Chatham House: Экономическому лидерству США и Великобритании — конец

Россия и СШАЕсли Вашингтон и Лондон откажутся от своего лидерства, их место могут занять Россия и Китай

Со времени президента США Рональда Рейгана, премьер-министра Соединенного Королевства Маргарет Тэтчер страны по всему миру следовали экономическому примеру США и Великобритании, проводя приватизации, дерегуляции, открывая свои экономики иностранным рынкам и инвестициям, иными словами, следуя так называемой «англосаксонской модели». Сейчас однако, после Brexit и избрания Дональда Трампа, появляются признаки окончания англо-саксонского лидерства в глобальной экономике. В обозримом будущем ни Лондон, ни Вашингтон не будут больше возглавлять либерализацию своих регионов или других частей света, пишет Роберт Ниблетт в статье для Chantham House.

Автор отмечает, что избиратели США и Великобритании проявили сильный запрос на возвращение контроля над своими национальными экономиками. Для многих сторонников Трампа это означает отказ от либерально-экономического подхода к международной торговле и инвестициям, из-за которого, как им кажется, произошла стагнация роста средней заработной платы, а также обострение трудовой нестабильности.

В результате формируется платформа Трампа, который обещает наказать те американские фирмы, которые выводят рабочие места за рубеж с целью встраивания прежде всего в международную систему поставок. Вашингтон ограничит, если не сократит, экономическую интеграцию с Мексикой, а также готов отказаться или договориться о новых условиях Транстихоокеанского партнёрства, которое стало амбициозным начинанием администрации Обамы по углублению ценностей либерального рынка по всему Тихоокеанскому региону.

Голосование по Brexit стало более сложным сигналом. Так, опросы общественного мнения по-прежнему показывают, что граждане Великобритании все еще выступают за свободную торговлю и инвестиции. Членство же в едином рынке ЕС несло с собой обязательства, которые затрагивают вопросы национального суверенитета — в частности свободное передвижение рабочих между странами-членами блока. Многие граждане островного государства посчитали, что состоявшийся за последние несколько лет наплыв мигрантов привел к снижению оплаты труда и стал значительным бременем на социальных службах и жилье.

Однако, покинув ЕС, Великобритания больше не будет играть какой-либо роли в будущем либерализации единого рынка ЕС даже при том, что он является на сегодняшний день основным направлением для 45% британского экспорта. Осуществление планов создания Союза рынков капитала, устранения барьеров для торговли услугами, создания более открытых цифровых рынков будет происходить без Соединенного Королевства.

Британские и американские избиратели отвергли логическую эволюцию англосаксонской модели, которая прошла от уничтожения торговых барьеров на границах государств к решению проблем обилия нетарифных норм, которые ограничивают торговлю и инвестиции внутри стран. Национальные правительства обычно используют их для продвижения внутриполитических приоритетов, таких как повышение энергетической эффективности и обеспечения здоровья и безопасности потребителей, однако они также могут использовать их для защиты секторов своей экономики от внешней конкуренции.

Именно британский комиссар Евросоюза Лорд Кокфилд, назначенный Маргарет Тэтчер, помог спроектировать единый рынок, который уничтожил нетарифные барьеры ЕС. Для этого потребовалось ввести концепцию голосования квалифицированного большинства. Через 30 лет многие жители Великобритании с разочарованием относятся к идее, что регулирование может быть введено и против них большинством других стран-членов, независимо от того, идет ли это на пользу торговле страны или нет.

Избранный президент США Дональд Трамп также, по всей видимости, намерен вывести США из процесса формулирования общих правил для увеличения объемов торговли и инвестиций в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Вместо этого, Трамп будет сфокусирован на устранении внутренних экологических ограничений для американского бизнеса, а также послекризисных норм, которые, по его мнению, ограничивают экономический рост США.

Таким образом, очень мрачными в таких условиях кажутся перспективы Трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства. Сейчас очень мало поводов для законодателей США идти на компромисс в их нормативных стандартах в таких сложных секторах, как продовольственная безопасность, защита окружающей среды и лекарственные препараты.

В действительности, мы можем стать свидетелями периода обострения трансатлантической конкуренции в области нормативов. Помимо продолжающейся дискуссии относительно использования генно-модифицированной продукции в сельском хозяйстве, ЕС уже выступил против компаний США в отношении стандартов защиты данных и подходов к уходу от налогов. Трамп, стоит ожидать, займет воинственную позицию в ответ на эти шаги.

Для Великобритании такое развитие событие станет дилеммой. На фоне того, как Лондон рассматривает свои варианты после референдума в плане отношений с США, он может оказаться перед выбором идти на нормативное слияние с США или с ЕС.

Парадоксом автор считает то, что два локомотива либерального экономического порядка — США и Соединенное Королевство — готовы отступиться от углубления своей либеральной экономики в своих регионах, вместо этого, вернуться к эпохе более избирательных соглашений.

Возможно, такой шаг даст политикам и гражданам в обеих странах время приспособиться к нестабильности, вызванной прошлой либерализацией. Однако Вашингтон и Лондон отступают тогда, когда ВТО парализован, и когда страны-конкуренты могут использовать образовавшийся вакуум для продвижения собственных экономических моделей, таких как модели России и Китая.

Максим Исаев, REGNUM

Мировой кризис: последствия и перспективы , , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.