рекорды по объемам поставок в Европу. В 2017 году российский холдинг столкнется с серьезным противодействием со стороны политиков Евросоюза, но все равно удержит около трети европейского рынка. Впрочем, есть еще одна угроза, которая может встать перед российской компанией, — возможные поставки сжиженного газа из США.

Для «Газпрома» 2016 год в отношении зарубежных поставок можно назвать более чем успешным. В конце года компания подряд поставила несколько рекордов по экспорту в дальнее зарубежье, дойдя до 614,5 млн кубометров в сутки. Как говорил глава «Газпрома» Алексей Миллер, такого не было ни во времена Советского Союза, ни в постсоветский период.

Общегодовые поставки «Газпрома» в дальнее зарубежье, по словам Миллера, должны составить около 180 млрд кубометров, что также является абсолютным максимумом. Ранее компания планировала экспортировать в Европу 166–170 млрд кубов.

Для сравнения: в 2015 году, по данным «Газпром-экспорта», в страны дальнего зарубежья было поставлено 158,6 млрд кубометров, в 2010-м — 138,6 млрд кубов, в 2005-м — 154,3 млрд кубов, а в 2000 году — 130,3 млрд кубометров. Доля «Газпрома»

Миллер в декабре указывал, что в первую очередь потребление российского газа наращивала Германия. Также увеличивали закупки Великобритания, Франция, Италия, Польша и Греция.

В основном потребители наращивают объемы импорта из-за ожиданий холодной зимы, а также потому, что существует риск нарушения транзита российского газа через украинскую территорию. К отопительному сезону 2016–2017 годов Украина подошла с минимальными запасами в хранилищах — 14,5–14,7 млрд кубометров, а в начале января с наступлением морозов увеличила отбор газа из подземных хранилищ до 100 млн кубометров в сутки при общем объеме газа в украинских ПХГ на 4 января 2017 года — 11,8 млрд кубов.

«В 2016 году «Газпром» занимал на рынке ЕС рекордную долю — 32–33%, — комментирует замглавы Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач. — И если тенденция сохранится, то в следующем году доля как минимум останется такой же».

Завсектором экономического департамента Института энергетики и финансов Сергей Агибалов отмечает, что если по объемам «Газпром» действительно ставит рекорды, то финансовым показателям до максимумов далеко. По словам эксперта, наиболее удачным для «Газпрома» был 2008 год, когда монополия выручила от своих экспортных поставок (речь идет об общем экспорте, не только в дальнее зарубежье) $69,1 млрд.

«По итогам 2016 года выручка компании может оказаться ниже примерно на 55% от показателей 2008 года», — предупреждает Агибалов.

Связано это с падением цен на нефть, так как цена долгосрочных контрактов «Газпрома» привязана к цене на нефть с лагом в 6–9 месяцев.

По словам Гривача, в начале 2016 года стоимость 1 тыс. кубометров российского газа для европейских контрагентов в среднем составляла около $200. К лету она вслед за нефтяными котировками пошла вниз и опустилась до $150–160. Но к концу года цена восстановилась до примерно $180.

В начале 2017 года, по оценкам замглавы ФНЭБ, поставки «Газпрома» вновь подорожают до $200 за 1 тыс. кубов, а дальнейшее изменение цен на топливо будет зависеть от поведения цен на нефть.

Глава совета директоров инжиниринговой компании «2К» Иван Андриевский на первое полугодие 2017 года дает ценовой прогноз в $200–210 за 1 тыс. кубов.

Но основные риски связаны не столько с ростом цен на газ, сколько с политическими настроениями в Европе. Несмотря на рекордные закупки голубого топлива из России, ЕС продолжает декларировать снижение зависимости от энергопоставок из России.

Живые трубы

Намерение Европы снизить газовую зависимость от России хорошо видно на примере противостояния по вопросу проекта газопровода «Северный поток – 2» (труба мощностью 55 млрд кубов, которая должна пройти через Балтийское море до Германии, параллельно уже действующему «Северному потоку», чья мощность также составляет 55 млрд кубометров).

Ряд стран Евросоюза в 2016 году дважды обращались в Еврокомиссию с требованием запретить проект как усиливающий доминирующие позиции «Газпрома» и несущий угрозу европейской энергобезопасности. Кроме того, противники «Северного потока – 2» полагают, что он нарушает нормы Третьего энергетического пакета ЕС, который, в частности, запрещает одной и той же компании заниматься поставками и транспортировкой газа.

«Тем не менее «Северный поток – 2» имеет очень неплохие перспективы, — полагает Иван Андриевский. — Демонтаж украинской газотранспортной системы — это только вопрос времени».

«Северный поток – 2» задумывался именно для того, чтобы исключить Украину из цепочки поставок российского газа. Ранее Россия неоднократно заявляла, что не собирается продлевать транзитный договор с Украиной, истекающий с началом 2020 года. Правда, при этом Москва параллельно говорила, что транзит может быть продолжен, но лишь в том случае, если Киев предложит выгодные условия.

Даже если Украине удастся удержать российский транзит, уладив противоречия с Россией, то изношенность газотранспортной системы в любом случае не позволит дать гарантий по безопасности и непрерывности газовых поставок через украинскую территорию в Европу, отмечает Андриевский.

«В ЕС это понимают, поэтому, даже несмотря на сложные отношения с Россией, в отношении газового сотрудничества верх берут не политические, а практические составляющие, — отмечает эксперт. — Об этом, например, говорит расширенный допуск «Газпрома» к мощностям газопровода OPAL (сухопутное продолжение первого «Северного потока») в обход Третьего энергопакета. Поэтому не исключено, что «Северный поток – 2» все же получит необходимую поддержку в Европе».

Впрочем, решение Еврокомиссии о предоставлении «Газпрому» доступа к дополнительным мощностям OPAL в конце декабря было временно заблокировано Европейским судом по иску Польши. Окончательный вердикт по OPAL будет вынесен по разрешении спора.

Американская угроза

Еще одним риском для «Газпрома» в Европе являются поставки на европейский рынок сжиженного природного газа (СПГ) из Америки. В 2016 году Штаты отправили в Европу несколько танкеров с СПГ, и пока говорить о крупных объемах рано.

Сейчас на руку «Газпрому» играет ценовая конъюнктура — несмотря на то что сам по себе американский газ дешевле российского, затраты на сжижение, регазификацию и доставку нивелируют это конкурентное преимущество. Иван Андриевский полагает, что для американских производителей более интересными останутся рынки Азиатско-Тихоокеанского региона, где и конкуренция не так высока, и цены выше, и нет риска ценовых войн.

«Кроме того, принципы внешней политики США со сменой власти могут несколько измениться, — отмечает эксперт. — Как ожидается, отношения с внешними партнерами могут стать более рациональными и прагматичными. В итоге газовая экспансия в Европу уже станет рассматриваться с точки зрения экономической выгоды, а не реализации политических амбиций».

В 2017 году в связи с ценовой конъюнктурой поставки сжиженного газа в Европу из США, по мнению Андриевского, останутся незначительными. Но уже в 2018 году ситуация может измениться не в пользу российского поставщика.

Источник — Газета.ру

Новости кризиса: текущая ситуация в мире, Новости кризиса: текущая ситуация в России , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.