Игорь Бощенко, Анатолий Несмиян. Чего ждать от Путина?

Политические круги от выборов в США. Системная чистка «вертикали» или разборка с распоясавшимися не по чину? Бесцельное блуждание по болоту — между либерализмом и патриотизмом. Сбитый «прицел» внешней политики. Анатолий Несиян (El-Murid) о противостоянии консерваторов и глобалистов.

А.Несмиян. Послание. Две войны

В сегодняшнем послании Путин весьма скупо осветил идущие две войны, в которых Россия принимает участие (пусть и очень гибридное). Вопрос с Украиной, в общем-то, уже понятен и без освещения — предательство русских стало фактом после того, как в Одессе были сожжены люди, а результаты референдума 11 мая на Донбассе были попросту проигнорированы. Вместо спасения миллионов людей их бросили в кровавую кашу, предложив взамен нее «Минский процесс» с возвращением в объятия родной бандеровской Украины.

Вопрос с Сирией гораздо сложнее. Что мы там забыли — до сих пор неизвестно. Абстрактная «борьба с терроризмом» выглядит весьма сомнительной как по содержанию, так и по исполнению. Но и это не главное. Наши прикормленные и добровольные ультра-патриоты, чей патриотизм в основном выражается в смачных поцелуях начальственной задницы, обладают памятью гуппи: все, что было полчаса назад, забыто и не существует. Тем не менее, в 11 году тот же самый Путин, как говорится, «на голубом глазу», заявил буквально следующее:

«Почему-то складывается мнение, что у нас какие-то особые отношения с Сирией. Когда-то в советское время были какие-то особые отношения. Сейчас этого нет. Сейчас у Сирии, скорее, особые отношения с Францией. У нас нет там никаких особых интересов: ни военных баз, ни крупных проектов, ни наших капиталовложений многомиллиардных, которые мы должны были бы там защищать. Там ничего нет»

…Путин указал, что в данной ситуации не очень понятно, «что же там на самом деле происходит: кто конкретно, чего добиваются, какие цели перед собой ставят»…

РИА Новости

Это было в 2011. Путин в 2011 году «не очень понимал», что происходит в Сирии, и став снова в 2012 году президентом, для того, чтобы лучше понимать, разогнал аппарат военного советника в Сирии — аккурат в момент, когда боевики начали массированное наступление в Алеппо и Дамаске. До сих пор, кстати, их оттуда выкуривают.

Возникает вопрос — что изменилось с 2011 года? Появились крупные проекты? Многомиллиардные вложения? Что там появилось, что потребовалось вдруг защищать? Военные базы — так они и появились, чтобы было, откуда защищать. Это следствие, а не причина.

Говоря иначе — либо Путин врал в 11 году, задумывая свою очередную «многоходовку», либо он принимал решение в 15 году, понимая, что предыдущая политика полностью провалилась, и нужно исправлять хоть что-то.

Очевидно, что такая судорожная и невменяемая политика вызывает вопросы. На которые нужно отвечать. И за которую нужно отвечать. Послание Федеральному собранию — вполне подходящий формат для того, чтобы самокритично оценить предыдущие ошибки и просчеты и наметить новые пути и подходы. Но — не сложилось. Не дело диктатора обсуждать свои провалы и каяться в своих просчетах. Он — выше этого.

Кризис в России: прогнозы , , , , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.