Девальвация ливийского динара — новая война в стране

Кризис в ЛивииПравительство Ливии находится под давлением. С одной стороны, оно вынуждено девальвировать национальную валюту, присоединившись к другим нефтепроизводителям от Нигерии до Казахстан, с другой стороны, такое решение может стать причиной роста насилия внутри страны.

Весь прошлый год ливийский динар неуклонно ослабевал на черном рынке на фоне политических беспорядков, сорвавших восстановление добычи нефти. Динар побил рекордно низкий уровень по отношению к доллару на этой неделе, заявляют дилеры в Триполи. Официальный курс сейчас составляет 1,4 динара за доллар.

Валютный кризис подрывает усилия премьер-министра Фаез аль-Серая, направленные на то, чтобы объединить страну спустя пять лет конфликтов после свержения Муаммара Каддафи в 2011 г. Сейчас Ливия разделена между двумя враждующими «правительствами», соперничающими за контроль над крупнейшими месторождениями нефти в стране.

Чиновники из центробанка в Триполи присутствовали на совещаниях вместе с другими членами правительства ранее в этом месяце в Риме. Там они обсуждали возможную девальвацию динара и отмену или сокращение субсидий на топливо, отметил заместитель министра финансов Абу Бакр аль-Джафаль. Представители центробанка в восточной части Ливии (альтернативного правительства) также видят необходимость девальвации, чтобы свести на нет черный рынок.

«Девальвация обязательна. Мы могли бы предложить установление двух обменных курсов. Один для национального импорта, другой, более высокий, для бизнес-импортеров и личных переводов. Однако, если чиновники попытаются навязать свое решение на востоке, без последствий не обойдется», — отметил Али Джихани, чиновник из «восточной» администрации ЦБ, расположенной в Аль-Байде.

Хрупкая пятерка

В то время как спад нефтяных цен ударил по всем нефтепроизводителям, но за счет резкого снижения доходов и повышенного риска политических потрясений был нанесен двойной удар по наиболее уязвимым странам ОПЕК: Алжиру, Ираку, Ливии, Нигерии и Венесуэле. RBC Capital Markets Ltd. уже окрестил группу стран «хрупкой пятеркой».

В Нигерии черный рынок иностранной валюты рос быстро, так как обвал цен на нефть задушил приток долларов. Центробанк предпринял несколько попыток защитить найру, после того как она упала до рекордных отметок в 2014 г., в том числе было решено ужесточить контроль за движением капитала и ограничить возможности банков торговать иностранной валютой, а также ограничить валютную привязку, что отпугивало иностранные инвестиции и стимулировало дефицит долларов, которыми компании расплачивались за импортную продукцию.

По оценке Всемирного банка, инфляция в Ливии в этом году составит в среднем около 20%. Президентский совет в понедельник выделил 300 млн динаров на импорт продовольствия и реализации его по более справедливым ценам.

Ливийские чиновники были вынуждены задействовать валютные резервы, чтобы поддержать экономику страны. Кроме того, снизились доходы, что также ограничило доступ к твердой валюте. Это заставило обычных граждан и импортеров уйти на черный рынок, спрос на доллары превысил предложение, неформальный обменный курс поднялся.

В конечном счете Ливия должна нарастить добычу нефти, чтобы увеличить доходы и стабилизировать валюту. Добыча выросла в два раза до 600 тыс. баррелей в день начиная с сентября, когда Хафтар, генерал, который удерживает власть над нацией на востоке, захватил ключевые порты и прервал блокаду.

Национальная нефтяная корпорация заявляет, что уровень добычи может возрасти до 900 тыс. баррелей даже без крупных инвестиций, достаточно лишь укрепить нефтяную инфраструктуру. Однако это не принесет доходов, необходимых для удовлетворения текущих расходов, прибыли производства остаются довольно хрупкими при отсутствии прочного политического урегулирования.

Источник — Вести-Экономика

А.Несмиян. Ливийский гость. Россия влезет и в эту войну?

Анатолий НесмиянВ Москву прибыл генерал Халифа Хафтар — командующий ливийской армией. Проблема в том, что он поддерживает ливийский парламент, который противостоит признанному и назначенному ООН переходному правительству Ливии. В сущности, сейчас в Ливии продолжается вялотекущая гражданская война, совершенно неинтересная мировым СМИ, а потому как бы и не существующая.

Естественно, что помимо двух системных группировок в Ливии действуют и несистемные, причем одной из таких сил является Исламское государство. Одна часть ИГ — ливийцы, воевавшие в Сирии и вернувшиеся в Ливию, после чего основали суды исламской молодежи в Тобруке и сумевшие закрепиться в Сирте.

Сиртские ливийцы и стали основой другой части ливийского Исламского государства — так называемым вилайетом Барка. В значительной степени это представители сброшенных с высоких ступеней ливийской иерархии племен каддафа и варфалла, имевших серьезные преимущества при режиме Каддафи. В сущности, повторяется та же история, что и с суннитским меньшинством Ирака — деклассированные и полностью лишенные перспектив люди были вынуждены браться за оружие и становиться социальной базой ИГИЛ. Ровно та же ситуация сегодня в Ливии.

Повторяется все до мелочей — сирийской авантюре Путина предшествовали приезды в Москву иранского генерала Кассема Сулеймани, который убедил кремлевских мечтателей в потрясающих перспективах будущей войны в Сирии. Теперь в Москву приезжает Хефтар — и тоже не для того, чтобы справиться о здоровье Великого Руководителя. Речь наверняка пойдет минимум о поставках оружия и боеприпасов, а что там в максимуме — можно только догадываться.

Трудно сказать — полезет ли Путин еще и в Ливию. Поступки авантюриста прогнозам не поддаются — разве что сугубо медицинским. В конце концов, еще в конце лета 15 года мысль о том, что наши войска будут воевать в Сирии, отдавала шизофренией — и ничего, справились. Телевизор привычно взвыл — и поражение головного мозга из болезни стало нормой. У любого идиотизма всегда найдутся свои болельщики, завзято обсуждающие тему: «Эк мы им наваляли»

Новости кризиса: текущая ситуация в мире , , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.